Развитие ландшафтной архитектуры Казахстана XX века

Козбагарова Нина Жошевна

 

 

 

 

 

Развитие ландшафтной архитектуры Казахстана ХХ века

 

 

 

 

18.00.01 – Теория и история архитектуры,

реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия

 

 

 

 
 
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора архитектуры

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Республика Казахстан

Алматы, 2010

Работа выполнена в Казахской головной архитектурно-строительной академии (КазГАСА)

 

 

 

Научный консультант: Б.А. Глаудинов - доктор архитектуры,

профессор, академик МААСВ

 

 

Официальные оппоненты:

 

Р.М. Муксинов - доктор архитектуры, профессор

 

А.С. Уралов - доктор архитектуры, профессор

 

А.Ж. Абилов - доктор архитектуры, профессор

 

 

 

Ведущая организация: Восточно-Казахстанский государственный технический университет им. Д. Серикпаева

 

 

 

Защита состоится 27 июня 2010 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 14.50.04 при Международной образовательной корпорации на базе Казахской головной архитектурно-строительной академии по адресу: 050043, г. Алматы, ул. Рыскулбекова 28, Зал Ученого Совета, тел. (727) 220-19-11, 229-46-11, факс: (727) 220-59-79, e-mail: kazgasa@ette.kz

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Казахской головной архитектурно-строительной академии по адресу: 050043 г. Алматы, ул. Рыскулбекова, 28.

 

Автореферат разослан 26 мая 2010 г.

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор архитектуры Э.М. Байтенов

 

 

 

Введение

 

Актуальность темы исследования. Во всем мире культурный ландшафт в целом и ландшафтная архитектура в частности имеют очень древние корни. Последнее столетие во всемирном масштабе сыграло крайне важную роль в развитии научно-практической базы одной из древнейших сфер деятельности человека - ландшафтной архитектуры. Это период, когда происходит вывод данной области творчества на новые территориальные уровни с расширением задач и дифференциацией направлений. В конце ХХ века в период глобального освоения среды человечество подходит к пониманию необходимости смены парадигмы «антропоцентризма» на «биосфероцентризм». В архитектуре экологические факторы занимают важнейшие позиции. И ландшафтная архитектура становится краеугольным видом творчества в утверждении данной концепции в мире. Но в теории эстетики выдвигаются позиции о необходимости корректировки данной концепции в аспекте повышения роли искусства в структуре ноосферы. Современный же этап во всем мире при неизменной экологической фундаментальной базе характеризуется повышением интереса к эстетическим критериям формирующихся объектов ландшафтного зодчества, его семантике.

Являясь частью всеобщего процесса развития человеческого общества, история культурного ландшафта Казахстана имеет и свои особенности. Его проявления носили пунктуативный и очаговый характер. Процесс становления и развития современной ландшафтной архитектуры, несомненно, происходил в русле мировых тенденций. Но в силу политических и экономических причин, своеобразия мировосприятия, отношения к природному контексту и как следствие функционально-пространственных особенностей организованной среды жизнедеятельности народов, проживающих на территории Казахстана, этапы зарождения и развития ландшафтной архитектуры не всегда стыковались с хронологией мирового процесса ландшафтного зодчества.

Культурный ландшафт на территории Казахстана возник еще в Древнем мире, тем не менее, первые упоминания в маршрутниках и географических сочинениях об объектах ландшафтной архитектуры относятся уже к раннему средневековью. И для Казахстана только ХХ и начало ХХI столетий явились периодом активного развития данного вида творческой деятельности, который способствовал принципиальному изменению среды исторических городов и формированию комфортных условий в новых поселениях ресурсных районов страны. Вектор развития ландшафтной архитектуры был направлен от количественного территориального накопления к эстетическому совершенствованию, от активного восприятия глобализационных процессов к усилению региональной основы семантической базы объектов.

Ландшафтная архитектура в силу перечисленных особенностей является относительно молодой сферой творческой деятельности в рассматриваемом регионе. За исторически короткий период времени типологический ряд объектов ландшафтной архитектуры расширился от небольших садов до крупных национальных парков с широким диапазоном пользователей. Их композиционное решение претерпело изменения от простых планировочных схем до сложных. Значимость и формы проявления семантической основы объектов ландшафтной архитектуры также изменялись, в связи со сменой мировоззрения, идеологической базы государства.

Ландшафтная архитектура является ярким показателем изменений отношений социума к природному контексту. В связи, с чем анализ динамики развития ландшафтной архитектуры Казахстана в наиболее значимых её проявлениях поможет установить характер дальнейшей эволюции и определить вектор развития культуры регионального ландшафта.

Тема исследования актуальна в виду недостаточной изученности проблемы в Казахстане. Кроме этого актуальность данной работы обусловлена динамичным развитием ландшафтной архитектуры во второй половине ХХ и начале ХХI века, необходимостью выявления современных тенденций, направлений расширения функциональной специализации и путей совершенствования композиционно-художественной стороны объектов ландшафтной архитектуры Казахстана. На уровне макро- и мезосистем актуальным остается вопрос совершенствования методик предпроектной оценки природных ресурсов соответственно в русле рекреационного потенциала территории и ее архитектурно-ландшафтного анализа. Так как для Казахстана и всего Евразийского континента ландшафтной особенностью таксономического уровня мезосистем является специфическое «ландшафтное» проявление отдельных типов историко-культурного наследия.

Степень разработанности проблемы и теоретическая база исследования.

Одним из наиболее значимых критериев комфортности объектов ландшафтной архитектуры является их экологическая достоверность, которая определяется эстетической информативностью природных ландшафтов. Эстетические характеристики ландшафтов различных природных зон Казахстана отражены в исследовании П. Бессчетнова и Г. Голощапова. При этом вопросам традиционного восприятия природы, ее художественному освоению в народном творчестве, культурологическим аспектам посвящены труды С. Акатаева, Т. Габитова, Р. Ергалиевой, С. Каскабасова, С. Кобжанова, А. Маргулана, А. Нурдубаевой, К. Нурлановой, Н. Нурфеизовой, Х. Труспековой, Л. Тургамбаевой, Э. Шакеновой. И в этом аспекте рассмотрения была принята концепция И. Азизян, Д. Лихачева, А. Сабитова в исследовании ландшафтного зодчества Казахстана через взаимодействие с архитектурой и другими видами искусств.

Зарождение культурного ландшафта, архитектуры, истоки градостроительства, ландшафтной архитектуры Казахстана рассмотрены в трудах А. Абилова, Г. Абдрасиловой, К. Байпакова, Э. Байтенова, Б. Балыкбаева, Т. Басенова, Б. Глаудинова, Б. Ибраева, Ж. Кекилова, С. Космериди, А. Маргулана, М. Мендикулова, С. Садыковой, А. Чиканаева. Многофакторность ландшафтного зодчества определяет необходимость его учета при рассмотрении социальных, эстетических и экологических аспектов формирования городов Казахстана. Данные вопросы исследовали А. Абилов, Н. Аужанов, С. Баймагамбетов, К. Ибрагимова, А. Капанов, В. Карамышев, А. Корнилова, М. Мендикулов, Л. Рахимжанова, Г. Садвакасова, А. Туякаева, Б. Туякбаева, Б. Шакербаев.

С позиции внутриконтинентального взаимодействия важными для данного исследования являются работы по объектам архитектуры, ландшафтного зодчества близлежащих к Казахстану стран. К данной группе относятся исследования М. Булатова, Ш. Аскарова, Р. Муксинова, В. Оленькова, Г. Пугаченковой, К. Рахимова, М. Тохтаходжаевой, И. Уралова, Д. Омуралиева, а также коллективного труда по истории и теории таджикского градостроительства, где освещены исследования Р. Мукимова.

Несмотря на то, что избранная тема фундаментально в целом по Казахстану еще не исследовалась, имеются источники, освещающие отдельные вопросы архитектурно-ландшафтной организации отдельных городов и формирования единичных типов объектов ландшафтной архитектуры Казахстана (М. Арзымбетова, А. Бордулев, П. Бессчетнов, Г. Голощапов, С. Мальцев, И. Спиглазов, Н. Черныш).

Определению места ландшафтной архитектуры Казахстана в общемировом процессе и характера влияния региональных стилей данной области творчества в сопоставлении с процессом антропогенного преобразования среды на эволюцию ландшафтного зодчества страны способствовали труды И. Боговой, В. Горохова, В. Гостева, В. Дормидонтовой, А. Жирнова, Л. Залесской, Э. Кларк, Дж.О. Саймондса, В. Курбатова, Л. Лунца, Е. Микулиной, С. Ожегова, Л. Фурсовой, Н. Юскевича.

Эволюция теоретических основ архитектурно-ландшафтной организации территории городов, объектов ландшафтной архитектуры и новейшие тенденции развития данного вида творчества от территориальных объектов до форм существования искусственной природы в урбанизированной среде, подходов к охране культурных ландшафтов проанализированы на базе трудов Л. Анисимовой, А. Белкина, А. Вергунова, И. Воскресенского, В. Горохова, М. Денисова, В. Докторович, Е. Забелиной, А. Квасова, М. Козлова, Н. Куреневой, В. Нефедова, С. Ожегова, Г. Омельяненко, А. Пастухова, Х. Пойкера, И. Родичкиной, О. Сокольской, А. Сычевой, Д. Табышалиевой, М. Тохтаходжаевой, Ю. Хромова, Н.-О. Цултэм, Б. Черкес, А. Яковлева, J. Amidon, Магелонн Дежан-Понс и др.

Среди архитектурных исследований, посвященных вопросам влияния природного ландшафта пограничных территорий на процессы формообразования и интерьеры застройки необходимо отметить работы Дж.О. Саймондса, В. Казаковой, Ю. Курбатова. При этом отдельно в рамках новейших тенденций развития ландшафтной архитектуры необходимо выделить работы, в которых анализируется архитектура в русле так называемого «экологического» проектирования, применение которого в Казахстане находится на начальной стадии и в перспективе может рассматриваться крайне актуальным для региона: В. Вирсинга, Н. Титовой, Г. Голвитцера, Г. Груба, JamesWines.

Совершенствование теоретических основ ландшафтной архитектуры осуществлялось с учетом ряда трудов, отдельных исследований и публикаций, которые условно были разделены на несколько групп. Освещению основных закономерностей и механизмов формирования и развития систем расселения разных иерархических уровней посвящены фундаментальные труды В. Белоусова, Ю. Бочарова, В. Владимирова, Н. Наймарка, З. Яргиной.

Фундаментальные положения ресурсной оценки территории на верхних таксономических уровнях, методы ее предпроектного анализа отражены в работе П.Тойн и П. Ньюби, региональные аспекты анализа, подобные методы количественной и качественной оценок ландшафта отражены соответственно в работах таких исследователей как А. Вергунов, А. Григорян, Е. Староселец (Ахмедова), Чима Петер. Ко второй группе относится научный труд авторского коллектива Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, посвященный философии естественных наук. В данном пособии исследование Э. Гирусова, освещает философские основы, проблематику, мировоззренческие и ценностные аспекты глобальной экологии. Третья группа материалов посвящена теоретическим вопросам знаковой символики в искусстве, архитектуре, рассмотренная в публикациях и трудах Б. Балыкбаева, Х. Кирло, М. Суриной.

В четвертую группу публикаций включены источники, освещающие различные аспекты нового научного направления – одорологии (науки о запахах), содержащиеся в работах А. Костяева, А. Лесовиченко, С. Ликан, В. Николаевского, С. Рязанцева, Р. Фридмана и позволившие автору разработать принципы моделирования объектов ландшафтной архитектуры в рамках данного направления.

Научная гипотеза: современная ландшафтная архитектура Казахстана формируется под влиянием региональных особенностей, сложившейся архитектурно-ландшафтной среды и планировочной структуры городов. Отражение восприятия информативности природного контекста Казахстана в символах и знаках в народном творчестве позволяет прогнозировать пути их использования в целях расширения идентичности перспективных объектов ландшафтной архитектуры. Сложившиеся городские объекты ландшафтной архитектуры Казахстана представлены преимущественно искусственно сформированным ландшафтом, в связи, с чем концептуальность должна стать их отличительной чертой. Существующая научная классификация знаков по значению и смысловой нагруженности позволяют смоделировать типы концептуальных ландшафтов для различных региональных градостроительных ситуаций.

Цель диссертации: разработка теоретической базы формирования ландшафтной архитектуры Казахстана для оптимизации, улучшения ее структуры и определения основных принципов развития на перспективу.

Задачи исследования определились в соответствии с целью исследования:

- выявление информативности природного контекста и обобщение знаковых и символических форм природы в народном творчестве;

- исследование исторической ретроспективы развития объектов ландшафтной архитектуры;

- натурное обследование объектов ландшафтной архитектуры в гг. Алматы, Астана, Атырау, Балхаш, Жезказган, Костанай, Лисаковск, Павлодар, Туркестан, Шымкент, проведенное в период с 2000 по 2009 гг.;

- обобщение современного зарубежного опыта формирования ландшафтной архитектуры;

- совершенствование теоретических основ на различных направлениях ландшафтной архитектуры;

- графо-аналитический анализ территории на уровне макро- и мезосистем.

