Становление и судьбы идей по национальному вопросу в Казахстане (1917-1991 гг.): Исторический анализ

 

УДК 94 (574): 323.1 «1917/1991»                                           На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

Кыдыралина Жанна Уркинбаевна

 

 

 

 

СТАНОВЛЕНИЕ И СУДЬБЫ ИДЕЙ

 ПО НАЦИОНАЛЬНОМУ ВОПРОСУ В КАЗАХСТАНЕ

(1917-1991 гг.):

ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

 

 

Специальность 07.00.02 – Отечественная история (История Республики Казахстан)

 

 

 

 

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Республика Казахстан

Уральск, 2008

Работа выполнена на кафедре «Политические технологии»

Академии государственного управления

при Президенте Республики Казахстан

 

 

 

Научный консультант:

 

 

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Абжанов Х.М.

 

доктор исторических наук, профессор Аманжолова Д.А.

 

 

доктор исторических наук

Озганбайев О.

 

 

доктор исторических наук

Мухтарова Г.Д.

 

 

Ведущая организация:

Карагандинский государственный университет им. Е. Букетова

 

 

 

Защита диссертации состоится «29» ноября 2008 г. в 14.00  часов на заседании Объединенного Диссертационного совета ОД 14.61.26 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук по специальности 07.00.02 – Отечественная история (История Республики Казахстан) в Западно-Казахстанском государственном университете имени     М. Утемисова по адресу: 090000, г. Уральск, ул. Достық-Дружба, 162

 

         С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Западно-Казахстанского государственного университета имени М. Утемисова

 

 

         Автореферат разослан «1» октября 2008 г.

 

 

 

 

Ученый секретарь

Объединенного

Диссертационного совета,

доктор исторических наук,

профессор                                                                              Б.Г. Шинтимирова

 

 
 

 


         Введение

 

         Общая характеристика работы. В диссертации проведено исследование истории национального вопроса через призму общественной мысли, идейной борьбы и политической практики в советском Казахстане. Последовательное изложение соискателем документального материала выявляет эволюцию роста национального самосознания народа, а также различные формы недовольства населения национальной политикой тоталитарного режима. Автором прослеживается процесс формирования национальной идеи казахского народа, ее суть и преемственность на всех этапах советской истории. Уделяется внимание выявлению основных причин активизации, особенностей, форм и методов национальных движений в советский период. При изучении проблемы  выявлен и введен в научный оборот значительный массив не публиковавшихся ранее архивных материалов. Представленный исторический материал имеет актуальное современное звучание в контексте разработки национальной идеи, гражданской идентификации населения суверенного Казахстана, осмысления роли и места интеллигенции в общественно-политических процессах.

Актуальность темы исследования. Проблематика национального вопроса и национальной политики в СССР и после его распада, их результатов, последствий для народов Советского Союза остается востребованной в кругах ученых, а также среди политиков, общественности, за рубежом. Обращение к истокам идей независимости, национального самоопределения  является одним из важнейших направлений исторических исследований. Становление Казахстана как независимого и суверенного государства, сложные социально-политические проблемы, которые стоят перед страной на современном этапе, обусловливают необходимость изучения истории национального вопроса с новых теоретико-методологических позиций. Это определяется не только стремительно возросшим уровнем национального самосознания народа, но и сохранением комплекса социально-этнических противоречий в начале XXI  века, решение которых невозможно без осмысления исторического опыта. Исторический опыт теоретических и практических разработок органов государственной власти, политических партий, национальных лидеров и движений по национальному вопросу поучителен и полезен для поисков и выработки современных подходов в решении этнонациональных проблем.  

Исследование данной проблемы важно еще и потому, что в независимом Казахстане – полиэтническом государстве – проживают представители более 130 этносов и 45 конфессий, являющихся составной частью нашей национальной истории. Изучение опыта их взаимодействия необходимо для решения важнейшей государственной задачи – обеспечения внутриполитической стабильности и консолидации общества, межэтнического и межконфессионального согласия. Происходящие сегодня грандиозные реформы обращают взоры многих людей к наследию прошлого, поиску причин и предпосылок, явлений и тенденций, обусловивших социальные, экономические и политические изменения. Понять и осмыслить этот процесс тем более важно, что сегодня мы вновь находимся на переломном этапе истории, когда от настроения народа, всех слоев общества, направленности их сознательной активности во многом зависят судьбы идущих сейчас преобразований, поддержание и укрепление нашим обществом стабильности и продвижение его по пути прогресса.

         В последние годы изучение национальной проблематики продвинулось далеко вперед, но создание целостного исследования, где учитываются все стороны национальной идеологии, политики и практической деятельности, еще имеет перспективу. Историография национального вопроса, национальных движений, сложной идейно-политической борьбы отличается до сих пор явной неполнотой. Ее теоретико-методологическая база также недостаточно разработана.

         Цель исследования. Учитывая актуальность и недостаточную изученность избранной проблемы, ставится следующая цель исследования: комплексно,  с новых теоретико-методологических позиций дать исторический анализ решения национального вопроса сквозь призму общественной мысли, идейной борьбы и политической практики  в советский период в Казахстане.

         Задачи исследования. В соответствии с целью определены следующие задачи:

· осветить характерные черты и идейные основы этапов претворения национальной политики СССР в Казахстане и их отражения в общественной мысли;

· выявить характер и особенности идейной и политической борьбы по национальному вопросу на различных этапах исследуемого периода;

· представить ретроспективу борьбы казахского народа в разных ее формах за национальную и духовную независимость, осветить общую направленность процесса формирования  национальной идеи казахского народа и роста национального самосознания в условиях становления и укрепления тоталитарного режима;

· проанализировать динамику сопротивления национального духа тоталитарному режиму, способы его адаптации к модернизирующейся идеологии и политической практике большевиков, ответные реакции на вызовы и угрозы советской системы; 

·  проанализировать взгляды и представления лидеров национальной интеллигенции по основным вопросам форсированной модернизации в республике, раскрыть роль национальных элит как феномена советской государственности;

· проанализировать особенности  трактовки советской властью сущности и содержания национализма, эволюцию взглядов власти и общества на феномен национализма, его виды и проявления;

· обосновать перманентный характер политических репрессий тоталитарного режима, направленных на борьбу с «казахским национализмом»;

·  проанализировать методы борьбы советской власти с  инакомыслием и контроля за умонастроениями граждан;

· раскрыть механизмы вытеснения советским режимом традиций и обычаев из национально-культурной и религиозной жизни казахского общества;

· проанализировать динамику этноконфликтной ситуации между властью и обществом, выявить  различные формы выражения общественных взглядов и настроений, проявления недовольства национальной политикой партии и советского правительства в республике;

·  выявить основные причины активизации, характерные особенности, формы и методы национальных движений отдельных этнических диаспор Казахстана и казахской диаспоры за рубежом.

         Объектом исследования является исторический процесс становления и развития идей по национальному вопросу в советский период в Казахстане.

         Предметом исследования выступают идеи, концепции, взгляды как общества в целом,  организаций, движений, так и отдельных групп, прежде всего интеллигенции, по национальному вопросу в Казахстане в рассматриваемый период.

         Хронологические рамки исследования охватывают обширный  исторический период с 1917 по 1991 гг. Их периодизация в работе  выявляет  последовательно закономерности становления и роста национального самосознания народа, активизации национальных движений, формирования и развития национальной идеи. Условно периодизацию исследования можно разделить на следующие этапы:

         - 1917 - 1930-е гг. (первые десятилетия советской власти, довоенный период);

         - 1941 - 1955 гг. (годы Великой Отечественной войны и послевоенный период);

         - 1956 – 1964 гг. (этап относительной либерализации  советского режима);

         - 1965 – 1985 гг. (период застоя или позднего социализма);

         - 1985 – 1991 гг. (перестроечный период).

          Степень изученности проблемы. История национального вопроса и национальных отношений в многонациональном советском государстве, в том числе в общественно-политических взглядах и настроениях, изучается уже свыше девяти десятилетий. Историография проблемы делится на два крупных отрезка, характеризующиеся существенными различиями в методологии исследований: советский период и период независимости Казахстана. В первые годы советской власти национальный вопрос выдвигала не столько его недостаточная научная разработанность, сколько сам реальный процесс государственного строительства и коренных преобразований на национальных территориях. Этим объясняется интенсивный поиск национально-государственной модели, осуществляемый как большевистскими партийными лидерами, так и национальными деятелями на местах, нашедший отражение в их многочисленных статьях. Поэтому характерной чертой этого времени было то, что авторами работ в основном были представители советского руководства – те, кто непосредственно участвовал в процессе национально-государственного строительства. В этой связи работы данного периода одновременно являются и источниками. В  них, в частности, нашел отражение тот факт, что в кругу самих лидеров большевиков,  так и не появилось единого взгляда на этот процесс, не говоря уже о существовавшей идейной борьбе их с политическими оппонентами.

Работы национальных деятелей Казахстана Г. Сафарова, Т. Рыскулова, М. Шокая, О. Джандосова, С. Мендешева и др. показывали особенности осуществления национальной политики большевиков [1].  Следует отметить, что ряд работ имел идеологическую направленность, был ориентирован на конкретные цели. В 30-е – первой половине 50-х гг. ХХ в., в период идеологического наступления сталинизма, изучение теории и практики идейно-политической борьбы по национальному вопросу  было под негласным запретом.  Издававшиеся в тот период труды по национальной проблематике ограничивались рассмотрением роли Сталина и Ленина в разрешении национального вопроса [2]. Изыскательская работа исследователей в области национального вопроса носила односторонний характер критики любых оппонентов Сталина.

Смягчение внутриполитического курса после ХХ съезда КПСС оставило заметный след в национальной жизни СССР. В исторических трудах состоялся пересмотр не только оценок культа личности Сталина, но и итогов национальной политики в СССР. Появился массив работ, в которых много говорилось о ленинских принципах национально-государственного строительства. Однако в рамках идеологической цензуры взгляды на процесс национального развития были односторонними. Идейной базой работ по национальному вопросу послужили теоретические положения съездов партии. Не допускалось не только анализа, но и просто фиксации негативных моментов в практике национального строительства в СССР [3].    

Различные аспекты национального вопроса в социалистическом Казахстане  в 1960 - 1970-е гг. были затронуты в работах Г.А. Дахшлейгера, Н.С. Сарсенбаева, М.С. Бесбаева, С. Бейсембаева, А.Е. Ержанова, Н. Кийкбаева,   Н. Джандильдина и др. [4]. Общим недостатком данных работ является уход их авторов от исследований причин появления борьбы по национальному вопросу в России, непомерное восхваление заслуг В.И. Ленина.

 В период конца 1970-х – первой половины 1980-х гг., когда в исторической науке широкий размах получила маркистско-ленинская методология, исследования, относящиеся к интересуемой проблеме, ограничивались освещением распространения в Казахстане марксистских идей, организаторской роли партии большевиков в гражданской войне и в борьбе против иностранной интервенции [5].

Процесс обновления общественной жизни с середины 80-х гг. прошлого века открыл возможность выхода в свет трудов, в которых уровень объективности исследования проблем национальной политики заметно возрос.   В трудах Р.Б. Сулейменова, А.Е. Ержанова, А. Волкова, С. Зиманова, И. Рейтора, Т.А. Агдарбекова рассматривались проблемы национально-государственного строительства, культурных преобразований [6]. Отличительной чертой историографии эпохи перестройки является свободная трактовка известных исторических событий и преобладание критических взглядов на национальную политику власти [7]. Вместе с тем историография не была гарантирована от упрощенности, догматизма и попыток идеализации или, напротив, очернения действительности. 

         Только на рубеже 1980 - 1990-х гг. в историографии наметились принципиально новые взгляды на сложные перипетии национального вопроса в СССР. Это были попытки отхода от классовой парадигмы познания исторической действительности. В обществе предпринимались серьезные попытки объективного анализа событий прошлого, в частности истории идейно-политической борьбы по национальному вопросу. С начала 90-х гг. новейшая отечественная историография по исследуемой проблеме начала активно разрабатываться, пополняясь новыми работами М.К. Козыбаева, М. Сужикова, Р.Б. Абсаттарова и др. [8].  

         Обретение национального суверенитета республикой полностью раскрепостило научно-творческий потенциал отечественных исследователей. В результате усиленных научных поисков целой плеяды ученых-историков   стало возможным появление исследовательских трудов, посвященных Алашскому движению: Д.А. Аманжоловой [9], К.Н. Нурпеисова [10], М.О. Койгельдиева [11], М. Козыбаева, Т. Омарбекова, О. Озганбая и др. [12]. Следует отметить работы Р.К. Нурмагамбетовой,  систематизировавшей историографию Алашской проблемы [13].

Немаловажное значение для целостного восприятия процесса становления и  эволюции идей по национальному вопросу в Казахстане в указанный период, понимания специфики проведения большевиками репрессий как в отношении национально-демократической интеллигенции, так и в отношении советских и партийных кадров имеет персоналистика.  Монографии М. Кул-Мухаммеда [14], Т. Мансурова [15], Д. Камзабекулы [16], а также  диссертации А.К. Мамраевой, Ж.Б. Аширбековой, Р.С. Мажитова и др. [17], посвященных жизни и деятельности отдельных представителей казахской интеллигенции, способствуют восприятию политической ситуации, при которой осуществлялась национальная политика  большевиков. Заметным вкладом в историографию 1990-х гг. стала монография В.М. Устинова о Тураре Рыскулове [18]. 

Труды представителей  европейской и американской школы советологии М. Джиласа, Н. Верта, Г. Лебона, Р. Такера, Д. Хоскинга, А. Каппелера, Р. Пайпса, А. Беннигсена, Ш. Лемерсье-Келькежей [19], М.Б. Олкотт [20], Ш. Акинер [21] и др., появившиеся в 90-е годы, поднимали ряд проблем  национальной политики в СССР, которые ранее советские историки замалчивали.

 Историческому анализу формирования полиэтничного состава населения Казахстана, а также осмыслению феномена современных многонациональных обществ посвящены как ранние, так и новые работы Н.Е. Бекмахановой, М.Н. Сдыкова [22]. Следует отметить, что за годы Независимости в Казахстане в целом значительно расширилась тематика исследований, в т.ч. диссертационных, по национальной проблематике. Исследователи затрагивают в своих работах  различные аспекты национального вопроса и национальной политики, роль национальных движений и их лидеров. Вопросы социально-экономического, общественно-политического развития, культурной политики  Казахстана на различных этапах советской истории, роли национальной интеллигенции в освободительном движении, социальной практике и духовно-культурном развитии общества рассматривались в монографических исследованиях Б.Г. Аяганова, Б.К. Бримжарова, С.З. Баймагамбетова, докторских диссертациях Х.М. Абжанова, М.О. Койгельдиева, Л.Я. Гуревича З.О. Дүкенбаевой и др. [23]

Историко-политологический анализ в новом ракурсе на основе использования документальных источников истоков, хода осуществления и последствий «Малого Октября» в Казахстане проведен в докторской диссертации Е.С. Куандыка [24]. В кандидатской диссертации Н. Сейдина рассматриваются вопросы участия казахской интеллигенции в национально- государственном строительстве, в частности, определении национально-территориальных границ республики [25]. В последнее время подготовлено немало диссертационных исследований, в которых обобщается опыт национально-освободительных движений казахов и других тюркских народов, дается теоретическое обоснование тюркской идеи (тюркского единства). Речь идет о работах Т.З. Кайыркена [26], С. Шилдебая [27]. 

         К 90-летию Алашского движения появляется немало трудов и публикаций, отражающих роль национально-освободительных движений в истории казахского народа. Причем, особенно подробно освещаются биографии лидеров национального движения, в т.ч. алашской интеллигенции. Среди  таких работ следует отметить исследования К. Нурпеиса [28], М. Тәж-Мұрата, Д. Камзабекулы и др. [29]. Следует назвать и новые монографии Х.М. Абжанова [30], Г.М. Какеновой [31] о роли и месте национальной интеллигенции в освободительной борьбе казахского народа.

         Таким образом, краткое знакомство с историографией проблемы показало в целом необходимость комплексного научного исследования на новом теоретико-методологическом уровне истории национального вопроса в советский период. Отдельные грани вопроса недостаточно еще изучены и требуют дополнительного исследования, а в ряде случаев – объективного освещения.  

         Источниковой базой исследования стали опубликованные материалы и неопубликованные документы. К неопубликованным относятся обширные   материалы, выявленные в  25 фондах из 7 архивохранилищ Республики Казахстан и Российской Федерации. Это документы из фондов Архива Президента Республики Казахстан (АП РК), Центрального государственного архива Республики Казахстан (ЦГА РК), Специального государственного архива Комитета национальной безопасности Республики Казахстан (Спецгосархива КНБ РК), Государственного архива Акмолинской области (ГА АО), Государственного архива г. Астаны, Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ).

         Наиболее значительный документальный массив выявлен в фондах АП РК. Особо интересным с точки зрения обширности документальных источников является Ф. 708  (ЦК КП Казахстана). В фондах ЦК КП Казахстана находятся следующие разновидности источников, содержащие информацию по проблеме исследования: 1) информационные сводки отделов ЦК КП Казахстана; 2) докладные записки инспекторов ЦК о положении в регионах; 3) информационные материалы и отчеты областных партийных органов; 4) материалы обсуждений партийных и правительственных решений среди населения (информационные сводки, письма), 5) информационные записки о настроениях населения. Документированная фактография, сосредоточенная в делах фонда, воссоздает идеологическое руководство партии практически над всеми сферами жизни. Ценные документы и материалы, позволяющие представить трудности первой поры национально-государственного строительства, усиливавшиеся противоречия между «пришлыми» и местными национальными кадрами в партийной организации при решении вопросов социально-экономических, культурных преобразований, выявлены в Ф. 139 (Киробком РКП (б), Ф. 141 (Казахский Краевой комитет РКП (б). В отчетах по выполнению идеологических постановлений содержится богатый фактологический материал. С помощью этих документов воссоздается разнообразная палитра мнений и суждений по национальному вопросу в Казахстане.             

         В диссертации использованы обширные материалы из фондов ЦГА РК, в частности: Ф. 3 (ЦИК Киргкрая), Ф. 30 (СНК КАССР), Ф. 81 (Наркомпрос КАССР), Ф. 1692 (Наркомпрос КАССР), Ф. 1137 (Совет Министров КССР), Ф. 1711 (Уполномоченный Совета по делам религиозных культов при СНК КССР), Ф. 2079 (Уполномоченный Совета по делам религий при СМ КССР), Ф. 1890 (Министерство культуры КССР). В документах ЦГА РК изучены ранее недоступные материалы, касающиеся идеологических сфер: развития науки, образования, культуры, печати, религии, телевидения и радио и т.д. 

Среди фондов ЦГА РК также были изучены материалы о деятельности М. Шокая: микрофильмы (МФ) – копии документов «Архив Мустафы Чокая» из коллекции «Библиотеки на языках восточных цивилизаций» из архива Франции. В них имеются статьи М. Шокая, опубликованные на страницах «Яш Туркестан», вырезки из советских газет о положении в Туркестане с пометками и замечаниями на полях М. Шокая, переписка М. Шокая с другими лидерами национальных движений  в эмиграции и т.д.

         Значительный документальный материал диссертации основан также на  источниках Спецгосархива КНБ РК. Соискателем были изучены обширные Ф. 2 (Секретариат), Ф. 9 (Инспекция) с многотомными делами, включающими докладные записки спецоргана в ЦК КПК, спецсообщения в КГБ СССР об антисоветских высказываниях, националистических проявлениях, подпольных группах, обзоры об антисоветской деятельности казахских националистов и борьбе органов МГБ, КГБ с «антисоветским националистическим подпольем», о «враждебной деятельности» «Алаш Орды» и т.д. Также были привлечены отдельные обзорные материалы Спецбиблиотеки КНБ РК о проявлениях казахского национализма с 1917 по 1987 гг. Были изучены отдельные материалы региональных архивов Акмолинской области, касающиеся истории освоения целинных земель в Казахстане. 

         Отдельно необходимо выделить фонды российских архивов. В РГАСПИ диссертантом привлекались  документы фонда ЦК  РКП (б) (Ф. 17) периода 20-х годов, в которых содержатся материалы переписки с Туркестанским бюро, докладные записки, справки о работе  РКП (б) в сфере  национальной политики и борьбе с шовинизмом, о «группировках среди киргиз», о состоянии партийной и советской работы в Туркестане. Основная ценность этих источников состоит в том, что они детализируют ряд обстоятельств острой политической борьбы по национальному вопросу. В РГАНИ значительный интерес представляют документы ЦК КПСС, материалы его отделов, административных органов (Ф. 5), а также коллекция документов «по делу КПСС» (Ф. 89). Документы РГАНИ  позволяют  проанализировать особенности видения союзным Центром национальных проблем в СССР. 

         Опубликованные материалы, использованные в диссертации, можно систематизировать следующим образом:

         -  официальные документы КПСС, КП Казахстана, центральных и республиканских органов государственной власти – материалы  конференций, съездов, пленумов ЦК;

         -  документы, опубликованные в тематических сборниках; 

         - сборники статей, избранных произведений лидеров национальных движений;

         - труды казахстанских и зарубежных ученых по национальному вопросу (монографические исследования, научные статьи, докторские, кандидатские диссертации и др.);

         - мемуары участников событий исследуемого периода;  

         - материалы периодической печати;

         - статистические материалы, справочники, сборники, содержащие информацию о социально-экономической ситуации, партийной работе, об общественно-политических движениях, их программах и деятельности. 

         Используемые в качестве источников официальные документы КПСС, КП Казахстана, центральных и республиканских органов государственной власти – материалы  конференций, съездов, пленумов ЦК - явились объективным отражением изменений в национальной политике в связи  с переменами общественно-политического курса. В исследовании были привлечены труды государственных и политических деятелей Казахстана,  позволяющие выявить особенности их подходов к решению национального вопроса, отметить различия, являвшиеся основой для острых политических разногласий. Следующую группу источников образуют документы, опубликованные в тематических сборниках документов, а также сборники статей о мнениях и дискуссиях по национальному вопросу в 20-е гг., национальных политических партиях и движениях, движении Алаш, истории национально-государственного строительства, культурном строительстве в Казахстане. В качестве источников проблемы были проанализированы многочисленные труды казахстанских и зарубежных ученых по национальному вопросу. Огромное значение для разработки темы имели мемуары участников событий исследуемого периода, которые содержат интересный фактический материал, прежде не публиковались или были малодоступны – воспоминания  и труды З.В. Тогана, М. Шокая, Х. Оралтая. 

         Переводные издания зарубежных исследователей Г. Лебона, Э. Морена, Ш. Мийон-Дельсоля, М.Б. Олкотт, А.Б. Улама и др., использованные в работе, позволяют акцентировать внимание на выявленных зарубежной историографией сущностных сторонах природы советского тоталитарного режима.  Важный источник – материалы периодической печати, вышедшие в исследуемые годы.  В газетах и журналах советского периода отражалось дыхание исторического времени, ритм судьбоносных преобразований, накал политических страстей. В работе использовались также материалы справочников, статистических сборников, содержащие информацию о социально-экономической ситуации, партийной работе, об общественно-политических движениях, их программах и деятельности. 