- разработка на модельном уровне теоретической основы развития ландшафтной архитектуры в Казахстане.

Предмет исследования: архитектурно-художественные особенности ландшафтной архитектуры Казахстана в контексте мирового процесса ландшафтного зодчества.

Объектом исследования являются сложившаяся архитектурно-ландшафтная среда городов, отдельные типы объектов ландшафтной архитектуры общего и ограниченного пользования: площади, скверы, сады, парки и элементы их декоративного оформления.

Методологическая основа исследования. В основе методологии – комплексный, системный подход к рассматриваемой теме. В работе исследование объектов предполагается в историческом развитии с использованием историко-сравнительного анализа.

Границы исследования. Исследование ограничено рассмотрением ресурсных аспектов природного комплекса на макро- и мезоуровнях, архитектурно-ландшафтной организацией городов различных природно-климатических зон Казахстана и отдельных городских объектов ландшафтной архитектуры в ХХ и начале XXI века. Исследование ограничено рассмотрением отражения восприятия природы, характерного для традиционной казахской культуры, присутствующего в устном народном творчестве, прикладном искусстве и архитектуре.

Научная новизна результатов исследования заключается:

- во впервые проведенном на базе системного подхода теоретическом исследовании истоков, процесса формирования архитектурно-ландшафтной среды городов и ландшафтного зодчества Казахстана ХХ века;

- в совершенствовании методов качественной и количественной оценок природных ресурсов и разработке на этой основе классификации территорий Казахстана на макро-, мезоуровнях;

- в разработке теоретических аспектов одорологии в рамках теории ландшафтной архитектуры;

- в определении перспективных направлений развития ландшафтной архитектуры Казахстана.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В традиционной культуре тема природы присутствует в виде знаков и символов, использование которых в ландшафтной архитектуре может способствовать формированию идентичности объектов.

2. Исторический анализ развития культурного ландшафта Казахстана, объектов ландшафтной архитектуры с древнейших времен до начала XXI века;

3. Анализ тенденций архитектурно-ландшафтной организации городов Казахстана на рубеже XX и XXI веков.

4. Принципы использования в ландшафтном проектировании сформировавшихся в одорологии закономерностей для дальнейшего развития ландшафтного зодчества Казахстана.

Апробация работы. Положения диссертации докладывались на:

- международной научно-практической конференции «Культура и искусство в стратегии развития Казахстана» (Алматы, 1999);

- международной научно-практической конференции «Традиционное и современное искусство Казахстана и Центральной Азии» (Алматы, 2004);

- международной научно-практической конференции «Проблемы сохранения памятников материальной культуры» (Алматы, 2005);

- международной научно-практической конференции «Дизайнерское образование в XXI веке: региональные и культурно-исторические аспекты» (Алматы, 2007);

- Владимирских чтениях «Нормативное, правовое и информационное обеспечение регулирования градостроительной деятельности» (Москва, 2007);

- международной научно-практической конференции «Архитектура и строительство в новом тысячелетии» (Алматы, 2008);

- республиканской научно-теоретической конференции «Город и дизайн» (Алматы, 2009);

- республиканской научно-практической конференции «Творческое наследие Т.К. Басенова, М.М. Мендикулова и актуальные проблемы архитектуры» (Алматы, 2009).

Внедрение результатов работы. Основные положения диссертации использованы:

  • при разработке рабочей программы блока специальных учебных дисциплин по специальности «Архитектура»: «Ландшафтная архитектура»;

- при выполнении автором разделов «Архитектурно-ландшафтная организация территории», «Система территорий природного комплекса» в рамках корректировки генеральных планов городов Атырау, Балхаш, Жезказган, Костанай, Лисаковск, Туркестан и других городских населенных пунктов;

- при выполнении проектной работы «Разработка историко-градостроительного плана», подраздел «Архитектурно-ландшафтный анализ территории» в составе работы «Разработка Генерального плана пригородной зоны города Алматы».

Структура диссертации. Работа состоит из введения, пяти разделов, заключения, приложения, списка использованных источников и графических таблиц, содержащих более 150 иллюстраций.

 

Основная часть

 

Во введении обосновывается актуальность темы, описываются методы работы, предмет исследования и его границы, а также научная новизна и положения, выносимые на защиту.

В первом разделе последовательно рассмотрены территориальные природно-климатические условия развития ландшафтной архитектуры Казахстана. Подчеркивается, что 86 городов Казахстана располагаются в разных по комфортности природно-климатических и ландшафтных условиях: из полярно противоположных к одному типу относятся города с относительно благоприятными условиями – предгорная и лесостепная, а к другому - крайне аридные – полупустынная и пустынная зоны. Своеобразие климатической обстановки, складывающейся в разные сезоны года, и ландшафтных условий создают на значительной части территории страны (за исключением ее юго-восточной части) малоблагоприятные условия для формирования объектов ландшафтной архитектуры.

Обширность территории Казахстана определила ее ландшафтное разнообразие. При рассмотрении общих категорий качества формируемой архитектурно-ландшафтной среды XXI века для населения страны важно выявление типов природного контекста. Анализ информативности природного ландшафта Казахстана позволил в настоящем исследовании выявить типологический ряд природно-ландшафтного контекста.

Многими исследователями подчеркивается актуальность ареалов пограничных ландшафтов и тот факт, что для культуры благоприятнее многоступенчатость окружающей природной среды. В связи, с чем дискомфортность природных условий отдельных районов для целей формирования объектов ландшафтной архитектуры, однообразие ландшафтной среды актуализирует восполнение недостающих природных ресурсов.

Жизненный опыт человека в определенных природно-климатических условиях, типах ландшафтов формирует стереотип представлений о комфортности окружающей среды. Освальд Шпенглер указывал на то, что человеческая история очень тесно связана с ландшафтом, а Л. Гумилев отмечал, что реакцией на постоянный тип ландшафтного окружения является выработка у человека стереотипов поведения. В. Семенов-Тянь-Шанский ввел понятие «географического стиля местности». Э. Шакенова подчеркивает, что жизнедеятельность каждого народа проистекает в рамках характерного природного контекста, в восприятии которого преломляются его культурные традиции. Бесспорно, различные ландшафты оказывают и разнообразное эмоциональное воздействие, а также влияют на формирование эстетических вкусов человека. Но кроме этого М. Тохтаходжаева, например, отмечает зрительную привычку человека к природе, среди которой он вырос, подчеркивая, что ее очарование не всегда может быть отмечено человеком, попавшим сюда впервые. Что можно охарактеризовать термином, введенным в настоящем исследовании как региональное восприятие ландшафта.

При проектировании объектов ландшафтной архитектуры региональные пейзажные картины отдельных ландшафтов служат отправной точкой отсчета. Так как, оценивая природное ландшафтное окружение, человек ищет в нем отклик на свое настроение, переживания. То есть экологическая достоверность, «узнаваемость» природной составляющей в культурном ландшафте является одним из важнейших критериев проектирования.

Качественным критерием объектов ландшафтной архитектуры является соответствие эстетическому ожиданию потребителей – жителей различных ландшафтных зон, в связи, с чем объемно-пространственное решение данных объектов строится, как правило, на основе их восприятия в конкретном контексте. В поисках базовых характеристик региональных форм и оптимальных путей развития ландшафтной архитектуры региона, крайне важным является и выявление традиционного восприятия населением природного комплекса. Поиск региональных образов эстетизированных ландшафтов также может проводиться на базовой основе традиционной культуры в характеристике пространства, планировочной структуре и декорировании. К. Нурланова считает, что наиболее плодотворное осмысление фундаментальных позиций традиционной культуры возможно через раскрытие закономерностей, лежащих «в основе традиционного отношения к миру». В связи, с чем выявление отдельных признаков регионального направления ландшафтной архитектуры может происходить отчасти через специфику традиционного понятия пространства, ориентации в нем, соотношения рационального и иррационального, выявление знаков и символических кодов, близких народу на разных пространственно-временных этапах.

Материальная и духовная культура Республики Казахстан – это результат многовековой эволюции взаимоотношений различных народов, проживавших на территории современного Казахстана и сопредельных государств. Через его территорию проходили многие народности и каждая из них привносила свое мировоззрение, специфические формы восприятия природы. Культура Казахстана представляет собой специфику быта оседлости и непрерывного движения номада. Сплав противоположных составляющих – динамики и статики.

С. Акатаев историко-культурную непрерывность, преемственность, связывающих «древних с позднейшими поколениями» трактует только как результат «совокупности социально-экономических отношений». В настоящем исследовании подчеркивается, что не менее важна и роль идентичности природных ландшафтов, формировавших дух и мышление племен, проживавших на территории современного Казахстана, которая также повлияла на складывающийся процесс преемственности культурных канонов (андроновская – культура ранних кочевников – культура номадов более поздних эпох – оседло-земледельческая культура). Применительно же к проблематике развития ландшафтной архитектуры Казахстана «преемственность» означает возможность видеть в традиционных для народной культуры способах интерпретации темы природы ядро будущей региональной ландшафтной архитектуры.

Символическое воплощение восприятия природы человеком проявилось еще в древнем искусстве, которое начинало свои первые шаги с наскальных графических изображений-петроглифов и пиктограмм эпохи бронзы, найденных на территории Казахстана. Отдельные ландшафтные бассейны, декорированные подобными графическими изображениями, вполне можно причислять к разновидностям искусственного, культурного ландшафта.

На следующем этапе развития древнего искусства появляются идеограммы и скульптуры малых форм. Семантическую трактовку идеограмм, круглых фигурных бронзовых накладок с орнаментом, символического элемента одежды творцов андроновской культурной общности (XVIXIV вв. до н.э.) дает А. Маргулан. Восприятие природной первоосновы древним человеком проявляется в орнаментальных сюжетах через влияние солярно-острального культа (символы солнца в виде концентрического круга с расходящимися лучами, концентрические круги со звездой). Знаковая трактовка элемента регионального ландшафта – растительности проявляется в бегазы-дандыбаевское время в виде четырехлепестковой (крестообразной) розетки в орнаменте и металлических изделиях. В качестве универсальных первообразов выступают «вечное небо, горы и степь». В устном народном творчестве высокого уровня мастерства достигает изображение ландшафтов и в этом ключе Э. Шакеновой вводится образный эпитет «словесная пейзажная живопись». С особым пиететом герои эпоса относятся к степи, возвышенные чувства вызывает образ гор – высоту и чистоту. Вершины гор – это символ бессмертия, прародина.

Ближе всего к образам природных форм находится «курганная культура», которая непрерывно развивалась с эпохи бронзы. Наиболее известные курганные могильники расположены на территории Пригородной зоны г. Алматы. Целому предгорному поясу курганов Семиречья, автором настоящего исследования дано название «Золотого пояса Семиречья». В общей качественной оценке ландшафтной среды различных природных зон Казахстана ценны природообразные формы решения наземных конструкций курганов. И это дает возможность наряду с их историко-культурным оценивать и ландшафтно-эстетический потенциал. Привлекательность природной среды дополняется и территориальной локализацией данных объектов. Как отмечает Э. Байтенов, умелое использование древними племенами ландшафтных особенностей местности (возвышенностей, водоразделов), акцентирование данными объектами ключевых точек ландшафта повышало эстетический потенциал ландшафтного бассейна.

В прошлые века курганообразные мемориальные сооружения имели глубокий символический смысл, но по мере удаления во времени происходило смещение акцентов в народном сознании по цепочке символ – знак – природообразный объект, что необходимо трактовать как отрицательную тенденцию. В русле возрождения региональных архетипов культурного ландшафта становится актуальным воссоздание их символических текстов.

Характерные знаковые, символические характеристики природного окружения в традиционном сознании отмечаются Л. Тургамбаевой, А. Сабитовым и Э. Шакеновой. Образ бесконечного пространства степи c обязательной ориентацией на линию горизонта – символ дали, степь - это форма круга или восьмиугольника, а ориентация в пространстве - относительно четырех сторон света, движение – по солнцу, с направлением на восток (вперед), на запад (назад), «текучесть пространства» традиционной кочевой архитектуры.

В тюркской мифологии Мировое древо воплощало собой вертикаль – небо – земля, у саков, по К. Акишеву, - упорядоченность и организацию, шаманскую дорогу, связывающую все миры. Его концепция в этнографическое время соотносится с преемственной связью поколений - генеалогическое (родословное) древо, образ которого на современном этапе часто используется в графическом дизайне, как декоративный элемент - в «бумажной архитектуре» - проектах региональных Этнографических парков. В начале ХХ в. И. Костанье фиксирует (святое дерево предков) на вершине курганов, выявив их четко выраженную трехъярусность. Б. Ибраев, цитируя народную память, констатирует священность элементов ландшафта: «Первозданный Кок-Тобе (синяя-небесная-священная Гора)», «Великий Байтерек (букв. Могучий Тополь)» - Древо жизни.