Методология исследования. В работе использована совокупность современных методов исторического исследования: восхождение от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному, индукции и дедукции, синхронный и диахронный, проблемно-хронологический, ретроспективный, сравнительно-исторический, историко-системный, историко-типологический и статистический методы. В процессе работы с фактическим материалом использовались общенаучные методы анализа, законы диалектики, логики повествования, принципы историзма, объективности, сопоставления, критики источников. Общей теоретико-методологической посылкой при написании диссертации явились цивилизационный и формационный подходы в раскрытии проблемы. Предметно-смысловая и критическая обработка обширного документального материала позволила оценить не только причины и глубину социальных противоречий в обществе и особенности советской национальной политики, но и раскрыть влияние таких факторов, как ментальность общества, географические, национальные, религиозные традиции на стратегию и тактику всех субъектов политики в исследуемый период.

Научная новизна исследования, по мнению автора, видится в следующем:

·  впервые проведено комплексное исследование формирования и развития общественной мысли, идей по национальному вопросу в советском Казахстане как исторического явления; 

· впервые введен в научный оборот большой массив  источников из ранее закрытых фондов – писем, заявлений, докладных записок, сигналов, обзорных справок и т.д., позволивший  проследить динамику роста национального самосознания народа, а также различные формы проявления обществом недовольства национальной политикой тоталитарного режима;   

· применен ряд новых исследовательских методов при изучении конкретно-исторического материала: привлечение нестандартных источников, обобщение на основе фрагментарных свидетельств, что позволило показать   противоречия, динамику  в разрешении национального вопроса;

·  впервые введены в научный оборот документы из ранее закрытых архивных фондов о деятельности легальных, полулегальных и подпольных «националистических» организаций и групп в советском Казахстане, проанализированы состав их участников, методы и формы их деятельности;

·  впервые выявлены и изучены факторы активизации, формы и методы, мотивы, характер национальных (автономистских)  движений этнических диаспор в советском Казахстане;

·  на основе привлечения вновь открывшихся архивных источников впервые подробно изучены причины, предмет и содержание этнических конфликтов в советском Казахстане через призму взаимоотношений власти и этничности, выявлены характерные для того времени способы разрешения конфликтных ситуаций между властью и этносами;

·  приводятся новые документально подкрепленные аргументы, сведения и наблюдения, позволяющие уточнить и расширить научные представления о характере проявлений  этничности и национализма, выявить новые контексты данных феноменов;

·  впервые изучены механизмы вытеснения традиционных обрядов и обычаев, религиозных праздников  из национально-культурной жизни и   внедрения взамен их  новых, советских обрядов и традиций, коммунистических норм жизни и быта; обосновано, что новые советские обряды, ритуалы  умело использовались властью как одно из действенных средств борьбы с религиозными  чувствами;

·  изучены последствия игнорирования властью общественных настроений, ментальных особенностей населения, непродуманности политических решений властей по национальному вопросу. 

         Практическая значимость исследования заключается  в том, что оно, наряду с другими близкими по тематике работами, создает концептуальные и методологические основы для дальнейших научных изысканий по социально-политической истории Казахстана советского периода. Обобщенные автором материалы и сделанные выводы могут быть учтены органами государственной власти, политическими партиями, общественными объединениями в их практической деятельности и  определении концептуальных подходов в целях дальнейшего совершенствования этнополитики, укрепления толерантности и согласия в казахстанском обществе; в  разработке образовательных программ в вузах, системе подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных служащих, занятых в сфере внутренней политики, регулирования межэтнических и межконфессиональных отношений.

         Положения, выносимые на защиту. В результате исследования проблемы на защиту выносятся следующие положения.

· В своей многовековой и сложной исторической судьбе казахскому народу приходилось вести постоянную борьбу за сохранение себя как нации, свое этническое развитие, отстаивание национального достоинства, за независимость, за государственность. В основе этой борьбы лежит национальная идея независимости. Именно эта идея двигала и вдохновляла казахский народ в критические моменты истории, в т.ч. в период нахождения в составе советской империи, приблизила к нынешней независимости.   Несмотря на жестокие репрессии неистребимым и сильным, не угасающим был национальный дух народа.  

·  Казахская национальная элита в лице национально-демократической интеллигенции начала ХХ в. обеспечила формирование и  выдвижение национальной идеи. Она утверждала себя на политической арене как важная общественная сила, связующее звено между массами коренного населения и властью, играла в обществе значительную роль и была способна оказывать конструктивное влияние на общественное развитие страны. И в последующие времена денационализации, колонизации, имперского подавления национальной воли и духа у лучших представителей казахской интеллигенции присутствовала тяга к деколонизации национального самосознания, сохранялась верность казахской национальной идее, идее независимости.

·  Форсированная модернизация в СССР протекала параллельно с целенаправленной политикой размывания этнических черт и особенностей народов многонациональной страны. Сочетание этих двух факторов вызвало, в первую очередь, у национальной интеллигенции, озабоченность утратой национальной культуры и служило потенциалом для активизации национального движения. Как ответная реакция на вызовы и угрозы советской системы в обществе существовала латентная национальная оппозиция ей.

·  На различных этапах становления и укрепления тоталитарного режима в бывшем СССР, в т.ч. и в Казахстане, формы и методы сопротивления тоталитаризму различных слоев общества, в т.ч. и национальной интеллигенции, были разными. Они во многом зависели от того, какие методы и средства применял тоталитарный режим в осуществлении политики диктата и репрессий по отношению к народу и его духовному авангарду – национальной интеллигенции.   Если в 20-е гг. решение всех проблем национального развития осуществлялось в жесткой конкурентной борьбе, когда допускались открытые дискуссии, плюрализм взглядов, то в 30-е гг., с идеологическим наступлением сталинизма и репрессий, сопротивление тоталитарному режиму в Казахстане приобретает новые качественные особенности, переходит в духовную плоскость.

· Органы государственной безопасности отслеживали методы казахских националистов, что подтверждает анализ справок и докладных записок, агентурных данных, обзоров спецоргана. Такими методами после жесточайшего красного террора 1937 г. были интеллектуально-духовное сопротивление, скрытое, пассивное сопротивление, «внутренняя эмиграция». Новое поколение представителей казахской интеллигенции использовало фактор национального самосознания, обращения к исторической памяти народа, героическим и патриотическим деяниям предков и современников. 

· Политические репрессии тоталитарной системы носили перманентный характер. Сквозной нитью через все этапы советской истории проходит борьба режима с «националистическими проявлениями», «казахским национализмом». Центр в борьбе с местным национализмом в Казахстане задействовал традиционный наступательный метод мобилизации общества в противостоянии «феодально-байским пережиткам, клановости и жузовщине».

·  Многозначный, универсальный феномен национализма имеет свои особенности в той или иной национальной среде. Казахский национализм был ответной реакцией на колониальную политику советского имперского режима. Он имел оборонительный, защитный характер. В ходе анализа выявляются многогранные формы, контексты и смыслы национализма: инстинктивный, духовный, естественный и т.д.

· Общественная мысль, общественные взгляды и настроения как компоненты общественного сознания, обладающие известной изменчивостью и пластичностью, способны колебаться в широком диапазоне поддержки и отторжения преобразовательных усилий власти. По мере нарастания сложностей и проблем, связанных с созданием нового строя, ширились протестные мнения в отношении радикальной модернизации в духе большевизма. На определенных отрезках своего исторического существования советская власть более успешно и гибко реагировала на эти обстоятельства, на других – игнорировала. Когда диалог народа и власти исходил из учета особенностей массового сознания, он был более успешен. И наоборот, пренебрежение ментальными особенностями и настроениями населения нередко приводило к тяжелым и непредсказуемым последствиям для общества и государства. С точки зрения теории и технологий государственного управления, умения власти, опираясь на менталитет общества, не упускать из виду стратегические цели, проявляя в своей преобразовательной деятельности гибкость и адаптивность к меняющимся условиям, опыт советской истории  представляется чрезвычайно важным для современности. Некоторые особенности массового сознания и социального поведения не потеряли своего значения и сейчас, что должно учитываться в практической политике.

Апробация диссертации. Основные положения, результаты и выводы  исследования изложены в 5 авторских монографиях, учебном пособии, 38 научных статьях и выступлениях на международных и республиканских научно-практических конференциях, а также в ходе учебного процесса в Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан. Диссертационная работа была обсуждена на расширенных заседаниях кафедры «Политические технологии» Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан, кафедры «История Казахстана» Евразийского национального университета им. Л.Н. Гумилева, кафедры «История Республики Казахстан» Западно-Казахстанского государственного университета им. М. Утемисова и была рекомендована к защите.

         Структура диссертации состоит из введения, четырех разделов, заключения и списка использованных источников.

 

 

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

 

Во введении обосновываются актуальность и новизна избранной темы, определяются цель и задачи, хронологические рамки, объект и предмет исследования, раскрываются методологическая основа, источниковая база и историография проблемы, практическая значимость работы и ее апробация, указывается структура диссертации.

В первом разделе – «Теоретико-методологические основы изучения проблемы, историография и источники» - аргументированы  потребности исторической науки в обновлении методологии, терминологии исследования; изучены источники и историография проблемы.

         В параграфе 1.1 охарактеризованы наметившиеся в современной историографии тенденции распространения «новой истории»: истории «интеллекта, менталитета, дискурсов и семантики», к более широкому охвату тематики, использованию приемов и методов концептуального осмысления открывшегося нового фактологического материала, расширению междисциплинарных связей. В связи с первостепенным вниманием  интеллектуальной истории к человеку обоснована заметная роль  субъективного фактора в общественной практике. С изменением теоретико-методологических подходов меняются и подходы к терминологии. Автор уделяет внимание анализу сущности терминов «этничность», «идентичность»,   «этническая идентичность», «национальная политика», «национальное самосознание», «этнополитика», «национализм», выявляя их взаимосвязи и вместе с тем смысловые отличия.

         В параграфе 1.2 проведен анализ источников по проблеме. Определены группы источников, дан обзор характера информации, содержащейся в   многочисленных архивных фондах партийных, правоохранительных органов, КГБ, носивших секретный характер. В целом, все использованные материалы разнообразного жанрового характера, включая официальные документы, избранные произведения лидеров национальных движений, труды казахстанских и зарубежных ученых по национальному вопросу, мемуары участников событий исследуемого периода, материалы периодической печати, статистические материалы, справочники, сборники позволяют реконструировать картину формирования и развития общественной мысли по национальному вопросу в исследуемый период.

В параграфе 1.3 изучена историография проблемы. Определена периодизация советской историографии, характер изучения национальной проблематики. Выявлены историографические факты, внесшие вклад в решение проблемы. Рассмотрены работы современной отечественной, зарубежной историографии, отмечены тенденции современной науки.

Во втором разделе – «Национальный вопрос в идейно-политической борьбе,  общественных взглядах и настроениях  в 1917 – первой половине 1950-х гг.» - изучены сложные перипетии в осмыслении национального вопроса и реализации национальной политики. Острая полемика и столкновение взглядов между большевиками и казахскими национальными  лидерами происходили по всему спектру политических, социально-экономических и культурных аспектов национальной политики советского государства. Лидеры Алаш не приняли Октябрьскую революцию и большевистскую идею казахской государственности на советской основе. Вынужденные впоследствии признать советскую власть и приняв предложение большевиков о работе в советском аппарате, бывшие деятели «Алаш Орды» стремились придать советским органам власти национальное содержание, приблизить к интересам коренного населения.  

Понимая огромную важность привлечения национальных меньшинств на сторону Советской власти, большевики принимали меры к форсированию национально-государственного строительства. Они стремились управлять процессом национально-государственного строительства, чтобы сохранить территориальную целостность бывшей Российской империи,  сразу придали идее автономии жесткий классовый характер.  

 С преодолением трудностей проходил процесс собирания разрозненных в результате административно-территориальной практики царского колониализма казахских земель.  Представители казахской интеллигенции А. Букейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов, А. Беремжанов, М. Шокай, Ж. Акпаев, М. Тынышпаев, А. Ермеков, а позже С. Ходжанов, Т. Рыскулов, С. Мендешев, С. Сейфуллин, С. Асфендияров, С. Садвокасов и Н. Нурмаков вложили немало сил в отстаивании законных прав и интересов казахского народа в вопросах исконных казахских территорий и их границ, расширения прав автономии.

 Особое место в  идейно-политической жизни общества в 20-30-е гг. занимала борьба с «шовинистическим» и «националистическим» «уклонами». Сами национал-коммунисты отрицали наличие группировок. В докладе о положении дел на местах в Киргизской республике С. Садвокасов в декабре 1921 года проникновенно писал: «Что касается так называемого национализма в среде коммунистической партии в Киргизии, то я должен сказать, что это выдумка тех колонизаторов. Никаких националистов из киргиз-коммунистов нет. …Мы, болеющие душой за всякие ненормальности среди киргиз, не можем смотреть равнодушно, когда бессознательные и зловредные люди глумятся над этими киргизами. В конце концов, мы сделались коммунистами не из-за какой-нибудь карьеры, и не для того, чтобы равнодушно наблюдать, как погибнет этот киргизский народ. …Никакая партия, а тем более, коммунистическая, не заставит своих членов, чтобы они ненавидели свою нацию. Ни в какой марксистской литературе не сказано, что через трупы угнетенных наций рабочий класс цивилизованных народов достигнет царства коммунизма» [32].

Завершение ко второй половине 20-х гг. в целом процесса национально-государственного строительства не снимало полностью противоречий между Центром и местными элитами. Особенно отчетливо и ярко они выступили на поверхность на состоявшемся в Москве 12 и 14 ноября 1926 года совещании национальных работников, членов ВЦИК и ЦИК СССР, созванном по инициативе Отдела национальностей при Президиуме ВЦИК и заместителя председателя СНК РСФСР Т. Рыскулова.  В центре внимания участников совещания были вопросы конституционно-правового порядка, о взаимоотношениях РСФСР с входящими в ее состав национальными республиками и областями. Собравшиеся, в основном руководители автономий, высказывали претензии в адрес Центра, усматривая в его действиях зажим полномочий местных органов законодательной и исполнительной власти [33, с. 249]. Известно, что результаты совещания вызвали значительный резонанс в высших структурах партийно-государственной власти страны. Большой ажиотаж они вызвали и в Казахской АССР. На республиканском уровне состоялась аналогичное совещание по этому поводу. По установке Центра партийно-государственные руководители республики жестко осудили идейных  оппонентов, своих казахстанских коллег и представителей других национальных республик, выступавших на совещании националов в Москве.   Материалы бурной и горячей полемики о возможностях урегулирования принципов взаимоотношений между федеральным Центром и национальными республиками еще раз доказывают, что по своей природе большевизм не допускал никакой возможности разделения власти с какими-либо оппонентами, исключал любой идеологический плюрализм, был жестко ориентирован на политическую диктатуру. Несмотря на внешне федеративный принцип устройства, советское государство было по сути централизованным, унитарным, что предполагало тотальный контроль Центра над периферийными образованиями.

         Советская власть при проведении ряда политических и хозяйственных мер определяла классовый  подход к казахскому обществу.  Однако в течение 20 - 30-х гг. среди местных коммунистов имелись разногласия по поводу расслоения традиционного казахского общества. «Байские эксплуататоры» и «казахская масса угнетенных трудящихся» - так определялись советской властью два вида классов традиционного казахского общества. Местная интеллигенция, считавшая, что «в казахском обществе не существует классов» или «нужно стремиться к особенной форме социализма, подходящего казахскому обществу», становилась объектом репрессий. Часть же ее была вынуждена смириться с поражением в дискуссии.

          В особенности расхождение взглядов в местной партийной организации касалось вопроса о  темпах оседания и коллективизации. В местной парторганизации сформировалось «правое» течение, которое критиковало методы первого секретаря крайкома Голощекина при проведении переустройства казахского хозяйства, требовало более медленного, осторожного перехода к социализму в национальных окраинах. С другой стороны, существовало «левое» течение, которое требовало немедленной конфискации имущества баев ради интересов международного пролетариата. Их разногласия подошли к пику в 1932 году, когда наступивший голод охватил многие районы Казахстана [34, с. 321, 322].

         Партия  не  прислушивалась к голосу национал-коммунистов, неуклонно продолжала «твердую линию» социально-экономических преобразований,  рапортуя об «успехах» и «правильности» кампании, а те, кто говорил об истинном положении, обвинялись в  национализме и «группировщине». Ф.И. Голощекин называл С. Садвокасова руководителем «демократически-буржуазного уклона» в партии: «Садвакасов – это собирательное имя, это садвокасовщина с целой плеядой… Садвакасовщина – это советский аппарат, вырывающийся из-под партийного влияния… Садвакасовщина – это национальный вопрос, который хочет господствовать над диктатурой пролетариата» [35].

         Представители казахской интеллигенции выступали против форсирования процесса переселения в Казахстан большого количества хозяйств из других районов Союза. Казахских националов обвиняли в национализме за то, что они «стоят за землеустройство в первую очередь только коренного населения» Казахстана. Однако С. Садвокасов включал в «коренное население» не только казахов, но и всех «переселенцев-старожилов». Он писал: «Ни один благоразумный национал, а тем более, коммунист, стоящий не на словах, а на деле на советской платформе и придерживающийся принципов Компартии, не выкинет и не выкидывал лозунга «Казахстан для казахов». Садвокасов  подчеркивал, что «основным в земельной политике было окончательно землеустроить коренное население, временно прекратить колонизацию. …  Он отмечал, что «конкретная задача   теперь в области земельной политики на национальных окраинах заключается в окончательном землеустройстве коренного населения, включая сюда и переселенцев-старожилов».  

На приведенном документальном материале показывается, что  высказывавшиеся представителями казахской интеллигенции предостережения о недопустимости форсирования темпов социалистических преобразований в ауле не были беспочвенными. Осуществленные в годы коллективизации насильственное оседание скотоводов-кочевников и полукочевников, конфискация хозяйств имели для казахов трагические  последствия.   Огромный урон численности казахского населения был нанесен откочевками.   Массовыми откочевками выражался всеобщий протест казахского населения политикой советской власти в ауле. Представители казахской интеллигенции били тревогу, писали письма  на имя руководителей страны и республики. Таких писем насчитывается десяток тысяч. Особенно впечатляют письмо «пятерых» (группы казахской интеллигенции: Г. Мусрепова, М. Гатаулина, М. Даулеткалиева, Е. Алтынбекова, К. Куанышева, июль 1932 г.), письма председателя СНК КазАССР О. Исаева (август 1932 г.) и заместителя председателя СНК РСФСР Т. Рыскулова (1932-1933 гг.), которые содержат исчерпывающие сведения и дают возможность представить полную картину масштабов трагедии, постигшей республику в результате коллективизации.   

Острейшую полемику в 20 - 30-е годы вызывали вопросы реформы казахской письменности. Власть связывала переход на латинский алфавит  с процессами быстрых темпов ликвидации неграмотности, улучшения и удешевления типографской техники, введения пишущих машин на родном языке, и необходимостью культурного сближения «трудящихся масс восточных национальностей СССР и Запада». «Алфавитные революции» с переводом местных языков сначала на латинскую графику, а затем – на кириллицу служили целям радикальной трансформации базовых компонентов национального сознания. Особенно жаркие дискуссии по поводу смены алфавита развернулись на Первом Тюркологическом съезде в Баку, делегаты которого разделились на две группы, одна из которых отмечала, что арабская графика имеет важное значение для тюркских народов, другая считала необходимым срочно переходить на латиницу и отрицала значение арабской графики для тюркского мира.    

         Советской властью  осуществлялась масштабная политика искоренения традиционной культуры и духовного наследия казахского народа, глубокой переделки его сознания, навязывания сверху области культуры и традиционной  духовности идеологических моделей той системы. Представители казахской интеллигенции оказывали сопротивление линии тоталитарной системы в сфере литературы и искусства, многое сделали  в изучении и пропаганде национальной истории, культуры и традиций народа. В 1920 году А. Букейханов призывал молодежь, подверженную идеям «Алаш» и не замеченную прежде в открытых выступлениях против советской власти, вступать в партию большевиков, войти в доверие новой власти и посредством этого служить национальным интересам.   

          С началом Великой Отечественной войны привычные основы общественного сознания населения подверглись серьезному психологическому давлению, как со стороны противника, так и со стороны советских органов пропаганды. Война ярко продемонстрировала массовый героизм и единство народов СССР в борьбе против фашистской агрессии, приоритет общегражданских, патриотических ценностей в массовом сознании и культуре советского общества. В то же время она выявила и массовый коллаборационизм советских людей. В рядах фашистских войск по разным причинам оказались соплеменники ряда народов СССР.

         О новых тенденциях в связи с войной со стороны потенциально опасных для тоталитарной системы групп, в частности, казахских националистов, «использовать военную обстановку для осуществления своих антисоветских замыслов об отделении Казахстана от СССР» говорится  в ряде документов органов государственной безопасности. Так, в обзорной справке отмечается: «Они [казахские националисты – Ж.К.] восстановили связь с бывшими националистами и родственниками репрессированных казахских националистов, с представителями интеллигенции и молодежи. Пробравшись в советский аппарат и культурно-просветительские учреждения, они всячески пропагандировали националистические идеи путем  идеализации старого дореволюционного быта казахов, восхваляли ханов, феодалов, тормозили рост подлинно национальной по форме и социалистической по содержанию культуры и искусства» [36]. Казахская творческая интеллигенция свое гуманистическое творчество направляла на подъем национального самосознания народа. В национальной истории писатели видели борьбу народа за его самобытный духовный облик.

         Наиболее показательны в документах органов государственной безопасности следующие факты проявлений казахского национализма в годы Великой Отечественной войны. В декабре 1941 года в Западно-Казахстанской области была раскрыта подпольная молодежная националистическая организация, именовавшая себя «Союз защитников казахского народа» (СЗКН). Националистической, антисоветской признавалась режимом в годы войны деятельность видных казахских ученых и писателей. Так, об Исмаилове Есмагамбете, писателе и ученом, говорится, что он, «всей своей научно-исследовательской и литературной деятельностью настойчиво и систематически пропагандирует националистическую идеологию, популярных идеологов казахского национализма, жизнь и деятельность бывших казахских ханов и султанов, а также восхваляет феодальные условия жизни казахского народа, фальсифицирует историческое прошлое» [37].

Во время войны наметились новые тенденции в отношении государства к религии. Отношение к религии стало лояльным. Изменение политики государства в религиозном вопросе было продиктовано не только стремлением властей использовать религию как дополнительную мобилизационную силу в сложный военный период. Другой причиной, вынудившей власти несколько смягчить свою прежнюю позицию, стало стихийное оживление религиозного движения и религиозных настроений в народе. Новый этап религиозного возрождения отличался своей нелегальностью, что было связано с нередким участием в нем партийных и советских работников. Приводимые диссертантом примеры из архивных документов наглядно демонстрируют ограниченность успеха советской атеистической пропаганды и политики.    

         Послевоенное советское общество представляло сложный социально-психологический феномен. Сравнение иных образцов жизни с ситуацией внутри страны было не в пользу последней, что формировало критическое отношение к внутренним порядкам. В связи с этим выявлена еще одна важная особенность и новая тенденция идейно-духовной жизни общества, появившаяся в результате войны, связанная с феноменом «послевоенного человека».    Фронтовики несли в себе потенциальный заряд свободы, обостренное чувство справедливости, надежду на улучшение жизни и готовность принять в этом активное участие. Однако духовная свобода и оптимистические ожидания, сохранившиеся после победы, в короткие сроки были подорваны условиями повсеместной нищеты и разрухи, сохранившейся карточной системой, введенной в начале войны. Для режима этот заряд обостренного чувства свободы был опасен. В спецсообщении КГБ республики секретарю ЦК КПК № 4/8-4181 от 26 июля 1947 года содержатся отрицательные высказывания демобилизованных из Советской Армии и инвалидов Отечественной войны:

         К., преподаватель, демобилизованный из Советской Армии, в армии старший лейтенант, до Отечественной войны директор школы, русский, член КП (б) К: «Гитлеровский режим действительно был тоталитарный, но наш еще хуже. Гитлер в Германии хоть не мешал жить своим немцам, а мы-то и жизни не видим. … Мы победили, а не знаем, как свести концы с концами. Я вырос при Советской власти, и мы так еще не жили, как живут сейчас в Австрии, а ведь Австрия оккупирована, как побежденная страна. Наш демократизм такой, что, как сказал свое мнение, так и смотри, что тебе покажут такую свободу слова, что не увидишь своих родных. Я член партии, учитель, по своей специальности должен разъяснять народу мероприятия Советского правительства. А как я буду разъяснять, когда я сам в них не верю?… Придется пойти чернорабочим…» [38].