В настоящее время в разных районах Казахстана, у священных мест (родников, мемориальных комплексов) сохранилась народная традиция сакрализации деревьев в символе – Родовое священное дерево, как символ источника сил и «жизненной энергии рода», средство общения с небесными силами. При этом в подобный статус «вводятся» как произрастающие деревья (как бы животворящие), так и мемориальные-сухие, «заснувшие» деревья (своеобразный дендронекрополь), как символ вечной жизни - духовной связи с потомками.

В исследованиях генезиса и эволюции музыки у тюрко-монгольских народов «звуковым эквивалентом образа мирового дерева» (2-3-х-голосие) С. Утегалиевой рассматривается бурдонное многоголосие, которое также тесно связано с космогоническими представлениями древних тюрков. Эта модель звука является своеобразным этапом в развитии музыки, «когда она еще не отделилась от своего немузыкального «контекста». Точно также в настоящем исследовании делается попытка выделения пред-этапа в развитии ландшафтной архитектуры Казахстана, когда данный вид творчества еще не отделился от регионального неархитектурного «контекста».

Важным составляющим элементом регионального ландшафта является фауна. Животный мир выступал объектом любования, обрядового действия, влиял на развитие эстетики одежды. У древних кочевников скифов – саков анималистика становится предметом искусства. Эстетическая значимость экспрессивного «звериного стиля» доходит до высокого подъема. В антропоморфных образах в устном народном творчестве проявляется одна из разновидностей первобытной религии – анемизм. Мощный образ фантастической гиперболизированной птицы Самрук в символах и знаках реализуется в современных архитектурных и ландшафтных объектах столицы РК г. Астане.

В эпосе, фольклоре, декоративно-прикладном искусстве, архитектуре находит отображение мировоззрение кочевников, осмысление форм, красоты окружающей их природы. Кочевничество, стационарная незакрепленность на одном месте и, в связи с чем, отсутствие возможности в копировании или преобразовании природы в садоводческой культуре, спровоцировали обитателей степи на декорирование среды обитания миром орнамента. Для ландшафтной архитектуры представляет интерес тот факт, что одним из ведущих видов прикладного искусства древних кочевников – саков являлся орнамент. У тюрков через тенгрианство почитание природы отразилось в орнаменте, украшавшем жилище, одежду. По мнению К. Нурлановой орнаментальный узор не ограничивается декоративной функцией, он предназначен не только для визуального, но и для интеллектуального и эмоционального восприятий. Композиция же узора орнамента строится в соответствии с семантическим принципом «последовательного расположения узоров, согласно которому отсутствует накладывание одного узора на другой». Н. Нурфеизова считает, что растительные мотивы орнамента изначально создавались с идеей самовозрождения природы.

Население, ведущее полукочевой образ жизни, оседлое население городов и предместий в большей степени было привязано к определенному типу природно-климатических условий, ландшафту, который вместе с застройкой формировал специфические виды пространства: сельскохозяйственный ландшафт, искусственную городскую среду, городской ландшафт («Вторую природу»). И эта среда уже для второго поколения горожанина была привычна, а отсюда и комфортна. Все исторические города размещались у естественных водоемов, рек, отличаясь относительной благоприятностью приречного ландшафта и широкими образными характеристиками растительного мира. В связи, с чем в стационарном жилище городов и поселений подобные темы находят себе активное применение – растительный орнаментальный декор стен (растительный орнамент из стилизованных тюльпанов), в мемориальном зодчестве – навершие кулыптасов, облицовочный кирпич с резным растительным орнаментом (мавзолей Айша-Биби, XII в.), выпуклые поливные плитки с флористическим орнаментом (мавзолей Ходжа Ахмеда Яссави, Туркестан, XIY в.). Все эти примеры можно рассматривать как «вторую природу», орнаментальную природу, «этнографическую природу», спустя века находящую свое отражение в объектах ландшафтной архитектуры Казахстана.

Но наряду с художественным осмыслением природы, как отмечает Э. Шакенова, много позже в устном народном творчестве появляются легенды с темой необходимости сохранения богатств мира и главное «место занял защитник природы и человека». На этом этапе экологическое сознание всего цикла жизнедеятельности обогащается первыми зачатками природоохранных мероприятий.

В создании мира казахстанской культуры XXI века этническая тема осваивается достаточно активно и историзм характерен культуре современного человека. Знаковость и символичность как характерный признак искусства древних кочевников, отмечаемый Х. Труспековой, можно считать одним из ведущих и при определении перспективных направлений использования культурных традиций в региональной ландшафтной архитектуре.

Истоком ландшафтной архитектуры любой страны в первую очередь является естественная природа («первичная природа»), а затем уже культурный ландшафт («вторая природа»). Культурный ландшафт в целом и ландшафтная архитектура в частности, во всем мире имеют очень древние корни. Являясь частью всеобщего процесса развития человеческого общества, история культурного ландшафта Казахстана имеет и свои особенности. В Казахстане его проявления носили пунктуативный и очаговый характер. В бронзовый век уходят корни комплексного скотоводческо-земледельческого хозяйства, культурного (сельскохозяйственного) ландшафта, тогда как первые упоминания об объектах ландшафтной архитектуры относятся уже к средним векам.

И. Брызгалов (краевед, историк-архивист) указывал на то, что в конце VI века н.э. тюрки (период западно-тюркского каганата) завоевали Семиречье и Мавераннахр. При отступлении в Причуйский край, увлекли за собой часть земледельческого и городского населения Маверанахра. В результате в долине реки Чу образуются городские поселения и появляется «пунктир» земледельческой культуры с применением мотыжного земледелия, имеющего преимущественно утилитарные цели. С этого периода, согласно архивным материалам, на юге Казахстана начинается активное расширение сельскохозяйственного ландшафта «о чем свидетельствует проезжавший в 630 г. Чуйской долиной китайский путешественник Сюан-Цзан». Наряду с архивными материалами данные археологических экспедиций, по утверждению А. Бордулева, С. Мальцева, подтверждают положение о том, что на юге Казахстана в YIIYIII веках в структуре земледельческой культуры зарождается садоводство.

В маршрутниках, древних хрониках и географических сочинениях отмечается наличие садов в средневековых городах Южного Казахстана. В монографии К. Байпакова обобщаются результаты раскопок и изучения района, прилегающего к архитектурному комплексу Акырташ (середина VIII в., близ г. Тараза), приводится план местности и выставляется гипотеза о возможном существовании «четырехугольного парка-сада(250х250 м)».

В исторической, специализированной литературе отмечается, что в Х веке как и в предыдущие периоды большое значение в хозяйстве горожан имеют сады, виноградники, огороды и поля сельскохозяйственных культур. Озелененные территории общего пользования были представлены небольшими садами возле чайхан, при квартальных мечетях, при этом они носили как утилитарный, так и декоративный характер.

В начале XIII, в XIV - XV веках разрушительные войны хорезмшаха Мухаммеда с каракытаями и найманами, а затем монгольское нашествие, агрессия Тимуридов привели к опустошению территории Семиречья и всего Южного Казахстана. По сравнению с IX-XII веками происходит резкое сокращение числа городов. Вместе с городами уничтожались сады и ирригационные системы. И от некогда процветающих городов с благоухающими садами и их аграрных предместий остались только развалины. В развитии их садового искусства наступила творческая пауза, «архитектурно-ландшафтная линия» прервалась. В Приилийском же крае возрождение садоводства произойдет спустя несколько столетий, во второй половине XIX века - период формирования городов-крепостей и переселенческой политики Российской империи.

Экономические и культурные связи с народами сопредельных территорий накладывали отпечаток и на развитие ландшафтной культуры городов Казахстана. Арабское влияние, оказавшее мощное воздействие на культуру завоеванной в VII веке Средней Азии, а в более поздний период в области ландшафтной архитектуры дошло и до Южного Казахстана. Так, первое упоминание о типе планировочной структуры садов термином «чарбаг», как отмечает К. Байпаков, дается в мемуарах поэта и писателя Зайнаддина Васифи в начале XVI в. при описании средневекового города на территории Казахстана, в сообщении об устройстве поместья с садами и виноградниками у Саурана. В цепочке Месопотамия – Арабский Восток – Средний Восток – Южный Казахстан садово-парковый принцип «чор-бакх» (чарбаг, чорбаг) был привнесен в казахстанские города и предместья. Тогда как внедрение «среднеазиатского опыта застройки городов и поселков» А. Абиловым соотносится с более поздним периодом – концом XVIII – первой половиной XIX вв.

Город Шымкент до присоединения южного Казахстана к России планировочно делился на три части: цитадель на возвышенном месте, шахристан и рабад. Приречное расположение города (реки Бадам и Кошкарата) позволяло организовать орошение большой территории садов города. В XVII-начале XVIII вв. отмечается упадок политической и хозяйственной жизни казахских ханств, что в первую очередь сказывается на торможении в развитии наиболее уязвимых направлений градостроительства – ландшафтной архитектуре. К началу XIX века озеленение даже в таких старых городах Южного Казахстана как Аулие-Ата, Чимкент, Туркестан было представлено минимумом древесно-кустарниковых насаждений. С 20-х годов до середины XIX века г. Туркестан входил в состав Кокандского ханства и в этот период на территории шахристана (XV-XVI вв. – период наиболее интенсивной застройки) возникают первые примеры архитектурно-ландшафтной организации его территории (сопутствующее озеленение у квартальных мечетей, в рабаде вокруг города – сады).

Как подчеркивает ряд исследователей, градостроительство Казахстана XVIII-XIX веков являлось «отражением канонов российского зодчества». В отношении данных принципов М. Мендикулов отмечает появление регулярной планировки городов и общественных объектов ландшафтной архитектуры как привнесение опыта российского градостроительства, а создание вдоль улиц арыков совместно с уличным озеленением – Средней Азии. И далее автор указывает, что к концу XIX века образ Чимкента как города-сада создавался исключительно приватными садами и уличным озеленением вдоль арыков. Тогда как озелененные территории общественного пользования отсутствовали, но в «Новом городе» на основной композиционной оси – ул. Николаевской (ныне ул. Казыбек Би) к этому времени уже был расположен Соборный сад. Примерно в этот же период разрабатывается первый генеральный план перспективного развития г. Туркестана. Согласно данного плана, за пределами городских стен в северо-восточном направлении формируется «новый город», где также как и в «старом городе» закладывается прежде всего сад с культовым сооружением (церковью).

Середина – конец XIX века характеризуются расширением мероприятий по архитектурно-ландшафтной организации городов северного и западного Казахстана (Акмолинск, Гурьев, Уральск) – закладываются городские сады, рощи, сопутствующее озеленение культовых сооружений, при административных учреждениях, питомники.

Большое значение в практике архитектурно-ландшафтной организации городов Казахстана имел опыт г. Верного. Согласно «Свода памятников истории и культуры г. Алматы» и данным исследования Б. Туякбаевой подобные мероприятия в укреплении, Большой (1855 г.), Малой Алматинской станицах (1861 г.) и Ташкентской (или Татарской) слободе (1857 г) начались с озеленения улиц, Казенного и госпитального садов, приватных садов и озеленения, сопутствующего культовым сооружениям в общественных центрах станиц: Софийского бульвара (1856 г.) при соборе в Большой станице и церковного сада при Казанском соборе в Малой станице. В 1856 г. появились первые бульвары, в 1868 г. утвержден проект благоустройства бульвара шириной более 70 м, в последствии названного Ташкентская аллея (автор П.М.Зенков), в 1869 г. западнее Большой станицы был срыт земляной вал, где с помощью высаженных в четыре ряда деревьев образован Пушкинский бульвар.

Акцентирование градостроительных узлов достигалось дополнительным декорированием городских площадей живой изгородью, что являлось европейской архитектурно-ландшафтной традицией, пришедшей на территорию Казахстана через Россию. Поквартальная регулярная планировка станиц определяла и прямоугольную конфигурацию церковных и общественных садов, где посадка древесных насаждений осуществлялась строго по рядам-линиям. Смешанный состав декоративных и плодовых древесно-кустарниковых насаждений являлся характерной чертой городских парков, садов, скверов и бульваров города Верного.

Согласно архивным данным первый наиболее крупный объект ландшафтной архитектуры – Казенный сад – первый питомник (позднее, в 70-х годов ХIX века, именовавшийся как Верненский, Алматинский городской сад) был заложен на 40 десятинах (43,6 га – авт.) в укреплении Верном в 1856 году. К концу XIX века его площадь увеличилась до 58 с лишним десятин (более 63,22 га – авт.), что дало возможность повысить декоративные качества сада за счет формирования искусственного пруда. Была введена в эксплуатацию садово-парковая архитектура, разработанная зодчими А. Бенуа и П. Зенковым. Территориально сад располагался за р. М. Алматинка, напротив основного массива застройки города. Планировочно данный объект через местные проезды связывался практически только с территорией садовых участков горожан. Ни с речными мостами, ни с городскими улицами планировочной связи не наблюдается. Широтные и меридиональные оси уже в тот период (начало ХХ века) давали раскрытие на реку и живописную панораму гор Заилийского Алатау. Но в архитектурно-планировочном решении сада не присутствует выявленного центра, а описаний композиционных принципов объемно-пространственного решения также не выявлено. Тем не менее, впечатления современников свидетельствовали о том, что сад своими размерами, разнообразным породным составом акклиматизированного древесно-кустарникового ассортимента производил очень благоприятное впечатление.