В послевоенный период имели место отдельные факты межэтнических конфликтов, хотя и носившие все больше социально-бытовую окраску, как, например, волнения в Усть-Каменогорске в 1950 году, но они быстро подавлялись и тщательно скрывались от внимания широкой общественности.

В послевоенные годы особенный социальный феномен представляла советская молодежь.  Установлены факты создания и деятельности подпольных «националистических» организаций среди молодежи. Так, в 1951 году в Казахстане были привлечены к уголовной ответственности участники националистической группировки «ЕСЕП» (Елін сүйетін ерлер партиясы - Партия героев, любящих Родину). В документах спецоргана отмечается, что «в Алма-Ате Искаков Б., Нарешев А., Темиров и др. (всего 7 человек) обрабатывали молодежь в националистическом духе, восхваляли и идеализировали байских авторитетов, в извращенной форме истолковывали национальную политику Советского государства» [39].

Политика подавления инакомыслия в среде творческой интеллигенции и репрессивных акций против нее получила свое продолжение и после войны. Практически сразу после окончания войны власть предприняла целый ряд мер, призванных оказать дисциплинирующее воздействие на интеллектуальную часть общества.   Первоначально главное место отводилось профилактическим кампаниям, которые выражались в «судах чести», творческих дискуссиях. Только в 1948 году начался переход к откровенно репрессивной политике по отношению к носителям общественного инакомыслия.  Репрессии проходили в форме обвинений авторов в национализме, идеализации феодально-байского прошлого в изучении дореволюционной истории Казахстана. Были приняты постановления ЦК КПК об «антинародной» сущности ряда научных исследований. Арестованы и осуждены историки Е. Бекмаханов, Б. Сулейменов.  

Либерализация политической жизни в стране способствовала смягчению позиции центральной власти в ее взаимоотношениях с национальными республиками. Тем не менее, очевидны были ошибки и просчеты политических решений центра, принимавшихся без учета этнического фактора, что приводило к раскручиванию спирали межэтнических конфликтов. Это показала целинная эпопея в Казахстане.

В третьем разделе – «Национальный вопрос в общественно-политической мысли в 1956 - 1991 гг.» -  выявлены основные факторы, способствующие стремительному росту сепаратистских и националистических настроений в период «хрущевской оттепели», проведен анализ взаимодействия центральной власти и местных национальных элит, который показал, что страна нуждалась в серьезном обновлении принципов национальной политики.  Протест против политической опеки центра нарастал со стороны партийных лидеров коренной национальности. Анализ привлеченного материала выявил, что этот протест выражался  в требованиях больших прав региональным лидерам национальных республик, больших инвестиций в собственную республику, против непрекращающегося притока мигрантов в республику, против тенденции языковой русификации.

 Время от времени в стране наблюдались массовые  столкновения, имевшие этнический  характер (по составу участников, мотивации). Характерно, что этнические конфликты в официальных документах квалифицировались под  видом разных эвфемизмов: «хулиганские действия», «антиобщественные проявления», «массовые беспорядки». Так, «групповыми хулиганскими проявлениями» были названы имевшие место 23 и 24 мая 1964 года в Павлодаре ссоры и драки в общественных местах города между демобилизованными из армии молодыми рабочими-строителями, приехавшими в Павлодар в ноябре 1963 года и проживавшими в общежитии треста «Промстрой», и частью казахской молодежи [40].  

В Казахстане активность интеллигенции в период «оттепели» была направлена, главным образом, к вопросам национально-духовного наследия, возрождению национальной культуры.  В середине 60-х - первой половине 80-х гг. отмечается определенная активность интеллигентской оппозиционности, являвшаяся импульсом, исходящим от интеллигентской оппозиционности в Центре. На основе обнаруженных диссертантом архивных документов выявлены наиболее распространенные формы и методы действий нелегальных организаций: распространение антисоветских листовок, анонимных писем и порча вывесок. Нередки были случаи надписей националистического и антисоветского содержания на бюллетенях во время выборов в местные советы депутатов. В спецсообщениях КГБ СССР по числу таких надписей рекордсменом в СССР  отмечена Казахская ССР в силу многоэтничности и высокой доли русскоязычного населения [41].  

         Произошедшие в 60-е годы существенные сдвиги в национальном самосознании казахского народа, как и других народов колониальных окраин советской империи, подтверждает тенденция обращения казахской молодежи к поиску исторической правды о своем народе. В «культурническое» движение включаются довольно широкие слои казахского студенчества и интеллигенции.  В 1963 году группой казахской молодежи, обучавшейся в вузах Москвы, было создано творческое земляческое объединение «Жас тұлпар» [42]. Участники «Жас тұлпар» организовали концертные группы, выступали в вузах Москвы и некоторых районах Казахстана. Ими проводились встречи с представителями казахской молодежи, с учеными, писателями, художниками, журналистами. В своих выступлениях они выдвигали идею создания подобного рода объединений на местах с целью мобилизации казахской молодежи на улучшение работы по пропаганде национальной культуры и искусства. По примеру «Жас тұлпар» такие же земляческие объединения и группы (Жас үлан, Жас қазақ и др.) создавались за пределами и на местах в Казахстане  [40, л. 194]. В 1971-1972 гг. учащиеся 9-10 классов г. Чимкента, а с 1972 г. студенты Казахского химико-технологического института в количестве 11 человек организовали группу под названием «Адыр қасқырлары» (Степные волки),  затем «Тұлпар» (Скакун), и как указывается в архивном источнике, «с политически вредных позиций обсуждали вопросы национальной политики Советского государства». Ее участники имели устав, программу, собирали членские взносы, оборудовали комнату в подвальном помещении, где «обменивались опытом» с группой «Сары Арка» [42, л. 112].     

На рубеже 1960 - 1970 гг. в национальном движении по-прежнему доминируют  этнокультурные идеи и проблемы. Неэффективность подполья, быстрая «раскрываемость» их участников органами госбезопасности приводит  к  тому, что уже в первой половине 1970-х годов нелегальные формы и методы становятся узкогрупповыми, хотя по-прежнему в авангарде подполья остается молодежь.

Отмечена активизация автономистского движения среди некоторых этнических диаспор республики (уйгур, немцев, турок-месхетинцев, крымских татар). В национальных движениях за восстановление своих утраченных прав все депортированные народы проявляли редкое единодушие и согласие, высокую политическую мобилизацию и приверженность  в основном конституционным методам борьбы. 

         Перестроечный период характеризуется ростом национального самосознания, обострением межэтнических отношений. Объявленная горбачевской перестройкой гласность  стала катализатором, способствовавшим выявлению всех ошибок в области национальной политики, допущенных советской властью на всем протяжении своего существования. Эта тенденция проявила себя в процессе возрождения казахского национального самосознания. Ярким взлетом казахского национального самосознания, проявлением  защиты казахской молодежью чести нации, борьбы против диктата Политбюро при подборе первого руководителя Казахстана стали декабрьские события 1986 г. Декабрьские выступления расцениваются по прошествии времени как восстание против беспредела, диктата и оскорбления чести нации со стороны   власти того времени.  

В 1989 г.  межэтнический конфликт с трагическими последствиями потряс Новый Узень. В ходе изучения проблемы выявлено, что этнические конфликты периода 1950 - 1980-х гг. отличались достаточным разнообразием  способов их разрешения. Они требовали вмешательства власти в лице правоохранительных, специальных, партийных и советских органов вплоть до ЦК КПСС. В период 1989-1990 гг. кроме новоузеньского конфликта на территории республики были отмечены вспышки локальных межэтнических конфликтов. Сам факт подобных беспорядков свидетельствовал о том, что власть упустила ситуацию из-под контроля. На завершающем этапе перестройки активизировалась деятельность национальных элит в республиках Союза. Тенденции в сторону обретения больших прав и самостоятельности стали прослеживаться в среде партийной элиты нового поколения. Это особенно проявилось в организованной ЦК КПСС дискуссии о национальной политике в условиях перестройки.

         В четвертом разделе – «Национальный вопрос в Казахстане: реакция казахской диаспоры» -  анализируется роль тюркской идеи в национально-освободительном движении туркестанских народов, судьбах казахской диаспоры.  Автор анализирует роль тюркской идеи М. Шокая. Идея создания национального государства под эгидой «Туркестанский союз» оформилась у Мустафы Шокая задолго до Советской власти, еще во времена деятельности  секретарем в Мусульманской фракции Госдумы в 1914 году. М. Шокай не приветствовал образование советских республик на территории Центральной Азии, наступившее с национально-территориальным размежеванием. Находясь в Западной Европе, М. Шокай был оппонентом социальных процессов в Туркестане. В свою очередь, сталинская идеологическая машина тщательно отслеживала и изучала публикации М. Шокая. Содержание взглядов М. Шокая совпадает не только с взглядами алашской интеллигенции на страницах «Ак жол», но и мнениями Т. Рыскулова, С. Асфендиярова, С. Садвокасова. Идеи Мустафы Шокая о тюркском единстве, национальном освобождении и независимости туркестанских народов, которым он посвятил свою жизнь и борьбу, будучи в политической эмиграции в Европе в 20 - 30-е гг., продолжали дальнейшее развитие в деятельности туркестанских  национальных движений ХХ века.  

          Одна из  наиболее важных страниц в судьбах казахской диаспоры связана с историей национального движения мусульманского населения в Восточном Туркестане (Синьцзяне), с идеей создания там самостоятельного мусульманского государства. Эти страницы, как известно, оставили заметный след и  повлияли на дальнейшие миграции казахских общин в  мире. По мнению соискателя, представляется возможным рассматривать национально-освободительное движение казахов Синьцзяна (Восточного Туркестана) как одно из направлений, часть широкого национально-освободительного движения казахов против внешних колонизаторских сил. Специальное рассмотрение национального движения казахов и других мусульманских народов Синьцзяна в период 40-х гг. ХХ в. служит дальнейшему содержательному обогащению истории казахского национально-освободительного движения. 

В специальном параграфе освещается история одного из направлений туркестанского национально-освободительного движения, связанного с  Туркестанским легионом и невозвращенцами - бывшими военнопленными второй мировой войны из числа тюркских национальностей СССР. С началом второй мировой войны извлеченная из запасников идея тюркской взаимности и единства стала активно использоваться вермахтом в качестве пропагандистского инструмента. Эта проблема до сих пор вызывает полемику и потому, по мнению автора, еще ждет исторической оценки, свободной от идеологических соображений. Народные антикоммунистические движения  в СССР за годы войны были показательны для понимания тогдашних настроений и общих процессов внутреннего развития страны. Хотя об этих освободительных движениях уже написано несколько серьезных работ, но подлинно научное изучение их затрудняется недостаточностью имеющихся материалов. Материалы спецоргана также противоречивы, некоторые данные искажены. К тому же эти документы  имеют идеологическую направленность. В специальных  обзорах и справках  советских органов государственной безопасности особо отмечалась подрывная антисоветская деятельность «изменников Родины и невозвращенцев периода Великой Отечественной войны», участников антисоветских националистических организаций: «Туркестанский национальный комитет» («ТНК»), «Туркестанский национальный совет» («ТНС») и «Национального комитета Туркели». В частности, указывается, что в  период войны участники ТНК из числа казахских националистов (Канатбаев Карис, Тныбеков Хаким, Кайболдин Маулекеш, Кошалаков Усен, Уразиманов Сафа, Хаитов Мирза, Алманбетов Саттар, Умарханов Ахметжан, Бакиев Розак, Каурбанов Рамазан и др.) вели активную работу по созданию самостоятельного Казахского и Восточно-Туркестанского комитетов в составе ТНК.  