С годами в городе Верном начинает расширяться типология объектов ландшафтной архитектуры. Наряду с городскими садами (Казенным, Пушкинским) формируется и лесопарк. Планировочная структура лесной Казенной рощи, ныне именуемой как Роща Баума (140 га), решена традиционно на принципах кварталов с регулярной планировкой

К началу ХХ века в Казахстане все новые объекты ландшафтной архитектуры формировались по канонам Российского зодчества. Город Туркестан в начале ХХ в. украшают два общественных сада, во внутренних двориках (айванах) жилых зданий, возводившихся в европейском стиле, появляется вертикальное озеленение на перголах, а вдоль прямых улиц «нового города» прокладываются арыки и формируется уличное озеленение

В первые годы ХХ в., в связи со строительством железной дороги Оренбург – Ташкент во многих городах комплексно строятся пристанционные поселки и при них по канонам Российского зодчества закладываются Общественные сады. Кроме этого продолжается возведение общегородских, районных садов, вдоль прямых улиц «новых городов» пробиваются арыки и формируется уличное озеленение.

Таким образом, анализ природно-климатических условий, информативность ландшафта, отражение природного контекста в народном творчестве позволили выявить первообразы ландшафта в традиционном сознании и с учетом этого провести анализ истоков зарождения культурного ландшафта и как его разновидности ландшафтной архитектуры на территории Казахстана с древнейших времен до начала ХХ века. В результате выявлено следующее:

1. Анализ источников, характеризующих природные предпосылки формирования объектов ландшафтной архитектуры позволил выявить районы: неблагоприятные, на значительной части территории страны, малоблагоприятные и только на небольшой территории юго-востока страны относительно благоприятные по условиям формирования объектов ландшафтной архитектуры.

2. Для отдельных типов природно-ландшафтного контекста выявлены характерные структурные пейзажные характеристики.

3. Анализ различных исследований древнего периода истории Казахстана позволяет сделать вывод о том, что исторический контекст послужил предпосылкой выведения широкого спектра культурных растений, развития зачатков ландшафтной культуры.

4. Формирование объектов ландшафтной архитектуры на территории Казахстана шло по следующей цепочке: приватные сады – озелененные территории специального назначения (питомники) – уличное озеленение – сопутствующее озеленение общественной застройки – озелененные территории общего пользования.

5. В формировании архитектурно-ландшафтной среды г. Верного-Алматы очень важное значение отводилось бульварам, заложенным вдоль оросительной системы, как связующим элементам приоритетных градостроительных узлов и периферийного защитного озеленения (вокруг формирующихся Алматинских станиц и Ташкентской слободы).

6. Конец XIX века характеризуется формированием во многих городах Казахстана общественных городских садов, расширением типологии объектов ландшафтной архитектуры.

Второй раздел посвящен анализу формирования архитектурно-ландшафтной организации городов Казахстана ХХ – начала XXI веков и начинается с выявления ее современных тенденций. Исторически комфортные природно-климатические условия становились одной из предпосылок формирования городских поселений Казахстана. А уже в ХХ веке в период бурного освоения ресурсных районов страны качественные характеристики ландшафтной ситуации новых городов подчас не отличались высокими показателями. Так же как и во всем мире в городских поселениях страны в процессе жизнедеятельности объекты ландшафтной архитектуры создавались в первую очередь для утилитарных, а затем уже и эстетических целей. При этом в одних случаях ведущим элементом городского ландшафта, создающим благоприятные условия досуга населения, выступали природные леса, акватории, а в других - комфортные условия жизнедеятельности приходилось формировать путем создания озелененных территорий в урбанизированном ландшафте. Но, тем не менее, в целом специфика объектов ландшафтной архитектуры городов Казахстана заключается в том, что большинство из них представляют собой искусственно сформированные озелененные территории (исключение составляют гг. Семей и Петропавловск, где имеются относительно небольшие по площади природные леса).

В городах мира с благоприятными ландшафтными условиями, как правило, в территориальном размещении сети озелененных территорий наблюдается тенденция постепенного увеличения площади объектов ландшафтной архитектуры от центра к периферии (в связи со снижением стоимости земли) с выходом в крупные массивы пригородных лесов. В большинстве же городов Казахстана отсутствует обширное пригородное ожерелье лесов, а наиболее крупные озелененные территории общественного назначения располагаются в общественных центрах городов или в центральных планировочных районах: на основных композиционных осях или на границе их исторически сложившихся частей, в зоне основного расположения секционной застройки.

Оптимальность архитектурно-ландшафтной организации территории города в теории и практике градостроительного проектирования, как правило, оценивается через количественные и качественные критерии. Одним из основных количественных критериев в оценке оптимальности сети озелененных территорий городов выступает показатель обеспеченности населения озелененными территориями общего пользования. В 70-х годах ХХ века в городах республики на одного жителя приходилось около 10 кв.м подобного типа территорий, а в г. Алма-Ате – примерно 80 кв.м. В 80-х гг. согласно сборникам статистической информации картина меняется: с 1980 по 1987 года в г. Алма-Ате происходит снижение данного показателя до 12,2 и далее до 6,9 кв.м/чел. Тогда как в г. Целинограде (ныне столица РК г. Астана) при той же тенденции снижения значения данного показателя были гораздо выше: 136,4 – 117,7 кв. м/чел. В рамках данной тенденции наименьшими (из рассматриваемых в исследовании поселений) показателями обладали города Экибастуз и Туркестан, в строительном зонировании которых больший % составляла жилая застройка усадебного типа (соответственно сухая степь - район ресурсного освоения и полупустыня) – 4,3 – 2,4 и 6,9 - 6,6 кв.м/чел. Противоположная тенденция роста обеспеченности населения подобными территориями к концу рассматриваемого периода наблюдалась в г. Лисаковске, где показатель достиг максимума по Казахстану (с 44,8 до 235,9 кв.м/чел). Объяснением данного факта, скорее всего можно считать превалирование в тот период (почти 100%) в строительном зонировании города среднеэтажной застройки.

Двадцать - десять лет назад в Казахстане при корректировке генеральных планов всех типов городов были определены показатели обеспеченности городского населения озелененными территориями общественного назначения (на момент проектирования). Данные показатели не были утешительными, так как большинство городов не обеспечивало свое постоянное население нормативным объемом архитектурно-ландшафтной среды общего пользования. Например, данный показатель в таких крупных городах как Павлодар, Костанай (степная зона) и других составлял от 3,1 – 5,8; в средних – Атырау, Балхаш (полупустынная зона), Экибастуз (сухая степь) – 2,6 – 5,0 и в малых городах – Лисаковск (степная зона) – 5,3 м2/чел., что ниже норматива строительных норм того периода для каждого из перечисленных типов городских образований на 30 -50 %.

Анализ современного состояния архитектурно-ландшафтной организации территории городов Казахстана позволил выявить отрицательную тенденцию снижения данного показателя в большинстве обследованных городов. Исключение составил г. Астана, где с 90-х годов прошлого столетия активно ведется реконструкция городских ландшафтных объектов и идет бурный рост градостроительного освоения новых территорий, промышленные города Балхаш и Лисаковск. Павлодар, Костанай, Шымкент – 4,9 - 3,9 – 2,8; Атырау, Балхаш, Экибастуз – 9,9 – 2,8; Лисаковск - 8,0 м2/чел. Но не везде высокий (относительно современной ситуации) показатель обеспеченности озелененными территориями общего пользования, как например, в г. Балхаше – 9,9 м2/чел свидетельствует о качественном уровне. Кроме этого ни в одном из городов Казахстана не были реализованы проектные предложения по формированию непрерывной системы озелененных территорий, в переходный период новых экономических условий данная концепция оказалась нереализуема.

Сложность социально-экономических условий в Казахстане конца ХХ века создала ситуацию, когда бюджет малых и средних городов, основной градообразующей базой которых являются крупные промышленные предприятия, в этот период резко сокращался. Численность населения городов не достигала своей проектной отметки и как следствие происходила нереализация проектных предложений по расширению площади озелененных территорий. Дефицит бюджета привел к запустению существующих объектов ландшафтной архитектуры: древесно-кустарниковый ассортимент практически не обновлялся, садово-парковая архитектура не реставрировалась.

Существует разница в состоянии архитектурно-ландшафтных объектов в малых и средних городах, сформированных разным типом застройки. Там, где строительное зонирование представлено как 100% среднеэтажной застройки (г. Лисаковск), объекты ландшафтной архитектуры общего пользования сохранялись в достаточно хорошем состоянии, тогда как в местах превалирования малоэтажной усадебной застройки, где большая часть досуга проводится на территории приватных садов, отношение к общественным озелененным пространствам не было столь внимательным (гг. Балхаш, Экибастуз). Исключение составляет исторический г. Туркестан с преимущественно усадебной застройкой – современный культовый центр Казахстана, расцвет которого был связан с деятельностью Тамерлана, второе же «рождение» город получил в начале ХХI века, в связи с произошедшими социально-экономическими переменами.

Современный период сложившейся функционально-планировочной структуры центральной части городов Алматы, Астаны, Атырау, Павлодара характеризуется серьезными экологическими проблемами, связанными с «хаотической застройкой» прибрежных территорий небольших горных рек, пойменных участков Ишима, Урала, Ертыс, наиболее живописных, «золотых» точек предгорного ландшафта. Это, прежде всего, связано с тем, что потребители элитного жилья, желая улучшить свои жилищные условия, стремятся в наиболее привлекательные озелененные участки городов. Застройка подобных территорий создает эффект экологической «блокады» города, формируя дискомфортные условия для биологических компонентов экосистем.

Особенности архитектурно-ландшафтной организации Южного Казахстана рассмотрены на примере гг. Алматы, Шымкента и Туркестана. Вторая половина 30-х годах является определенной вехой в развитии ландшафтной архитектуры страны. В генеральном плане 1936 г. архитектурно-ландшафтная организация г. Алматы (на тот момент столицы республики) разработана с позиции рассмотрения в целом всей сети данных объектов в территориально-функциональной структуре города. Но, Вторая Мировая война не дала возможность реализовать многие архитектурно-ландшафтные предложения. Более интенсивное развитие данная отрасль получила уже во второй половине 40-х – 50-х годов. Наиболее крупные объекты ландшафтной архитектуры общего пользования г. Алматы начали формироваться во второй половине XIX века. Их расположение фиксируется в Центральном планировочном районе города, в его исторически сложившейся части, на основной композиционной оси.

Параллельно с развитием г. Алма-Аты - Алматы, согласно разработанным в разные годы 7 генеральным планам города в меридиональном и широтном направлениях развивалась и сеть объектов ландшафтной архитектуры. Вслед за строительством в 30 - 40-х годах архитектурных ансамблей и отдельных уникальных общественных зданий начинается формирование скверов Меридиональной оси исторически сложившейся части города.

В дополнение к историческим паркам городского ранга, в развитии северного и западного направлений на площадях в 18 га закладываются парки районного значения: в 1950 г. – им. Сакена Сейфуллина и в 1967 г. на территории существующего сада - им. 50-летия Октября (ныне «Femeli Park»).

Бульвары в городе формировались, начиная с первых генеральных планов, при этом, с годами актуальность их не снижалась. Данные линейные озелененные территории имеют преимущественно меридиональную ориентацию и являются своеобразными санирующими «коридорами» для прохода горно-долинных бризов. Одна из основных задач бульваров – способствовать формированию непрерывной системы озелененных территорий. Но на современном этапе данный принцип не выдерживается и г. Алматы как и все города Казахстана характеризуется наличием разрозненной сети объектов ландшафтной архитектуры.

В г. Шымкенте на современном этапе сеть озелененных территорий общего пользования представлена парками, скверами и бульварами, из которых 83% территориально локализованы в центральной части города и расположены на основных городских магистралях. Обеспеченность населения подобными территориями ниже норматива, с учетом дискомфортности природно-климатических условий, на 79 %.

Ввиду центрального расположения в ядре исторически сложившейся части города Шымкента в среде среднеэтажной общественной и жилой застройки Центральный парк также как и этнопарк очень активно насыщен сопутствующими объектами. По данному критерию данные объекты можно отнести к типу архитектурных парков.

Ландшафтные объекты общего пользования определяют степень доступности различным группам населения озелененных территорий для отдыха. Но не менее важными выступают объекты, одной из основных задач которых является расширение видового разнообразия растительного мира – это дендропарки (озелененные территории специального назначения). Подобный парк с использованием метода рекультивации бросовых городских земель в северной части города был заложен в Чимкенте – Шымкенте в 1979 г. Здесь на площади в 150 га сформировано 6 флористических зон (по происхождению). Также в русле общих тенденций страны в конце первого десятилетия XXI века в одном из композиционных узлов исторически сложившейся части города получила свое архитектурно-ландшафтное завершение площадь Ордабасы с монументом независимости. Но непрерывной системы озелененных территорий в г. Шымкенте на современном этапе не сформировано. Общая обманчивая визуальная картина экологического комфорта, как и в случае с г. Алматы, создается за счет активного озеленения транзитных коридоров, которые не могут решать рекреационные вопросы.

Современное озеленение г. Туркестана представлено бессистемной сетью «зеленых пятен» объектов ландшафтной архитектуры: общего пользования, таких как парк, скверы, озелененные пешеходные бульвары; ограниченного пользования и специального назначения – сады при общественных зданиях, в узлах внешнего транспорта и на улицах. Архитектурно-ландшафтная организация территории г. Туркестан решалась с учетом превалирования в строительном зонировании низкоэтажной усадебной застройки. В связи, с чем основными объектами ландшафтной архитектуры первой и второй половины ХХ века вплоть до конца 80-х годов являлись достаточно локальные объекты: Центральный парк, Привокзальный сквер (прекративший свое существование в конце ХХ века), сквер в административной зоне центра города и серия других локальных садов и скверов. В г. Туркестане к 1500-летнему юбилею в историческом ядре осуществлена регенерация открытого ландшафтного пространства вокруг историко-культурного комплекса мавзолея Ходжа Ахмеда Ясави с формированием на смежной территории новых фрагментов архитектурно-ландшафтной среды: цветочный партер, бульвар, городской сад и сквер. Завершением бульвара служит архео-парк, также сформированный в результате ландшафтной реконструкции прежнего сквера в период празднования юбилея. Цветочный партер, формирующий перспективу на мавзолей с восточной стороны решен на принципе регулярной планировки. По композиционной трактовке «прочитывается» стремление к традиционной четырехчастной канонической схеме садов Востока – «чорбаг», но планировочный архетип нарушен одной диагональной и промежуточной перпендикулярной осями. Кроме этого в канонической трактовке пересечение осей должно решаться с выявлением узла с бассейном или главным архитектурным объектом и взаимнопересекающейся системой водотоков. С северной стороны завершающая часть бульвара примыкает к общественному фруктовому саду, инициативно заложенному в середине ХХ века жителями города.

В 2007 г. ТОО «Градостроитель К» на базе научной концепции, разработанной «Научно-производственным центром Историко-культурного наследия», была разработана схема генерального плана застройки исторической части г. Туркестана, которая решалась как туристический центр «Древний Туркестан». Согласно проекта, территория данного центра окружает охранную зону мавзолея с северной, восточной и южной сторон. В центре запроектированы такие объекты, как деревня паломников, Музей карта под открытым небом «Туристические объекты ЮКО», этноаул и историко-этнографический парк. По проекту центр насыщается как отдельными озелененными территориями общего пользования (историко-этнографический парк - 50,0 га, Музей карта памятников ЮКО - 10,0 га), так и сопутствующим озеленением. Предлагаемые в данной работе объекты ландшафтной архитектуры, бесспорно, могут способствовать повышению идентичности, улучшению экологической и рекреационной ситуации в городе.

Реконструкция мавзолея Ходжа Ахмеда Ясави, статус города как культового центра Казахстана, повлияли на строительство к 1500-летнему юбилею города и одноименного университета, привлекшего инвестиции на формирование дендропарка при учебном заведении. То есть постепенно с начала ХХ века в г. Туркестане наблюдается положительная тенденция увеличения площадей озелененных территорий разного типа обслуживания и расширение спектра специализаций объектов ландшафтной архитектуры.

Центральный Казахстан представлен гг. Балхаш и Жезказган.

Город Балхаш, заложенный в 1936 году, относился в ХХ веке к новым городам-новостройкам. Архитектурно-ландшафтная организация городской территории, запланированная генеральным планом, осуществлялась с учетом рекомендаций филиала ботанического сада Академии наук КазССР.

Современная ситуация характеризуется прерывистой сетью объектов ландшафтной архитектуры, локализующихся преимущественно в зоне размещения секционной застройки. Все объекты ландшафтной архитектуры общего пользования расположены в центральной части 1-го планировочного района города на основных композиционных осях или на границе его исторически сложившейся части. Также как и в выше рассмотренных городах, озелененные территории всех типов представлены рукотворным благоустроенным ландшафтом.

Одна из основных проблем г. Балхаша заключается в необходимости архитектурно-ландшафтной реабилитации парков Молодежи, Строителей, сквера у Дворца Металлургов, дворовым садам исторической жилой застройки, выполняющих историко-культурные и рекреационные функции. Садово-парковая архитектура, малые архитектурные формы исторических ландшафтных объектов (история градостроительного, ландшафтного искусства советского периода), имеющих неоценимое значение для города, – ограды, фонтаны, садово-парковое оборудование требуют первостепенной реставрации. Большое внимание в генеральном плане уделялось формированию прибрежной парковой зоны, развитие которой получило лишь частичную реализацию.

Город Жезказган, возникший на месте бывшего поселка Кенгир, в 1954 году получил статус города. Городские озелененные территории всех типов представлены рукотворным благоустроенным ландшафтом. История развития ландшафтной архитектуры в городе начиналась с закладки в 1939 г. Ботанического сада – как опытной станции, озеленения улиц в 1958-59 гг. – Абая, Кенгирская (ныне Тарадая), М. Горького, В. Маяковского, К. Маркса, Сатпаева (Металлургов). В 1968г. закладывается первый бульвар по ул. Космонавтов (ныне С. Сейфуллина), а 1976-77 гг. проводится озеленение прибрежной зоны, Южного парка (Наурыз), Жастар, скверов и городских садов.

Современная архитектурно-ландшафтная среда города представлена разрозненной сетью локальных объектов ландшафтной архитектуры. К ним относятся такие озелененные территории общего пользования, как парк Жастар и Наурыз, Детский парк аттракционов, два сквера, Пешеходная площадь Первостроителей, три бульвара. Сложность социально-экономической обстановки 90-х гг. отрицательно отразилась на качественных характеристиках всех без исключения объектов ландшафтной архитектуры. Все перечисленные объекты отличает разное процентное соответствие нормативной степени озелененности и обустроенности. Более высокой степенью обустроенности отличается центральное ядро города. В центральной части города, на главных композиционных осях, в основном расположены скверы городского значения и бульвары, тогда как наиболее крупные объекты ландшафтной архитектуры - городские парки расположены на ее периферии. Парк Жастар заложен почти 40 лет назад на территориальной площадке, решающей проблему кратчайших связей производство (Медеплавильный комбинат) – жилье – отдых.

Отличительной, положительной чертой парка Жастар, выявляющей его идентичность, являются сохранившиеся декоративные зооморфные скульптурные группы достаточно высокого декоративного качества. Роль данных объектов заключается в сохранении «духа места», своего исторического культурного «слоя».

Важную задачу расширения биоразнообразия среды выполняет Ботанический сад, расположенный на пороге города и относящийся к озелененным территориям специального назначения. Улучшению качественных характеристик архитектурно-ландшафтной среды города способствуют также и цветники, которые в меньшей степени зависят от природного дискомфорта.

Современная архитектурно-ландшафтная среда города Экибастуз также представлена разрозненной сетью объектов ландшафтной архитектуры: 13-ю объектами общественного назначения: парками Шахтеров, «Онер», Воинов-интернационалистов; пятью скверами, садом на привокзальной площади и тремя аллеями. В структуре парка Шахтеров по решению городского Акимата отведено 2 га под дендрарий, где по принципу выставочной экспозиции высаживается типичный древесно-кустарниковый ассортимент Казахстана.

Территории города Атырау (район западного Казахстана) присущи «полярные» ландшафтные отличия: от приречного ландшафта реки Жайык (Урал) и протоки Перетаска до локальных искусственно озелененных территорий общего пользования и открытых общественных пространств с минимумом озеленения. Учет и оценка основных структурных элементов природного каркаса выполнялась во всех генеральных планах, разработанных для города со следующих позиций: как охраняемые территории и как объекты улучшения окружающей среды.

Естественные озелененные территории в современных границах города представлены отдельными экземплярами пойменной кустарниковой и луговой растительности, а озелененные территории общего, ограниченного пользования и специального назначения обустроены искусственным озеленением. На стадии предпроектного анализа в рамках данного раздела по методике ЦНИИП градостроительства (г. Москва) автором был проведен архитектурно-ландшафтный анализ проектируемой территории города. На топосъемку в М 1:10000 была наложена сетка с шагом 500 м. Результатом анализа явилась дифференциация территории в границах городских земель по классам визуально-эстетической ценности ландшафта. Территория города была разбита на три класса. В ходе анализа выявлено, что наиболее ценный ландшафтный комплекс расположен в зоне жилгородка нефтяников. Но архитектурно-ландшафтная реконструкция территории данного района, в состав которого входит уникальный архитектурно-градостроительный памятник государственного значения, проводится не на должном уровне. Реконструкции подлежали отдельные здания центральной планировочной оси, площадь и Дворец культуры, тогда как сад жилгородка и периферийная жилая застройка остались без внимания.

Озелененные территории общего пользования определяют устойчивое экологическое развитие города, а их дефицит отражается на лишении населения возможности полноценного отдыха. Современная архитектурно-ландшафтная среда города представлена разрозненной сетью объектов ландшафтной архитектуры. Все объекты общего пользования расположены в центральной части города на основных композиционных осях. По иерархическому рангу 99% из выделенных объектов можно рассматривать как озелененные территории городского значения, а 1% – как районного.

Саду жилгородка необходимо проведение ландшафтной реконструкции. Строительство пешеходного моста от Жилгородка через р. Жайык (Урал) позволило создать эффект композиционной связи противоположных объектов ландшафтной архитектуры и новые ракурсы восприятия сформированного парка Победы, нисходящие сверху вниз. Подобный обзор выявляет проблемы объемно-пространственного решения парка: практически полное отсутствие вертикальных акцентов-зеленых вертикалей, которыми желательно было бы подчеркнуть основные композиционные оси и узлы.

Архитектурно-ландшафтную ситуацию в г. Астана рассматриваемого периода можно условно разделить на три периода: формирование сети озелененных территорий областного центра г. Акмолинска (до 1961 г.), центра Целинного края - г. Целинограда (с 1961-92 гг.) - Акмолы (1992-98 гг.) и архитектурно-ландшафтная организация г. Акмолы-Астаны (с 1997 гг. – по настоящее время) – как столицы РК.

ЛенНИИградостроительства и ЦНИИПградостроительства (1962-63 гг., арх. Гладштейн, В.А.Шквариков, В.И.Смирнов) на уровне передовых градостроительных требований территорию г. Целинограда четко делили на три зоны. Северная зона вдоль железнодорожного коридора – индустриальное развитие, южная часть - многофункциональная зона в комбинации с кварталами жилой застройки, приречная территория – рекреационная зона, предназначенная для сохранения «хрупкой экосистемы бассейна р. Ишим». С этого времени выделяется городская общественная зона отдыха, разрабатывается перспективная единая система озелененных территорий. Водно-зеленый диаметр (парки и лесопарки), формирующийся авторами проекта вдоль русла р. Ишим, клиньями введен в структуру жилой застройки. А новый проектируемый общегородской центр города, насыщенный сетью скверов, предлагался авторами вдоль Соленой балки и ориентировался на прибрежную парковую территорию.

В проекте генерального плана г. Целинограда были заложены четыре лесопарка: два правобережных, островной и левобережный. Функциональное зонирование первого правобережного лесопарка решено на базе двух зон: активного и тихого отдыха. Однако по большей части реализация проекта так и не была осуществлена. Прибрежная территория р. Ишим, затапливаемая паводковыми водами (юго-восточная и северно-западная часть), в последующие годы была освоена под дачи. В первые же годы реализации проекта закладка объектов ландшафтной архитектуры осуществлялась в основном силами общественности.

В 1963 году строительство пешеходного моста решило доступность населению города городского парка площадью 140 га (ныне Центральный парк отдыха), в пригороде был создан дендрологический сад-объект, площадью 25 га (62 га на 1992 год), решивший на многие годы проблемы интродукции растений. В дальнейшие 60-80-е годы наряду с ландшафтной реконструкцией основных транспортных коридоров города и городского парка отдыха, формируются парки им. 150-летия города (район Соленой балки) и Школьный, обустраивается набережная р. Ишим.

Предпосылкой к выделению нового этапа в градостроительном развитии и как следствие в архитектурно-ландшафтной организации территории г. Акмолы - Астаны (с 1998 года) явилось перенесение столицы страны в декабре 1997 года из г. Алматы в г. Астану. Ландшафтная реконструкция существующего «зеленого» фонда города, разработка новых концепций его перспективного градостроительного, архитектурно-ландшафтного развития в рамках творческих конкурсов и последующих разработок генерального плана являлись отличительными приметами в архитектурной жизни новой столицы в конце 90-х годов ХХ – начале XXI века.