 Участники ТНК и ТНС систематически занимались антисоветской агитацией в своих рядах,  в печатных изданиях публиковали антисоветские статьи. На концертах «пропагандистского взвода» «Туркестанского легиона» регулярно исполнялись национальные песни, ставились постановки, призывающие легионеров к активной борьбе против Советского Союза. Известно, что после окончания второй мировой войны ТНК и ТНС перешли на службу американской и английской разведок.  «Национальный Комитет Туркели» создан по заданию американцев в 1951 году в Западной Германии казахом Канатбаевым Карисом. Комитетом издавался журнал «Туркели», пропагандирующий идею создания великого государства туркестанских народов. В документах спецоргана подчеркивалось, что журнал с позиций антикоммунизма и антисоветизма изучает советскую периодическую печать, в т.ч. издаваемую на казахском языке, и на этой основе фабрикует  материалы антисоветского содержания [43].  

 В справке, направленной КГБ КазССР в  ЦК КП Казахстана 6 января 1968 года,  информируется, что НИИ турецкой культуры в г. Анкаре издает для эмигрантов книги, брошюры и другие справочные материалы о Советском Союзе, имеет большую библиотеку. Институт мусульманской истории при Стамбульском университете, который поддерживает связь со многими исследовательскими учреждениями за границей, располагает редкими историческими изданиями. Сообщается, что организатор этого института - Заки Валиди Тоган, - башкир, крупный востоковед, высказывает готовность принять нескольких молодых ученых из Казахстана и оказать им содействие в сборе и обработке материалов из фонда Института. В обзорной справке спецоргана подчеркивается, что часть эмигрантов настроена к СССР лояльно, проявляет интерес к республике, ее культуре, науке и искусству. Многие из них изыскивают возможности для установления письменных и иных связей с родственниками и высказывают намерение посетить Советский Союз [44].  

           В 1970-1991 гг. наиболее крупных эмигрантских организаций туркестанских народов не существовало. Между тем по обе стороны двух систем  продолжалась целенаправленная  идеологическая борьба. Уже в начале 1970-х годов наметилось очередное нагнетание идеологической  ситуации, в том числе в национальной сфере. Вновь заговорили о росте антисоветских настроений в стране, западной пропаганде и ее влиянии. В одной из справок спецоргана в партийные органы за 1976 год отмечалось, что «идеологические центры противника отводят значительное место подрывным акциям, рассчитанным на проникновение в межнациональные отношения, разжигание национальной розни, ослабление интернационального единства народов СССР» [45]. В документе говорилось об определенной подрывной работе против Казахстана участников «Комитета освобождения туркестанских наций».   Некоторые участники комитета использовались спецслужбами США на работе в радиостанции «Свобода». Отмечается, что руководители Комитета Канатбаев К., Тагиберли Д. и др. стремились вступить в контакты и обрабатывали в националистическом духе советских граждан, выезжающих за границу из Казахстана. Указывалось, что в Турции под их влиянием находился ряд лидеров казахской эмиграции, выходцев из Синьцзяна, которые  в г. Измире издавали пантюркистский журнал «Туркели».

В документах КГБ Казахстана отмечалось, что распад и отсутствие в  то время активно действующих националистических организаций идеологический противник пытался компенсировать путем создания крупных «советологических» центров, таких как Программа национальных исследований Средней Азии при Колумбийском университете (США), Институт Центральноазиатских исследований при Пешаварском университете (Пакистан) и др. Автор отмечает, что данные страницы истории казахской диаспоры нуждаются еще в обстоятельном научном освещении.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Изучение истории становления и судеб идей по национальному вопросу в Казахстане, осуществленное в четырех разделах диссертации, позволило прийти к следующим выводам.

· Вся советская история стала периодом формирования и роста многовекового национального самосознания в Казахстане. Этому в немалой степени способствовали проводимое в 20 - 30-е годы национально-государственное строительство, которое  определило четкую политическую и территориальную этнонациональную идентичность коренного населения,  а также советская политика коренизации, которая привела к складыванию  духовно-интеллектуальной и политической элиты.

·   Благодаря появлению плеяды патриотов казахского народа, получивших блестящее образование и обладавших широким кругозором, создавших  первое национальное правительство – Алаш, была заложена основа казахской национальной идеи. Интеллектуальная элита казахского общества наиболее последовательно отстаивала интересы казахского народа. Однако попытка казахских  лидеров приспособить национальную идеологию к новым общественным условиям оказалась неудачной, когда лозунги национальной самобытности вступали в противоречие с централизаторской политикой большевистской партии. Активная политическая деятельность национально-демократической интеллигенции после окончания гражданской войны перешла в область духовного сопротивления тоталитарному режиму.

· Исследование подтвердило, что политические репрессии осуществлялись на всем протяжении советского периода, носили перманентный характер. В Казахстане репрессии были направлены против казахского национализма, национальной идеи, национального самосознания.  Репрессивными акциями тоталитарный режим пытался пресечь идейную преемственность в духовном развитии казахской нации.

· Национальное самосознание травмировалось на протяжении всего периода формирования советского строя. Этническая самоидентификация рассматривалась как контрреволюционная, альтернативная и антиподная советской, интернациональной, пролетарской. Любая попытка учета этничности квалифицировалась как «буржуазный национализм». Исследование  выявило заметную эволюцию взглядов большевиков на «местный национализм». Если в первые годы советской власти во всех партийно-государственных документах подчеркивалось, что «местный национализм» является порождением и ответной реакцией на «великорусский шовинизм», то позже в документах стали отмечаться «скрытый национализм», или «прикрытый национализм» и «наступательный национализм» уклонистов в сторону национализма. 

· Великая Отечественная война, давшая стране огромный демократический импульс, вызвала к жизни духовные и идейные искания советских людей. Установлены факты создания и деятельности подпольных «националистических» организаций среди молодежи. На протяжении рассматриваемого периода прослеживается тенденция к усилению идеологического контроля, государственного надзора и ужесточению режима цензуры. В военные и послевоенные годы казахская творческая интеллигенция в жестких условиях советского имперского режима свое гуманистическое творчество направляла на подъем национального самосознания народа. В национальной истории писатели видели борьбу народа за его самобытный духовный облик.

·  Либерализация политической жизни в стране способствовала и смягчению позиции центральной власти в ее взаимоотношениях с национальными республиками.  После ХХ съезда КПСС начался активный процесс реабилитации репрессированных народов, который из-за непоследовательности привел к провоцированию конфликтных ситуаций.

· Ослабление и начавшийся со второй половины 1950-х гг. кризис комммунистической идеологии и системы в целом способствовали выходу из глубокого подполья на авансцену общественно-политической жизни национальных движений, а национализм получил главенствующую роль в этих движениях. Заметную политическую активность и массовость своих участников проявило национальное движение депортированных народов за возвращение политических прав, своей государственности. Отличительной особенностью этого движения был его организационно оформленный характер. Наиболее важными причинами и факторами появления национальных движений были: борьба за национальную независимость, реабилитация попранных прав в результате депортаций и репрессий, культурные (сохранение национальных традиций, языков, религии), экономические (стремление к децентрализации), правовые (требование четкого разграничения компетенции центра и  регионов), демографические (падение доли коренной нации в общей численности населения республики), экологические (строительство опасных объектов производства для окружающей среды, разрушение национального ландшафта).

·  В середине 1960-х гг. смена власти в Кремле вновь вызвала  активизацию в среде этнических элит и интеллигенции. Однако в отличие от предыдущего периода в 1960-е гг. преобладали «цивилизованные», ненасильственные формы противостояния между властью и обществом. Заметно активизируются движения в пользу поддержки национальной культуры и языка, традиций и обычаев народов. Огромный культурный и интеллектуальный потенциал интеллигенции и присущее ей стремление претендовать на роль выразителя и носителя национальных интересов позволили ей стать лидером и инициатором национальных движений. Вместе с интеллигенцией наиболее активным участником в национальных движениях явилась учащаяся молодежь.  

·  Неформальная активность молодежи была политической и идеологической альтернативой для молодого поколения в условиях советской политической системы. Основными мотивами в неформальном казахском молодежном движении выявлены национально-культурные и политические требования: от сохранения собственной культуры и языка, ведения делопроизводства на государственном языке, обеспечения полных прав в вопросах обучения на родном языке, трудоустройства до отделения от СССР и создания независимого государства. Выявлены характерные методы действий молодежных организаций: распространение антисоветских листовок, рукописей, анонимных писем, порча и уничтожение вывесок с русским текстом на зданиях и др. Обосновано, что оппозиционные режиму настроения казахской молодежи совпадали с интересами родного народа, отстаивающего свои права. В исследовании выявлена и освещена деятельность молодежных неформальных легальных, полулегальных и подпольных «националистических» организаций и групп, доказано, что сам факт существования неформальных молодежных организаций и групп в советский период говорил об  устойчивой оппозиции части молодежи к существующей власти.

· Начало 1970-х гг. было отмечено ростом репрессивных санкций по отношению к лидерам национальных движений.  Это стало одной из причин временного спада в развитии этих движений, которые снова заметно активизируются только к середине 1980-х гг. На этом относительно спокойном фоне выделяются в Казахстане подпольные движения, периодически профилактировавшиеся режимом. 

· Взамен традиционных обрядов и обычаев, религиозных праздников  советское государство стремилось внедрить новые, советские обряды и традиции, коммунистические нормы жизни и быта (регистрация браков, новорожденных в торжественной обстановке, комсомольские свадьбы, вручение первых паспортов, проводы в Советскую Армию, посвящение в рабочий класс и др.).  Новые советские обряды, ритуалы  умело использовались властью как одно из действенных средств борьбы с религиозными  чувствами.

· Ярким взлетом казахского национального самосознания стало героическое выступление казахской молодежи против могущественной советской империи в декабре 1986 г. Во все века казахов воодушевляла идея национальной независимости – быть хозяевами своей исторической судьбы. Декабрьские события подтвердили преемственность национальной идеи, доказали, что народ не потерял стремления к независимости.

· Тоталитаризм несовместим с любого рода оппозицией. «Случайно» возникнув в годы реформ и модернизации, оппозиция становится постоянным фактором внутренней жизни советского государства. Исследование показало неизживаемость силовыми методами инакомыслия даже в условиях тоталитарного режима. Недоверие народа к власти, недовольство общества национальной политикой выражалось в тоталитарном обществе в форме внутренней эмиграции, скрытого и пассивного сопротивления.

· Таким образом, исторический опыт свидетельствует о важности постоянного учета этнического фактора в государственной политике, без которого невозможно регулирование социально-экономических, общественно-политических и  духовно-культурных процессов в обществе.  

Список использованных источников

 

         1 Сафаров Г. Национальный вопрос и пролетариат. – Петроград, 1922; Рыскулов Т. Революция и коренное население Туркестана. Ч. 1. 1917 - 1919 гг. – Ташкент: Узбекское государственное издательство, 1925; Чокаев М. Туркестан под властью Советов (К характеристике диктатуры пролетариата). – Алма-Ата: Ғылым, 1993; Джандосов О. Доклад о земельной политике // Советская степь. – 1925. – 10 декабря; Его же. Задачи партии и межнациональные отношения // Советская степь. – 1927. – 19 июня; Мендешев С. Национально-территориальное размежевание Средней Азии и Киргизская ССР // Советская степь. – 1924. – 14 октября и др.

         2 Джангозин Дж. И.В. Сталин о национальном вопросе. – Алма-Ата, 1950. – 39 с.