Во всех проектных и конкурсных разработках данного периода (Проект застройки нового центра, ПСК «Ак Орда», 1996,97 гг.; Проект фирмы «KisoKurokawaArchitect&Associates», Разработка Генерального плана г. Астаны, Японское Агенство по международному сотрудничеству – ЯАМС, 2001 г., Комплекс «Новая Астана», «Астанагенплан», 2002 г.) в аспекте архитектурно-ландшафтной организации продолжала поддерживаться позиция, заложенная в первых генеральных планах города: в качестве главного осевого природного элемента принимается р. Ишим. При этом именно с этого периода, с концепции ПСК «Ак Орда» (I-я премия) в местном конкурсе 1996 года на лучший проект застройки г. Акмолы начинает «продвигаться» идея градостроительного освоения левобережья главного водного коридора и ось запад-восток нового административного центра столицы РК, окруженная озелененной эспланадой.

Немаловажное значение в данной разработке уделялось выделению особо охраняемых территорий с минимальным их освоением, расположенных к юго-западу от города и представляющих собой типичный степной ландшафт. В этом ключе своеобразие территориально-функциональной организации г. Астаны заключается в смежном расположении нового Центра города с охраняемой территорией, что согласно концепции генерального плана будет «выгодно отличать…» столицу РК « …от других городов». Для создания хорошо сбалансированной системы городских парков в отмеченной выше работе предлагается соотношение между парками городского ранга и районными парками («открытый парк») как 40:60. При этом, отмечается, что определенных стандартов РК по балансу между объектами ландшафтной архитектуры подобных категорий не существует, а предлагаемое распределение основывается на японских стандартах разбивки городских парков. Тогда как в нормативных документах РК вполне определенно дается показатель по соотношению озелененных территорий городского и районного рангов, но на несколько других принципах. Данный нормативный документ, используемый и в советский период, дает превалирование озелененных территорий общего пользования городского ранга над объектами районного значения в соотношении 10:6 (для больших, крупных и крупнейших городов). Сравнительный анализ данных нормативов позволяет сделать вывод о том, что японский стандарт дает более демократичное решение вопроса повседневного отдыха.

В результате изучения практики ландшафтной архитектуры в городах Кахахстана в ХХ и начале XXI века выявлено следующее:

1. Показатель обеспеченности населения озелененными территориями общего пользования в 70-е годы в г. Алма-Ата – столице КазССР и г. Целиноград – центре целинного края был выше норматива, тогда как во всех других городах его значение было на много ниже.

2. С конца 30-х годов постепенно во всех городах Казахстана начинают формироваться полифункциональные парки культуры и отдыха.

3. Расширение типологии объектов ландшафтного зодчества в городах Казахстана начало происходить преимущественно после 50-х годов ХХ века.

4. С 60-х годов, в связи с активным освоением ресурсных районов и строительством новых городов в зонах с относительно и неблагоприятными условиями по архитектурно-ландшафтной организации территории объекты ландшафтного зодчества формируются преимущественно на базе восполнения недостающих природных ресурсов.

5. Большие и крупные города, как правило, формировались в районах исторического расселения с более благоприятной природно-климатической средой: приречные города лесостепной, степной и предгорной зон. Типологический ряд объектов ландшафтной архитектуры в них гораздо шире и дает больше возможностей для реализации разнообразных видов отдыха населения.

6. Принятие государственных программ РК по устойчивому развитию государства оказывает влияние на формирование в городах страны объектов ландшафтной архитектуры, основная функция которых направлена на восполнение биоразнообразия среды - дендропарков.

7.Формирование новой столицы РК – г. Астаны и, связанное с этим проведение отечественных и международных конкурсов по ее развитию, явилось активным импульсом в проявлении регионального своеобразия в ландшафтном зодчестве.

8. Конец ХХ и начало XXI века характеризуется поиском национальных истоков в малых архитектурных формах, внедрением декоративной скульптуры на территорию объектов ландшафтной архитектуры городов Казахстана.

Третий раздел, посвященный концептуальным основам развития ландшафтной архитектуры, предваряет мысль Л.Б. Когана о том, что человек был частью природы, «вычленялся» из нее и в тоже время постоянно как бы «возвращался» к природе и «это возвращение становилось все более осознанным». На этой основе проведен анализ тех примеров исторического мирового опыта ландшафтного зодчества, которые опосредованно и непосредственно повлияли на становление и дальнейшее развитие отрасли в стране: объекты стран древнего Востока, Италии, Голландии, России.

В разделе представлен анализ эволюции теоретических основ ландшафтной архитектуры сквозь призму отношения человека к культурному ландшафту. Изначально создаваемый для утилитарного предназначения, культурный ландшафт в различных регионах приобретает высокий эстетический статус, а иногда становится и символическим ландшафтом целых стран. Рассмотрено развитие терминологического аппарата в рамках исследуемой темы. Дан анализ современных тенденций развития мирового процесса ландшафтной архитектуры.

В ходе анализа ряда означенных вопросов установлено, что:

1. В конце ХХ века в период глобального освоения среды человечество подходит к пониманию необходимости смены парадигмы «антропоцентризма» на «биосфероцентризм». В архитектуре экологические факторы занимают важнейшие позиции. И ландшафтная архитектура становится краеугольным видом творчества в утверждении данной концепции в мире. Современный же этап во всем мире при неизменной экологической фундаментальной базе характеризуется повышением интереса к эстетическим критериям формирующихся объектов ландшафтного зодчества, его семантике.

2. Важной вехой в развитии ландшафтной архитектуры явилось принятие в 2004 году «Европейской конвенции о ландшафтах», ее природоохранные установки применимы «не только к уникальным, но и к обычным, «будничным», в том числе нарушенным, ландшафтам», что крайне актуально для урбанизированных территорий Казахстана.

3. Впервые дается анализ исторического опыта искусственной природы и авторская трактовка в выявлении ценностных критериев подобного явления в конкретный исторический момент.

4. Последнее десятилетие ХХ и начало XXI веков на мировой арене в области ландшафтного проектирования было продемонстрировано бурным интересом к концептуальным, символическим ландшафтам, которые в ряде источников именуются как «Арт-ландшафты», радикальные ландшафты.

5. В современной практике ландшафтного проектирования и строительства высокотехнологичные материалы «рождают» новые формы малых архитектурных форм. Металлические опоры, изгибаясь, формируют непривычные по масштабам крупногабаритные арочные проходы, удлиняясь, создают динамичные, пульсирующие композиции необычайно фантазийных форм.

6. В новейшем опыте современных объектов ландшафтной архитектуры подчеркивается природосохраняющая функция культуры, определяющаяся через совмещение с природой. В связи, с чем декоративная скульптура «спустилась» со своих постаментов, она приобрела человеческий масштаб и очень часто в городском ландшафте организуется любование отдельными элементами «естественной» природы. Городская среда в этом аспекте становится все более и более демократичной.

7. Новые технологии в растениеводстве позволяют расширить эстетические свойства растений, а также использовать «живой» растительный материал в качестве экологичных строительных конструкций, который при переводе из «тепличных» условий в естественную среду проявляют устойчивость приравниваемую к металлическим конструкциям.

Четвертый раздел посвящен совершенствованию методов количественной и качественной оценок природных ресурсов на макро- (территория всего Казахстана) и мезоуровнях (территория в границах пригородной зоны г. Алматы). Рассмотрены философские проблемы и основания, мировоззренческие, ценностные аспекты в дальнейшем развитии ландшафтной архитектуры. Представлена классификация искусственных ландшафтов, рассмотрена их архитектурная и семантическая природа. Разработаны теоретические основы ландшафтной архитектуры в рамках одорологии. Исследование вопросов, проведенных в рамках данного раздела, послужило основанием для выделения следующих принципиальных позиций:

1. Выявленный рекреационный потенциал ряда городов РК позволяет дифференцировать их по уровню обеспеченности доступными для населения рекреационными ресурсами.

2. Курганные могильники расположены в разных районах Казахстана, Евразийского континента. Поэтому выявленную при совершенствовании методики архитектурно-ландшафтного анализа территории пригородной зоны г. Алматы их «двоичность» как историко-культурного объекта и как природообразного элемента рекомендуется учитывать при проведении подобных оценок в других районах.

3. Специфическим аспектом в формировании архитектурно-ландшафтной среды в городах Казахстана выступает сезонность, которая проявляется и в воздействии запахов элементов ландшафта. Так от хвойных растений, выделяющих фитонциды оздоравливающего характера, зимой исходит бодрящий аромат, а летом – пьянящее действие. В связи с чем, территориальное размещение хвойных растений необходимо чередовать лиственными, для обеспечения сезонного выбора места отдыха пользователем.

4. Важным показателем в повышении степени восприятия запаха является влажность воздуха. Большая же часть территории Казахстана отличается сухостью воздушной среды, в связи, с чем для обеспечения комфортных условий для восприятия запаха ароматных растений рекомендуется их комплексное размещение с фонтанами, каскадами и другими водными композициями.

5. Кроме эмоционального воздействия растительные ароматические вещества обладают способностью нейтрализовать токсичные газы, что выдвигает их в ряд одного из лучших санитаров загрязненной атмосферы. Данное свойство необходимо учитывать при подборе древесно-кустарникового и цветочного ассортимента для архитектурно-ландшафтной организации транспортных магистралей, парковок.

6. Одним из принципов формирования гармоничной объемно-пространственной среды в объектах ландшафтной архитектуры является принцип модуляции видов. Для введения смены впечатлений по маршруту движения кроме планировочных и пространственных приемов можно использовать принцип аромамодуляции. Контрасты являются одной из важнейших эстетических категорий, в связи, с чем использование в предлагаемом приеме контрастов по природным запахам придадут «звучность» маршруту.

7. Как целесообразное можно рекомендовать введение в цветники у общественных зданий вечернего посещения ароматных растений, так как именно в часы закатного солнца воздействие запаха ощущается с наибольшей силой и тем самым еще на один показатель может повысится эстетический потенциал локального архитектурно-ландшафтного пространства.

В пятом разделе разработаны рекомендации по классификационным группам городов Казахстана, где учтены качество и уровень обеспеченности доступными для населения рекреационными ресурсами загородных территорий с выходом на дифференциацию рекомендаций по обеспеченности озелененными территориями общего пользования в структуре городов и введению биопозитивной архитектуры. На мезоуровне рассмотрена целесообразность формирования межселенных садово-парковых объектов на базе не только природных комплексов, но и на основе историко-культурного, информационного ландшафта. Разработаны теоретические модели перспективной архитектурно-ландшафтной организации территории городов Казахстана, образного и архитектурно-планировочного решения объектов ландшафтной архитектуры, включающие в себя следующие структурные элементы: цели, задачи, принципы и методы. Рассмотрены вопросы использования новых технологий в ландшафтном проектировании и перспективы развития биопозитивной архитектуры в Казахстане. В результате рассмотренных вопросов сделаны следующие выводы:

1. Города Казахстана на современном этапе испытываеют большой дефицит в ландшафтных объектах «высокой моды». Идеи выставочных экспозиций иногда в первичной версии, а подчас, адаптируясь к реальной ситуации городских архитектурно-ландшафтных пространств, акцентируют внимание на общественных территориях, становясь своеобразными знаковыми элементами города. Подобные объекты ландшафтной архитектуры наиболее актуальны для культурных центров городов РК, где их «прочтение» будет подготовлено самой эмоционально-интеллектуальной средой места.

2. В градостроительных узлах повышенного инвестиционного интереса и в первую очередь центральных планировочных районов предлагается закладка общественных садов и скверов, подземным основанием которых могут являться экономически прибыльные предприятия (гаражи, фитнес клубы, магазины и пр.).

3. При формировании культовых сооружений необходимо важное значение придавать аспектам литургичности при архитектурно-ландшафтной организации их территории. Использование запахов ароматных растений может вестись как на эмоциональном, так и смысловом уровнях.

4. Рекомендуется активное включение озелененных территорий ограниченного и общего пользования в структуру общественных пространств за счет строительства террасированной и нелинейной биопозитивной архитектуры.

5. Актуальным является использование новых технологий в растениеводстве, декоративном освещении (светящиеся бордюры, светящиеся теневые навесы, отдельные светящиеся плитки в мощении территории объектов ландшафтной архитектуры, «световая геопластика» в структуре набережной и пирсов), разной цветовой гаммы позволит внести свежую ноту в световом дизайне города и, в целом, повысить эстетический потенциал объектов ландшафтной архитектуры. Повышению экономической эффективности объектов ландшафтной архитектуры Казахстана может способствовать использование энергосберегающих технологий (солнечные батареи, образ которых возможно решать в ключе интерпретированной природы).