3 Багдасаров А.С. Разработка В.И. Лениным национального вопроса в годы нового революционного подъема. – М., 1956; Кульбаев С. Ленинская национальная политика и ее осуществление в Казахстане. – Алма-Ата, 1957. – 54 с.; Кийкбаев Н.К. Торжество ленинских идей пролетарского интернационализма и дружбы народов. – Алма-Ата: Казахстан, 1957. – 338 с.

4 Бейсембаев С. Ленин и Казахстан (1897 - 1924 гг.). – Алма-Ата: Казахстан, 1968. – 536 с.; Дахшлейгер Г.Ф. Проблемы национально-государственного строительства в современной исторической литературе // Известия АН КазССР. – 1967. - № 4. – С. 3 - 16; Кийкбаев Н. Торжество ленинской национальной политики в Казахстане. – Алма-Ата: Казахстан, 1968. – 342 с.; Ержанов А.Е. Успехи национальной политики КПСС в Казахстане (1946 - 1958 гг.). – Алма-Ата: Наука, 1969. – 250 с.; Джандильдин Н. Монолитное единство. – Алма-Ата: Казахстан, 1975. – 159 с.; Бесбаев М.С. Партийное руководство интернациональным воспитанием. – Алма-Ата: Казахстан, 1975. – 62 с. и др.

5 Жабасов С.И. Триумф ленинской национальной политики: К 60-летию образования СССР. – Алма-Ата, 1981. – 25 с.; Сужиков М.М. Дружба народов многонационального Казахстана. – Алма-Ата: Наука, 1983 и др.

6 Сулейменов Р.Б. Великий Октябрь и культурные преобразования в Казахстане. – Алма-Ата: Наука, 1987. – 86 с.; Ержанов А.Е, Волков А. Партийное руководство культурным строительством в Казахстане (1917 - 1987) // Историко-партийная работа в Казахстане (некоторые проблемы историографии). – Алма-Ата: Казахстан, 1988; Зиманов С., Рейтор И. Теоретические вопросы Советского национально-государственного строительства. – Алма-Ата: Наука, 1987. – 208 с.; Хасанов Б.Х. Национальные языки, двуязычие и многоязычие: поиски и перспективы. – Алма-Ата: Ғылым, 1989. – 134 с.; Агдарбеков Т.А. Проблемы национально-государственного строительства в Казахстане (1920 - 1936 гг.). - Алма-Ата: Наука, 1990. – 184 с.  и др.

7 Макарова Г.П. Изучение межнациональных отношений историками Казахстана // Историография межнациональных отношений в СССР (1985 - 1987 гг.). Сборник научных трудов. – М.: Институт истории АН СССР, 1988. – 172 с. (131 - 142); Сужиков М.М., Сапаргалиев Г.С. Некоторые философско-правовые проблемы совершенствования межнациональных отношений. – Алма-Ата, 1989; Абсаттаров Р.Б. Национальные отношения и национальная политика в условиях совершенствования социализма. – Алма-Ата: КазГУ, 1990. – 32 с.

         8 Сужиков М. Напряженность или гармонизация: развитие межнациональных отношений в Казахстане. – Алма-Ата, 1991; Абсаттаров Р.Б. Поиски сущности социально-этнических общностей на перекрестке мнений. – Алматы, 1993. – 39 с.; Межнациональные отношения в Казахстане (теория и пратика регулирования / Сужиков М., Татимов М., Ахмеджанов А. и др. – Алматы, 1993; Абсаттаров Р.Б. Национальные процессы: особенности и проблемы. – Алматы: Ғылым, 1995. – 245 с.; Қозыбаев М. Ақтандақтар ақиқаты. Оқу қүралы. – Алматы, 1992. – 231 б. и др.

         9 Аманжолова Д.А. Партия Алаш: история и историография. Уч. пособие. – Семипалатинский педагогический институт им. Шакарима, 1993. – 137 с.;  Её же. Казахский автономизм и Россия. История движения Алаш. – М.: Изд. центр «Россия Молодая», 1994. – 216 с.; Ее же. Казахское общество в первой четверти ХХ века: проблемы этноидентификации //www.balkania.info/library/a/amandzholova/kope.htm; Аманжолова Д.А., Рыскулов В.В. Председатель Западного отделения Алаш-Орды Д. Досмухамедов и судьбы казахской интеллигенции в период сталинских репрессий // www.kyrgyz.ru/?page=194

         10 Нұрпейісов  К. Алаш һәм Алашорда. – Алматы: Ататек, 1995. – 256 б.

         11 Қойгелдиев М.Қ. Алаш қозғалысы (Көмекші оқу құралы) – Алматы: Санат, 1995. – 368 б.

         12 Қозыбаев М. Еліміз Алаш, керегіміз ағаш // Қазақ әдебиеті. – 1997. - № 50. – 16 желтоқсан; Омарбеков Т. 20-жылдардағы Қазақстан қасіреті. – Алматы, 1999. – 238 б.; Ахмедов А. Алаш «Алаш» болғанда: Естеліктер мен тарихи деректер. – Алматы: Жалын, 1996. – 224 б.; Өзғанбай Ө. Ресей Мемлекеттік Думасы және Қазақстан (1905 - 1917 жж.). – Алматы: «Нұрлы Әлем», 2006. – 360 б.;  Его же. Государственная Дума и Казахстан (1905 - 1917): Учебное пособие. – Алматы: Арыс, 2000. – 284 с.; Соныкі. Рухы биік тұлға. – Алматы: «Print-S», 2006. – 256 б.; Его же. Дорога в будущее (Халел Досмухамедулы: жизнь и судьба). – Алматы: «Нұрлы Әлем», 2006. – 212 с. и др.

         13 Нурмагамбетова Р.К. Проблема Алаш и Алаш-Орды в казахстанской историографии 20 - 90-х гг.: автореф. …канд. ист. наук: 07.00.09. – Алматы, 1999. – 28 с.;  Ее же. Движение Алаш и Алаш-Орда. Историография проблемы 1920 - 1990-е годы. – Алматы: Институт истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова МОН РК, 2003. – 153 с.

         14 Құл-Мұхаммед М. Алаш ардагері. Ж. Ақбаевтың саяси-құқылық көзқарастары. – Алматы: Жеті Жарғы, 1996. – 224 б.;  Соныкі. Алаш қайраткерлері саяси-құқықтық көзқарастарының эволюциясы. – Алматы: Атамұра, 1998. – 360 б.;   Соныкі. «Алаш» бағдарламасы: қиянат пен ақиқат. – Алматы: Атамұра, 2000. – 240 б.

         15 Мансуров Т. Полпред Назир Тюрякулов. Дипломат, Политик, Гражданин. – М.: «Реал-Пресс», 2003. – 336 с.; Его же. ЖЗЛ. Назир Тюрякулов. – М.: Молодая гвардия, 2004. – 371 с.; Соныкі. Нәзір Төреқұлов. – Алматы: ЖШС «Қазақстан» баспа үйі, 2005. – 384 б.

         16 Қамзабекұлы Д. Смағұл Садуақасұлы. – Алматы: Қазақстан, 1996. – 265 б.  

         17 Мамраева А.К. Общественно-политическое развитие Казахстана начала ХХ века и Алихан Букейханов. Дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук: 07.00.02. – Алматы, 1997; Аширбекова Ж.Б. Тұрар Рысқұловтың қоғамдық-саяси қызметі және тарихи зерттеу еңбектері: Тарих ғылымд. канд. ...дис.: 07.00.02. - Алматы, 2004; Мажитов Р.С. Общественно-политическая деятельность Жаһанши Досмухамедова: Дис. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук: 07.00.02. – Уральск, 2005 и др.

         18 Устинов В.М. Турар Рыскулов (очерки политической биографии). – Алматы: Казахстан, 1996. – 464 с. 

         19 Джилас М. Лицо тоталитаризма. – М.: «Новости», 1992. – 544 с.; Верт Н. История Советского государства. 1900 - 1991. Пер. с фр. Н.В. Бунтман, Е.С. Дружинина и др. – М.: ИНФРА-М, Изд-во «Весь мир», 2003. – 544 с.; Лебон Г. Психология социализма / Пер. с фр. – СПб.: Макет, 1996. – 544 с.; Такер Р. Сталин. Путь к власти. Пер. с англ. – М., 1990; Беннигсен А., Лемерсье-Келькежей Ш. Пресса и национальные движения среди мусульман России до 1920 года // Алем. Литературно-художественный и общественно-политический альманах. – Вып. 1. – Алма-Ата: Жазушы, 1991. – 446 с.;  Хоскинг Д. История Советского Союза. 1917-1991 гг. // Пер. с англ. П. Куценкова. – М.: ВАГРИУС, 1992. – 510 с.; Пайпс Р. Русская революция. Часть 1. – М.: РОССПЭН, 1994; Часть 2. - М.: РОССПЭН, 1994. – 583 с.; Пайпс Р. Россия при большевиках / Пер. с англ. Н.И. Кигай, М.Д. Тименчика. – М.: РОССПЭН, 1997. - 670 с.; Каппелер А. Россия – многонациональная империя. Возникновение. История. Распад / Пер. с нем. – М.: Прогресс-Традиция, 1996.  – 342 с. и др.

         20 Олкотт М. Б. Казахи. Серия: исследования о народах СССР. – Стэнфорд: Изд-во института Гувера, 1989; Olkott M.В. The Kazakhs. – Stanford: Hoover Univ. Press, 1995; Олкотт М.Б. Казахстан: непройденный путь / Моск. Центр Карнеги. – М.: Гендальф, 2003. – 354 с.

         21 Акинер Ш. Формирование казахского самосознания. От племени к национальному государству. – Алматы: Ғылым, 1999. – 136 с.

         22 Бекмаханова Н.Е. Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии. Последняя четверть ХVIII–ХIХ в. – М.: Наука, 1980. – 280 с.; Её же. Многонациональное население Казахстана и Северной Киргизии в эпоху капитализма (60-е годы ХIХ в. – 1917 г.). – М.: Наука, 1986. – 244 с.; Её же. Государственное законодательство и народы России // Российская многонациональная цивилизация. Единство и противоречия / Отв. ред. Трепавлов В.В.; ИРИ РАН. – М.: Наука, 2003. – 378 с. (21 - 81); Сдыков М.Н. Население Западного Казахстана: история формирования и развития (1897-1989 гг.). – Алматы: Ғылым, 1995. – 220 с.; Его же. История населения Западного Казахстана (ХVIII-XXI вв.). – Алматы, 2004. – 408 с.

         23 Аяганов Б.Г. Социально-экономическое и обществено-политическое развитие Казахстана с 1970 по 1990 г.: Автореф. дис. ... докт. ист. наук: 07.00.02. – Алматы, 1995. – 50 с.; Абжанов Х.М Сельская интеллигенция Казахстана: исторический опыт формирования и социальной практики (1946 - 1985 гг.): Дис. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук: 07.00.02. – Алма-Ата, 1992. – 418 с.; Қойгелдиев М.Қ. 1905 - 1917 жж. қазақ демократиялық интеллигенциясының қоғамдық-саяси қызметі: Тарих ғылымд. докт. ...дис.: 07.00.02. – Алматы, 1994. – 547 с.; Гуревич Л.Я. Интеллигенция Казахстана и политика тоталитарного государства в сфере науки и высшего образования (1946 - 1985 гг.): Дис. на соиск. уч. степ. докт. ист. наук. – Алматы, 1994. – 476 с.; Бримжаров Б.К. Социально-экономическое развитие аулов и сел Казахстана в 60 - 80-е гг. (по материалам западных областей). – Алматы: Ғылым, 1996. – 188 с.; Его же. Батыс Қазақстан ауыл шаруашылығы 1946 - 1990 жылдарында. – Орал: БҚМУ баспасы, 2005. – 244 б; Баймагамбетов С.З. Современная социально-культурная политика (исторический анализ). – Астана: Елорда, 2001. – 241 с.; Дүкенбаева З.О. Қазақтың шығармашылық интеллигенциясының тарихы (1917 - 1941): Тарих ғылымд. докт. ...дис. - Алматы, 2003 и др.