Подводя итоги проведенного исследования, в ЗАКЛЮЧЕНИИ подчеркивается, что представленный процесс развития ландшафтной архитектуры Казахстана, имея ряд общих черт с ландшафтным зодчеством соседних стран, обладает специфичностью, определяемой как региональными, так и временными особенностями.

Анализ зарождения культурного ландшафта, истоков и развития ландшафтной архитектуры Казахстана ХХ и начала XXI вв., совершенствование теории данного вида творческой деятельности позволил сделать следующие основные выводы:

1. Своеобразие природного комплекса Казахстана отразилось на формировании культурных традиций в народном творчестве: фольклоре, архитектуре, декоративно-прикладном искусстве племен и народностей, проживающих в разные времена на территории Казахстана. В бытовой и творческой деятельности сакрализации подвергались все без исключения элементы живой и неживой природы – космос, растения, холмы и горы, водные источники, животный мир со своей трактовкой в символах и знаках.

2. На юге Казахстана в YIIYIII веках в структуре земледельческой культуры зарождается садоводство. В X-XII веках данный процесс стабилизируется. Тогда как в начале XIII, XIV - XV веках военные действия привели к опустошению территории всего Южного Казахстана. Вместе с городами уничтожались сады и ирригационные системы. И от некогда процветающих городов с благоухающими садами и их аграрных предместий остались только развалины. В развитии их садового искусства наступила творческая пауза, «архитектурно-ландшафтная линия» прервалась. Возрождение садоводства произойдет спустя несколько столетий, в Приилийском крае - во второй половине XIX века, в период формирования городов-крепостей и переселенческой политики Российской империи.

3. Первые сады, формирующиеся в среде городских поселений и их предместий, имели, в основном, как и в мировой практике, утилитарное значение. В этот период наблюдается влияние садово-паркового искусства исламского Востока – «Южное направление», появляются первые письменные упоминания о реализации композиционного принципа «чорбаг» на территории современного Южного Казахстана. На современном этапе данный архетип садов в чистой канонической трактовке в обследованных городах не выявлен.

4. В первые годы ХХ века, в связи со строительством железной дороги Оренбург – Ташкент во многих городах комплексно строятся пристанционные поселки и при них по канонам Российского зодчества закладываются Общественные сады. Кроме этого продолжается возведение общегородских, районных садов, вдоль прямых улиц «новых городов» пробиваются арыки и формируется уличное озеленение.

5. Сохранившиеся на начало ХХ века исторические объекты ландшафтной архитектуры были сформированы на принципах регулярной планировки, на базе простых композиционных схем, где прослеживается влияние садово-паркового искусства России – «Северное направление».

6. В виду резких различий в природно-климатических условиях городов Казахстана, в одних случаях ведущим элементом их ландшафтной среды, создающим благоприятные условия досуга населения, выступали природные леса, акватории. Тогда как в других комфортные условия жизнедеятельности приходилось формировать путем создания озелененных территорий в урбанизированном ландшафте. Но, тем не менее, в целом специфика объектов ландшафтной архитектуры городов Казахстана заключается в том, что большинство из них представляют собой искусственно сформированные озелененные территории (исключение составляют гг. Семей и Петропавловск, где имеются относительно небольшие по площади природные леса).

7. В результате проведенного исследования и анализа исторических фактов выявлено три периода в развитии ландшафтной архитектуры Казахстана.

Первый период – с древнейшего времени (время зарождения культурного ландшафта) до начала ХХ века, характеризуется «пунктирностью» проявления эстетизированного ландшафта, привнесением канонизированных приемов композиционного решения объектов, появлением первых общественных объектов ландшафтной архитектуры и сопутствующих озелененных территорий при культовых сооружениях.

Второй период – в ХХ веке отдельным этапом в развитии ландшафтной архитектуры Казахстана можно выделить временной отрезок с 1920 до 1991 года – период обобществления искусственно озелененных территорий – питомников, рощ, садов. Кроме этого, в соответствии с нормативными требованиями и рекомендациями, разрабатываемыми центральными и зональными специализированными научно-исследовательскими институтами СССР, на данном этапе сеть объектов ландшафтной архитектуры характеризуется расширением специализации парков и садов. В архитектурно-ландшафтной организации городов превалирующее значение принадлежит Центральным полифункциональным паркам.

Третий период - конец ХХ - начало ХХI веков – период становления независимого государства РК характеризуется поиском национальной идентичности в области ландшафтного проектирования. В русле общемировых тенденций в рамках проектных предложений и первых примеров строительства идет выработка путей формирования региональной «биопозитивной» архитектуры.

8. Период Независимости РК совпадает с началом процесса глобализации, оказывающего активное влияние на все сферы жизнедеятельности. В ландшафтной архитектуре влияние глобализационных процессов проявилось в композиционном решении Дендропарка в г. Алматы.

9. Начиная с 90-х годов, идет процесс поиска идентичности в ландшафтной архитектуре Казахстана. Один из выявленных путей –проектирование и строительство нового (для РК) типа объектов или отдельных зон в городских парках и садах – этнографических парков, ведется концептуальное проектирование.

10. Как в структуре городов, так и на межселенных территориях в отдельных природных зонах рекомендуется введение новых для Казахстана вида специализированных парков (агроландшафта) – агропарков, а на основе информационных ландшафтов (объектов историко-культурного наследия) – садово-парковых комплексов соответствующей специализации.

11. В ситуации сухой степи, полупустыни и пустыни Казахстана крайняя аридность природно-климатических условий, сильное экологическое давление промышленности, а очень часто и экономические возможности бюджета не позволяют создавать полноценные архитектурно-ландшафтные комплексы. В связи с чем, включение искусственных элементов ландшафта, активное использование «второй природы», «интерпретированной природы» в декоре садово-парковой и биопозитивной архитектуры можно рассматривать вполне актуальным.

12. Экологическая достоверность должна являться одним из основных принципов в региональном ландшафтном проектировании. Образные и смысловые характеристики перспективных объектов ландшафтной архитектуры в городах Казахстана рекомендуется формировать на базе концептуальных ландшафтов.

Практическая значимость исследования состоит: в разработке рекомендаций по совершенствованию методики архитектурно- ландшафтного анализа территории, ландшафтному проектированию в целом, и для условий Казахстана в частности, практических оснований для использования в образовательном процессе специализации «Ландшафтная архитектура». В ходе проведенного исследования были получены новые научные результаты, способствующие углублению теории ландшафтной архитектуры и ликвидации ряда пробелов в истории ландшафтной архитектуры Казахстана.

 

    1. Список опубликованных работ по теме диссертации

    2.  

1. Козбагарова Н.Ж. Типологические аспекты формирования искусственного ландшафта // Межвузовский сборник научных трудов «Социальные и историко-культурные аспекты архитектуры и градостроительства Казахстана». – Алматы: КазГАСА, 1994. – С. 41-44.

2. Козбагарова Н.Ж. Новое в экологическом проектировании // Сборник научных трудов «Проблемы архитектурно-градостроительного регулирования региональной среды обитания». – Алматы: КазГАСА, 1997. – С. 18-24.

3. Козбагарова Н.Ж. Тема фауны в архитектурном и ландшафтном проектировании // Сборник научных трудов «Состояние и перспективы в строительной науке». – Алматы: КазГАСА, 1997. – С. 237 – 241.

4. Козбагарова Н.Ж., Малыгина Т.С. Ландшафтная реконструкция центра г. Акмолы // Журнал Кумбез. – Алматы, 1998. - №1. – С. 31.

5. Козбагарова Н.Ж. Символ и знак в ландшафтной архитектуре // (Материалы научно-практической конференции, 25 декабря, 1988 г.) «Культура и искусство в стратегии развития Казахстана». – Алматы: КазНИИКИ, 1999. – С. 65-67.

6. Козбагарова Н.Ж. Поэзия ландшафта // Журнал Недвижимость. – Алматы, 2000-2001. - №3(3), декабрь-февраль. – С. 91-94.

7. Козбагарова Н.Ж. Развитие культуры ландшафтного дизайна Казахстана на современном этапе // Сборник материалов Международной конференции 10-летия независимости Республики Казахстан «Приоритеты развития культуры и искусства Казахстана на современном этапе». – Алматы: КазНИИКИ, 2001. – С. 299-303.

8. Козбагарова Н.Ж. Природный ландшафт и застройка центральной части г. Алматы // Материалы Международной научно-практической конференции «Региональные проблемы экологии и безопасности жизнедеятельности» (18, 19 января 2002 г.). – Алматы: КазГАСА, 2002. – С. 457-460.

9. Козбагарова Н.Ж. Проблемы развития исторических ландшафтов Казахстана // Труды международной научно–практической конференции «Сохранение и развитие историко-культурной среды в природных и городских условиях современной Центральной Азии» (г. Алматы, 11-12 мая 2004 г.). – Алматы: РНИПИ ПМК, 2004. – С. 128-130.

10. Козбагарова Н.Ж. Традиции в ландшафтной архитектуре исторических городов Южного Казахстана // Материалы международной научно-практической конференции «Традиционное и современное искусство Казахстана и Центральной Азии».- Алматы: «Yш киян», 2004. – С. 513-517.

11. Козбагарова Н.Ж. Место ландшафтного дизайна в реконструктивных мероприятиях южных городов Казахстана // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Проблемы сохранения памятников материальной культуры». - Алматы: КазГАСА, 2005. – С. 142-146.

12. Козбагарова Н.Ж. Особенности ландшафтной организации территории промышленных городов // Вестник Казахской головной архитектурно-строительной академии. Научный журнал. – Алматы, 2005. - № 4(18). – C. 25-29.

13. Козбагарова Н.Ж. Современный ландшафтный дизайн и реконструкция городской среды // Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Дизайнерское образование в XXI веке: региональные и культурно-исторические аспекты». – Алматы: КазГАСА, 2007. – С. 102-105.

14. Козбагарова Н.Ж. Природная первооснова и «вторая природа» - диалог или противопоставление? // «Проблемы архитектуры и строительства в современном мире: образование, наука, производство». Сборник материалов Международной научно-практической конференции. - Алматы: КазГАСА, 2007. – С. 36-39.

15. Козбагарова Н.Ж. Современные тенденции формирования архитектурно-ландшафтной среды городов Казахстана // Нормативное, правовое и информационное обеспечение регулирования градостроительной деятельности / Владимирские чтения. – Москва - Самара, Cамарск. гос. арх.-строит. ун-т., 2007. – С. 107-112.

16. Козбагарова Н.Ж. Эмоциональность урбанизированного ландшафта // Сборник материалов Международной научно-практической конференции (16 мая 2006 г.) «Крупные города на постсоветском пространстве: проблемы центров и идентичности». - Алматы: КазГАСА, 2007. – С. 96-99.

17. Козбагарова Н.Ж. Развитие ландшафтной архитектуры города Алматы // Журнал «Вестник строителя Алматы». – 2008. - №4, июль-август. – C. 33-35.

18. Козбагарова Н.Ж.Проблема анималистики в мегаполисе // Журнал «Вестник строителя Алматы», 2008. - №6, ноябрь – декабрь. – C. 32-34.

19. Козбагарова Н.Ж. Формирование городского агропарка г. Костанай // Вестник науки Казахского агротехнического университета им. С. Сейфуллина. – Астана, 2008. -№3(50). – C. 414-418.

20. Козбагарова Н.Ж. Место ландшафтной архитектуры в перспективном развитии Алматинской агломерации // Вестник Казахской головной архитектурно-строительной академии. Научный журнал. – Алматы, 2008. - № 2(28). – С. 49-54.

21. Козбагарова Н.Ж. Ароматическое моделирование в ландшафтном проектировании // «Поиск», научный журнал министерства образования и науки. – Алматы, 2009. - № 2. – C. 167-170.

22. Козбагарова Н.Ж. Региональная специфика формирования садов культовых сооружений Казахстана // Вестник науки Казахского агротехнического университета им. С. Сейфуллина. – Астана, 2009. - №1 (52). – С. 491-495.

23. Козбагарова Н.Ж. Современные черты архитектурных деталей ландшафтно-рекреационных пространств // Труды Международной научно-практической конференции «Архитектура и строительство в новом тысячелетии».– Алматы: КазНТУ, 2009. – С. 71-75.

24. Козбагарова Н.Ж. Региональные особенности формирования системы территорий природного комплекса г. Костанай // Вестник Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева. Научный журнал. – Астана, 2009. - №4 (71). – С. 182–186.

25. Козбагарова Н.Ж. Региональная специфика формирования архитектурно-ландшафтной среды городов в аридных условиях Казахстана//Вестник Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева. Научный журнал. – Астана, 2009. - №6 (73). – С. 77-80.

26. Козбагарова Н.Ж. Региональные особенности формирования системы территорий природного комплекса г. Атырау // Вестник Кыргызско-российского славянского университета. Ежемесячный научный журнал. - Бишкек, 2010. – Т. 10, № 2. – С. 19-23.

27. Козбагарова Н.Ж. Основные тенденции формирования ландшафтной архитектуры Казахстана начала ХХI века // «Высшая школа Казахстана», международное научно-педагогическое издание. – Алматы, 2009. - №2. – С. 151-154.