         24 Қуандық Е.С. Қазақстандағы «Кіші  Октябрь»: бағыты, бастауы, барысы және салдары (тарихи-саяси талдау). Тарих ғылымд. докт. ... дис.: 07.00.02. -  Алматы, 2002.

         25 Сейдін Н.Б. Қазақстан Республикасы мемлекеттік шекарасының қалыптасу тарихы. – Тарих ғылымд. канд. ... дис. авторефераты: 07.00.02. – Алматы, 2004. – 32 б.

         26 Қайыркен Т.З. 1940 - 1949 жылдардағы Синьцзян қазақтарының ұлт-азаттық қозғалысы: Тарих ғылымд. канд. ...дис: 07.00.02. – Алматы, 1998.

         27 Шілдебай С.К. ХХ ғ. бірінші жартысындағы Қазақстанның ұлт-азаттық қозғалысындағы түрікшілдіктің орны мен маңызы (тарихи талдау): Тарих ғылымд. канд. ...дис.: 07.00.02. – Алматы, 2001. – 184 б.

         28 Нұрпейіс К. / Бас ред. Б. Аяған. Тарихи тұлғалар. – Алматы: «Қазақ энциклопедиясының» Бас редакциясы, 2007. – 367 б.

         29 Тәж-Мұрат М. Шын Шоқай. Мұстафа Шоқай және поляк барлау қызметі // Ана тілі. – 2007. - № 45, 46, 47; Қамзабекұлы Д. Түркістан автономиясына - 90 жыл // Астана хабары. – 2007. - № 191. – 27 қараша. – 3 б.; Соныкі. Оқығандар арасында алауыздық неден тұды? //  Астана хабары. – 2007. - № 189. – 22 қараша. – 4 б. и мн. др.

         30 Әбжанов Х. Қазақстан: тарих, тіл, ұлт. – Астана: «Ана тілі - Ата тарих» баспа-зерттеу орталығы ЖШС, 2007. – 272 б.  

         31 Какенова Г.М. Судьбы казахской интеллигенции. Историография вопроса. – Астана: ЦНТИ, 2006. – 469 с.  

         32 Архив Президента Республики Казахстан. Ф.140. Оп. 1. Д. 121. Л. 13.

         33 Зорин В.Ю., Аманжолова Д.А., Кулешов С.В. Национальный вопрос в Государственных Думах России: опыт законотворчества. – М.: Инф.-изд. агент-во «Русский мир», 1999. – 520 с.

34 Коммунистическая партия в резолюциях и  решениях съездов, конференций и пленумов. – Алма-Ата: Казахстан, 1981. - Т. 1 (1921 - 1927 гг.). – 403 с.  

         35 Голощекин Ф.И. Партийное строительство в Казахстане. – М., Алма-Ата, 1930.  - С. 176, 210.

         36 Специальный государственный архив Комитета национальной  безопасности Республики Казахстан (далее – Спецгосархив КНБ РК). Ф. 9. Оп. 4. Арх. № 1. Л. 239.

37 Специальная библиотека Комитета национальной безопасности Республики Казахстан. Инв. № 1386. Обзорная справка о проявлениях казахского национализма.

38 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 9. Оп. 5. Арх. № 4. Л. 69.

39 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 9. Оп. 87. Арх. № 3. Л. 49 - 51.

40 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 9. Оп. 87. Арх. № 1. Л. 190 – 192.    

         41  Российский государственный архив новейшей истории. Ф. 5. Оп. 31. Д. 90. Л. 17, 18.

         42 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 9. Оп. 22. Арх. № 1. Л. 228.

43 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 2. Т. 13. Арх. № 656. Л. 497 – 499.  

44 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 2. Оп. 1. Арх. № 652. Л. 337    

         45 Спецгосархив КНБ РК. Ф. 2. Арх. №  656. Т. 4. Л. 437, 438.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список опубликованных работ по теме диссертации

 

    1 Корейцы в Прикаспии. – Алматы: Издательский центр Института математики МОН РК, 1997. – 89 с.

         2 Депортированные в Казахстан народы: история и современность. - Алматы: Ғылым, 1999. – 187 с.

3 Межэтнические и межконфессиональные отношения в Республике Казахстан: теория и практика регулирования. - Астана: Академия государственной службы при Президенте Республики Казахстан, 2004. - 190 с.

4 Этнос и религия в Казахстане:  история и судьбы. - Астана: Ел Орда, 2007. – 224 с.

5 Казахская интеллигенция и национальный вопрос (ХХ в.). – Астана: Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан, 2008. – 389 с.

         6 Межэтнические и межконфессиональные отношения в Казахстане: история и современность: Учебное пособие. - Астана: Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан, 2006. - 223 с.

         7 Появление корейцев в Прикаспии  // Мысль. - 1996. - № 2. - С. 38-40 (в соавтор. с Кыдыралиным У.С.)

  8 Память хранит всё // Мысль. - 1997. - № 1. - С. 90 – 9 (в соавтор. с Кыдыралиным У.С.).

  9  Прошлое и настоящее в межэтническом взаимодействии народов многонационального Казахстана // Евразийское сообщество: общество, политика, культура. – 2002. - № 2. - С. 154 – 159.

10 Казахский язык – фактор консолидации многонационального казахстанского общества // Саясат. – 2002. - № 3 – 4. - С. 88 – 91.

11 Преемственность историко-культурных взаимосвязей народов Казахстана // Отан тарихы – Отечественная история. – 2002. - № 2. - С. 82 – 89.

12 Исторический аспект межэтнического взаимодействия в Казахстане // Материалы республ. научной конфер. «Досмухамедовские чтения» (Атырау, 24-25 апреля 2002 г.). Т. 1. – Атырау: Атырауский государственный университет им. Х. Досмухамедова, 2002. – 224 с. (165 – 177).

13 Роль языкового фактора в межэтническом согласии // Материалы республ. научной конфер. «Досмухамедовские чтения». Атырау, 24-25 апреля 2002 г. Т. 1. – Атырау, 2002. –224 с. (177 – 185).

14 Управление многообразием: роль диалога государства и общества в укреплении межэтнического согласия в Казахстане // Проблемы управления в социальном государстве: ресурсы и реальная политика. – Астана: Академия государственной службы при Президенте РК, 2002. – 490 с. (340  – 344).

15 Управление межэтническими отношениями как теоретическая проблема // Внутренняя  политика.  – Астана: Академия государственной службы при Президенте РК, 2003. – 180 с. (53 – 60).

16 Мультикультурализм в Казахстане // Социальная структура современного казахстанского общества: Сб. материалов Междун. научно-практ. конф. (Астана, 12 июня 2003 г.). – Астана, 2003. – 450 с. (341 – 346).

17 О полемике вокруг понятий и теоретико-методологических оснований этнической проблематики // Евразийское сообщество: общество, политика, культура. – 2004. - №3. - С. 123 -131.

18 Кадровая политика: исторический опыт и современные подходы // Казахстан-Спектр. – 2004. - №4. – С. 66-73.

19 Вклад бывших переселенцев в экономическое и культурное развитие своей новой родины // Мұрағат деректері - халық қазынасы. – Алматы: Асем- Систем, 2004. – 271 с. (97-107).

20 О формировании единства казахстанского народа // Материалы Междун. научной конфер., посвященной Году России в Казахстане, г. Атырау, 13-14 декабря 2004 г. – Атырау, 2004. – С. 94-95.

21 Принудительный труд на  строительстве Гурьевского нефтеперерабатывающего завода в 1943-1945 гг. // Политическая история Казахстана: первая половина ХХ века. -  Алматы: Архив Президента РК, 2005. – 126 с. (113-123).

22 Қазақ жастарының азаматтық қозғалыстары // Қазақ тарихы. – 2006. - № 2.  - 75-80 б.

23 Личность против системы: оппозиция тоталитарному режиму в СССР среди казахской молодежи // Сб. материалов Междун. научно-практич. конфер. «Каспий в судьбах народов Евразии: история и перспективы сотрудничества». – Атырау, 2006. – С. 35-41.

24 Тоталитаризм и религиозная духовность в Казахстане // Мысль. – 2006. - № 9. – С. 12-18.

25 Өткен ғасырдағы қазақ жастарының ұлттық идеясы // Вестник  Атырауского государственного  университета им. Х. Досмухамедова. – 2006. - № 1(I). – С. 140-147.

26 Тоталитаризм и религия несовместимы // Вестник  Атырауского государственного  университета им. Х. Досмухамедова. – 2006. - № 2(7). – С. 30-42.

27 Казахская эмиграция и национальный вопрос в документах (1918-1980-е гг.) // Вестник Западно-Казахстанского государственного университета им. М. Утемисова. – 2006. - № 4.  – С. 56-65.

28 Политика советского государства в отношении религии в Казахстане // Вестник Западно-Казахстанского государственного университета им. М. Утемисова, 2007. - № 1. – С. 91-104.

29  Национальные движения в 50-70-е годы ХХ века  // Вестник Западно-Казахстанского государственного университета им. М. Утемисова, 2007. - № 2.

30  Ұлттық мүдде және билік: Қазақстандағы этношиеленістер (1950-1980 жылдар)  // Қазақ тарихы. – 2007. - № 4. – С.  15-20.   

31 Понятие «национализм» в истории и современности // Вестник Евразийского гуманитарного института. – 2007. - № 3. - С. 19-24.

32 Этничность и власть: этноконфликты в Казахстане (1950-1980-е гг.) // Отан тарихы – Отечественная история. – 2007. - № 1. – С. 131-141.

         33  Неформальные молодежные организации в Казахстане как оппозиция советскому тоталитарному режиму (1960-1970-е гг.) // Мысль. – 2007. - № 6. – С. 26-33.

         34 Идейная борьба по национальному вопросу в Казахстане в 50-70-е гг. ХХ в. // Вестник Атырауского государственного университета им. Х. Досмухамедова. Серия гуманитарных наук. – 2007. - № 1(8). - С. 6-13.

         35 Этничность и национализм в прошлом и настоящем // Казахская цивилизация. – 2007. - № 3. – С. 79-84.

36 История национального движения казахской эмиграции // Материалы Междун. конфер. «Актуальные вопросы педагогического образования в условиях реализации комплексного подхода». 2 часть,  г. Уральск, 19 - 20 марта 2007 г. – Уральск, 2007. – С. 272-279.

37 Общественно-политические выступления среди казахской интеллигенции и молодежи как оппозиция советскому тоталитарному режиму (1960-1970–е гг.) // Отечественная история (Москва). – 2007. - № 6.  – С. 155-160.

38 Социально-этнические конфликты в  Казахстане в советский период  // Общественные науки и современность (Москва). – 2008. - № 5. – С. 120-128.

39 Политические настроения в Казахстане в 1945-1985 гг. // Вопросы истории  (Москва). – 2008. - № 8. – С. 64-72.

40. Казахская эмиграция и национальный вопрос в документах 1920-1980-х гг. // Мысль. – 2008. - № 2. – С. 80-88.

41 Этничность и национализм: восприятия и интерпретации // Евро-Азия (РГГУ, Инф.-анал. центр по изучению общ.-полит. процессов на постсоветском пространстве МГУ, Москва). - 2008. - № 7. - С. 2-12.

42 Этничность, национализм и власть // Общество и этнополитика: Материалы Международной научно-практич. Интернет-конфер. 1 апреля – 15 июня 2008 г. / Под ред. Л.В. Савинова. – Новосибирск: Сибирская Академия государственной службы, 2008. – С. 131-137.

43 Эволюция национальной идеи в Казахстане // Материалы Межд. научно-практич. конфер. «Евразийская доктрина Н.А. Назарбаева: диалог Востока и Запада», г. Астана, Мажилис Парламента Республики Казахстан, 27 мая 2008 г. - Астана, 2008.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2008
Автореферат
float(0.392464876175)