28. Козбагарова Н.Ж. Концепция экоцентризма в ландшафтной архитектуре // «Поиск», научный журнал министерства образования и науки. – Алматы, 2009. - №3. – С. 274-278.

29. Козбагарова Н.Ж. Современные мировые тенденции ландшафтного проектирования // «Высшая школа Казахстана», международное научно-педагогическое издание. – Алматы, 2009. - №3. – С. 138-143.

30. Козбагарова Н.Ж. Некоторые тенденции развития ландшафтной архитектуры городов Казахстана // Журнал «Известия вузов». – Бишкек, 2009. - №2. – С. 16-20.

31. Козбагарова Н.Ж.Исторические аспекты развития ландшафтной архитектуры в г. Алматы // «Поиск», научный журнал министерства образования и науки. – Алматы, 2009. - №4 (1). – С. 252-257.

32. Козбагарова Н.Ж. Региональные особенности развития архитектурно- ландшафтной среды города Туркестана // Республиканский научно-теоретический журнал «Наука и новые технологии». - Бишкек, 2009. - №5.– С. 37-40.

33. Козбагарова Н.Ж. Тема природы в формировании городской среды // Материалы научно-практической конференции «Город идизайн». - Алматы: Фонд первого президента РК, СД РК, 2009. – С. 45-49.

34. Козбагарова Н.Ж. Современные проблемы и перспективы архитектурно-ландшафтной организации территории г. Атырау // Журнал Кумбез. – Алматы, 2009. - №3-4. – С. 62 - 63.

35. Козбагарова Н.Ж. Новации в современном опыте развития ботанических садов // Сборник материалов научно-методической конференции «Организация и научно-методическое обеспечение дисциплин специальности «Дизайн». – Алматы: КазГАСА, 2010. – С. 58-62.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тyйiн

 

Козбагарова Нина Жошевна

 

ХХ ғасырдағы Қазақстан ланшафт сәулетінің дамуы

 

18.00.01 – сәулет өнері теориясы мен тарихы, тарихи-сәулеттік мұраларды жаңарту және қалпына келтіру

 

Зерттеу тақырыбының өзектілігі. Қазақстандағы ХХ ғасырдың ІІ жартысы мен ХХІ ғасырдың басындағы ланшафт сәулетінің динамикалық дамуы мәселелерінің аз зерттелуіне, қазіргі тенденцияны, функционалды мамандандыруды кеңейту бағыттары мен еліміздің ланшафт сәулеті нысандарының композициялық-көркемдік жағын жетілдіру жолдарын анықтау қажеттіліктеріне негізделген. Макро және мезожүйе деңгейінде табиғи ресурстардың территориядағы рекреационды потенциалы мен оның сәулет-ланшафтық талдау арнасына сәйкес жоба алды бағалау әдістерін жетілдіру өзекті мәселе болып қалады.

Зерттеу мақсаты: Қазақстандағы ланшафт сәулеті қалыптасуының тарихи шарттарын, қалалардың сәулет-ланшафт ұйымдастырудың тәжірибесін зерттеу және ланшафт сәулетінің жеке нысандарының қазіргі процесс дамуындағы саланың концептуалды негізіне әсерін анықтау, сонымен қатар республиканың ланшафт сәулетінің болашақтағы негізгі ұстанымдарын жетілдіру.

Кіріспеде қорғауға ұсынылып отырған тақырыптың өзектілігі, зерттеу әдістері, зерттеу пәні мен оның шегі, сонымен қатар ғылыми жаңалығы мен ережесі негізделеді.

Бірінші бөлімде Қазақстандағы ланшафт сәулеті нысандары қалыптасуының табиғи шарттарына, табиғи контекс ақпараттығы, халық шығармашылығындағы оның әсерінің көрінісіне сондай-ақ, аймақтың ерте заманнан ХХ ғасырдың басына дейінгі ланшафт сәулетінің бастауына талдау келтіріледі. Екінші бөлімде Қазақстанда ХХ ғасырдағы мәселелі ахуалдар, қосылған тенденциялар мен шығармашылықтың осы саласындағы дамудың негізгі кезеңдері анықталады. Аймақтағы ланшафт сәулеті нысандарының сәулет-жоспарлық шешімін тарихи талдау кескінімен қаралған шеңберде сөз болады. Үшінші бөлім елдегі бұл саланың қалыптасуына және болашақтағы дамуына аралық және тікелей әсер еткен ланшафт сәулет өнерінің тарихи әлемдік тәжірибе үлгісінің талдауларына арналған. Ланшафт сәулетінің теориялық негіздерінің дамуы адамның мәдениетті ланшафтқа қарым-қатынасының призма өтпесімен талдауы ұсынылған. Ланшафт сәулетінің әлемдік процесс дамуының қазіргі тенденциясына талдау берілген.

Төртінші бөлімде макро (Қазақстанның барлық территориясында) және мезодеңгейіндегі (Алматы қаласының шет аймақтарының шетіндегі территория) табиғи ресурстардың сандық және сапалық бағалау әдістерін жетілдіру жолдары қаралады. Философиялық негіздеме, ланшафт сәулетінің болашақтағы дамуының дүниетанымдық, құндылық аспектілері қарастырылды. Жасанды ланшафт классификациясы ұсынылды, олардың сәулеттік және семантикалық табиғаты қаралды. Ланшафт сәулетінің теориялық негіздері одорологияның жаңа ғылыми бағыты шеңберінде жасалынды. Бесінші бөлімде сапа мен деңгей халыққа арналған рекреационды ресурстармен қамтамасыз етілген қала шеті территориялары қала құрылымында жалпы қолданысқа ие көгалдандырылған территория қамтамасыздандыруы бойынша дефференциацияға шығатын Қазақстан қалаларының классификациялық топтары бойынша кепілдемелер жасалды. Ланшафт сәулеті нысандарының болашақ бейнелік және сәулет-жоспарлық шешімінің теориялық моделдері, құрылымдық элементтер: мақсат, міндет, ұстанымдар мен әдістер зерттелді. Қазақстандағы ланшафтық жобалау мен биопозитивті сәулеттің болашақтағы дамуының жаңа технологияларды пайдалануы сөз болды.

Зерттеу нәтижесі: тарихи шарттар, негізгі кезеңдер және Қазақстанның ланшафт сәулеті дамуының қазіргі тенденциясы анықталды. Қазақстандағы макро және мезодеңгейіндегі табиғи ресурстардың сандық және сапалық бағалау әдістерін жетілдіру жүзеге асырылды. Ланшафт сәулеті теориясының шеңберінде одорологияның теориялық аспектілері зерттелді.

Зерттеудің практикалық маңыздылығы территорияның сәулет-ланшафтық талдау әдістерін жетілдіру кепілдемелерін жасауда ланшафтық жобалау тұтастай және Қазақстан шарттарына арналған жекелей, білім беру үрдісінде «Ланшафт сәулетін» мамандандыруға пайдалануға арналған практикалық негізден тұрады. Зерттеу нәтижесі жобалау практикасында:

  • «Ланшафт сәулетінің» жұмыс бағдарламасын жасауда;

  • Атырау, Балқаш, Жезқазған, Қостанай, Лисаковск, Павлодар, Түркістан және т.б. қалалардың бас жоспарларын түзету шеңберінде «Территорияны сәулет-ланшафтық ұйымдастыру», «Территорияның табиғи кешен жүйесі» бөлімдерін авторлық орындау барысында;

  • «Тарихи-қалақұрылыстық жоспарының жасалуы» жобалық жұмысының, «Алматы қаласы шет аймақтарының бас жоспарының жасалуы» жұмысындағы «Территорияның сәулет-ланшафтық талдауы» бөлімшесінің орындалуы барысында енгізілді.

Зерттеудің маңыздылығы. Зерттеу жұмысының барысында ланшафт сәулетінің теориясын тереңдету және Қазақстанның ланшафтық сәулет өнері тарихындағы олқылықтар қатарын жою әдістерінің жаңа ғылыми нәтижелеріне қол жеткізілді.

 

 

 

 

 

 

 

 

Summary

 

Nina Zhoshevna Kozbagarova

 

On author’s abstract of the dissertation on theme “The development of landscape Architecture in Kazakhstan in the XXth century” for the competition of scientific degree of the doctor of architecture, specialty 18.00.01 - Theory and history of architecture, restoration and reconstruction of historical and architectural heritage.

 

The topicality of research subject was caused by small level of study the problem and dynamical development of landscape architecture in the second half of the ХХth and at the beginning of the ХХIst century in Kazakhstan. It was necessary to reveal modern tendencies, direct the extension of functional specialization and improve the ways of compositional and artistic sides of the of landscape architecture objects in the country. At macro- and mezosystem level it is an actual question of perfection of pre-design estimation techniques of natural resources accordingly in the tideway of recreational potential of territories and its architectural and landscape analysis.

The purpose of the dissertation: to identify the historical preconditions of landscape architecture formation in Kazakhstan, study the practice of landscape architecture in the organization of cities and individual objects of landscape architecture with the identification of influence on the process of evolution of conceptual industrial foundations and develop basic principles of landscape architecture for future.

Topicality, methods of work, subject of the research and its bounds and scientific innovation and the positions for the defense were substantiated in the introduction. The analysis of natural objects of landscape architecture in Kazakhstan, the information value of natural context, its reflecting perception in folk art and the analysis of landscape architecture origins in the region since ancient times to the early 20th century were given in the first part. Problematic situations, current tendencies and main stages of development of this field of art in the 20th century in Kazakhstan were revealed in the second part. The part was concluded by the analysis of architectural and planning solution of landscape architecture objects in the region in the context of considerated historical section. The third part is devoted to the analysis of the historical examples of the world experience of landscape architecture, which indirectly and directly influenced on the establishment and further development of the industry in the country. The analysis of evolution of the theoretical bases of landscape architecture through the prism of man’s relationship to the cultural landscape was presented in the part. The analysis of contemporary tendencies in the world of landscape architecture was given here. The ways of improving methods of quantitative and qualitative assessments of natural resources at macro (the territory of Kazakhstan) and mezo-levels (the area within the boundaries of natural zone in Almaty) were discussed in the fourth part. The philosophical grounds, ideological, value aspects in the further development of landscape architecture were taken into account in the party. The classification of artificial landscapes and their architectural and semantic nature were shown. The theoretical bases of landscape architecture in the context of new scientific field odorology were elaborated in the part. The recommendations for the classification groups of cities in Kazakhstan, where the quality and level of providing by available for public recreational resources of suburban areas with the access to differentiated recommendations for landscaped common areas in the structure of the cities were elaborated in the fifth part. The theoretical models of prospective figurative and architectural and planning solutions of landscape architecture objects, involving the following structural elements such as purposes, objectives, principles and methods were elaborated in the part. The questions of new technologies using in landscape design and the prospects of bio-positive architecture development in Kazakhstan.

Results of the research: revealed historical preconditions and main periods and modern tendencies of landscape architecture development in Kazakhstan, made perfection of the methods of quantitative and qualitative assessments of natural resources on macro- and mezolevels on the example of Kazakhstan, developed theoretical aspects of odorology within the framework of landscape architecture theory and determined perspective directions of landscape architecture development in Kazakhstan.

The practical significance of the research is to develop recommendations for improving methods of architecture and landscape analysis of area, landscape design in general and particularly for the conditions in Kazakhstan and use practical bases in the educational process of specialization “Landscape Architecture”. Results of the research were introduced in design practice:

- At the development of working program “Landscape architecture”;

- At carrying out such sections by author as “Architectural and landscape organization of the territory”, “System of the territories of natural complex” within the framework of correction of general plan of Atyrau, Balkhash, Dzhezkazgan, Kostanay, Lisakovsk, Pavlodar, Turkestan and other cities;

- At carrying out design work “Development of historical and urban plan”, subsection “Architectural and landscape analysis of the territory” as a part of the work “Development of general plan of the residential suburb in Almaty”.

The significance of the research in general. During the research, new scientific results have been received. They helped to deepen the theory of landscape architecture and liquidate some blanks in the history of landscape architecture in Kazakhstan.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КОЗБАГАРОВА НИНА ЖОШЕВНА

 

 

 

 

Развитие ландшафтной архитектуры Казахстана ХХ века

 

 

 

 

18.00.01 – Теория и история архитектуры, реставрация и реконструкция историко-архитектурного наследия

 

 

 

 

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора архитектуры

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписано в печать 23.05.2010 г.

Бумага «Аmicus». Формат бумаги 60х84 1/16.

Гарнитура «Таймс». Печать – RISO.

Усл.печ.л. 2,5 Тираж 100 экз.

Заказ318 Обложка – Galeri Art Gloss.

__________________________________________________________

Отпечатано в типографии «Әрекет-Принт»

г. Алматы, 050036, 12 мкр., д. 16, кв.69

Тел. 221-84-55; 8-7013492100

2010
Автореферат
float(0.157181024551)