Коррупционная преступность лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций (криминологические и уголовно-правовые проблемы)

УДК 343.352(574)                                                                На правах рукописи

КЕМАЛИ Ержан Сагиндыкулы

Коррупционная преступность лиц, уполномоченных

на выполнение государственных функций

(криминологические и уголовно-правовые проблемы)

12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Республика Казахстан

Алматы, 2007


Работа выполнена на кафедре уголовно-правовой политики и криминологии Академии Министерства внутренних дел Республики Казахстан

Научный руководитель                 доктор юридических наук, профессор

Каиржанов Елеген Изтлеуович

Официальные оппоненты               доктор юридических наук, профессор

Рахметов Саттар Муканович

кандидат юридических наук, доцент

Абдрахманов Саттар Загипирович

Ведущая организация                    Казахский национальный

педагогический университет им. Абая

Защита состоится 18 октября 2007г. в 10 час. 00 мин. на заседании диссертационного совета К 14.20.10 по присуждению ученой степени кандидата юридических наук при Академии МВД Республики Казахстан по адресу: 050060, г.Алматы, ул. Утепова, 29.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Академии МВД Республики Казахстан

Автореферат разослан 12 сентября 2007г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат юридических наук                                               Кулмуханбетова Б.А.


ВВЕДЕНИЕ

Общая характеристика работы. Диссертация посвящена исследованию коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций и связанных с ней проблемами совершенствования антикоррупционного законодательства. В работе дается криминологическая характеристика указанного вида преступности, а также уголовно-правовая характеристика коррупционных преступлений. На основе исследования факторов, обусловливающих возникновение, развитие и распространение изучаемого феномена, международно-правового опыта сформулированы предложения по дальнейшему совершенствованию антикоррупционного законодательства.

Актуальность темы исследования. Одной из острейших проблем сегодняшнего Казахстана является коррупция, проявляющаяся все более в многообразных формах. Но наиболее опасной формой коррупции является сращивание преступных элементов с государственными структурами, в результате чего чиновник, прежде всего, работает в целях личного обогащения, прямо или косвенно занимается торговлей служебными функциями. Вместе с тем коррупция становится питательной средой и катализатором организованной преступности. Она отличается очень высокой латентностью, изощренностью и причинением крупного ущерба. Коррупция оказывает крайне негативное влияние на нравственно-политический климат в обществе, способствует возникновению негативного отношения к проводимым политическим, экономическим и социальным преобразованиям. Народ, разочаровавшийся во власти, теряет уважение и к закону. Коррупция формирует в сознании людей определенное мировоззрение и ценностные ориентации, направленные на стяжательство, корысть и ведет к духовной деградации не только конкретной личности, но и целой нации и общества.

Не принятие радикальных эффективных мер в борьбе с коррупцией может привести к тому, что из криминальной, экономической и социальной проблемы она может перерасти в политическую и приобрести масштабы национального бедствия, подрывающие основы конституционного строя страны. Вот почему Президент РК Н.А.Назарбаев в своем Послании народу Казахстана «Казахстан-2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев» в качестве одного из семи основных приоритетов нашего государства назвал решительную и беспощадную борьбу с коррупцией. При этом он особо отметил, что только эффективное сдерживание коррупции является общепризнанным условием построения правового государства.

В Государственной программе борьбы с коррупцией на 2006-2010 годы также отмечается, что коррупция тормозит процесс социально-экономического развития, строительства рыночной экономики, привлечения инвестиций и негативно воздействует на политические и общественные институты демократического государства, представляет собой серьезную угрозу будущему развитию страны [1].

Глава государства 1 марта 2006 г. в исторически важном документе – «Казахстан на пороге нового рывка вперед в своем развитии», представил программу вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, и подчеркнул необходимость последовательной реализации комплексной общенациональной программы борьбы с коррупцией, как с угрозой национальной безопасности и общественной стабильности [2].

Таким образом, политическая воля со стороны высшего должностного лица страны – Президента Республики проявлена решительно. Однако следует констатировать, что Республика Казахстан в борьбе с коррупцией по различным, требующим глубокого исследования, причинам пока существенных положительных результатов еще не добилась. Так, по данным международной организации Транспаренси Интернэшнл (Transparency International), по уровню коррумпированности наша страна находится рядом с такими странами, как Гватемала, Лаос, Замбия, Никарагуа и Парагвай. При 10 балльной шкале уровня коррумпированности оценка Казахстана в 2,6 балла свидетельствует о высочайшем уровне коррумпированности общества. По мнению специалистов, все, что ниже трех баллов указывает на тревожную картину, на высокую коррумпированность государственных служащих [3].

По расчетам Нацстатагентства РК, уровень теневой экономики в Казахстане составляет 22% ВВП. В Правительстве полагают, что этот показатель занижен. По некоторым оценкам, он достигает не менее 40%, а в некоторых сферах и выше [4].

Согласно статистике удельный вес коррупционных преступлений составляет всего 0,95-1% от общего количества преступлений по республике. За 5 месяцев 2007 г. в сравнении с аналогичным периодом 2006 г. на 11,9% возросла выявляемость коррупционных преступлений (с 929 до 1040). В то же время не на должном уровне обеспечивается принцип неотвратимости наказания. Так, за последние два года (2005-2006 гг.) окончено расследованием 1844 уголовных дел. Из них направлено в суд 1215 дел. Остальные прекращены: по нереабилитирующим основаниям – 304 дела, по реабилитирующим основаниям – 325 дел. Приостановлено по различным основаниям 179 дел. Судом осуждено к лишению свободы всего 219 лиц, из которых 127, то есть более половины – до трех лет. К условной мере наказания осуждено 440 лиц. При этом судом первой инстанции и в апелляционном порядке уголовные дела прекращены в отношении 247 лиц и оправдано 30 человек [5].

Указанные цифры наглядно свидетельствуют о том, что к уголовной ответственности привлекаются, как правило, лица совершившие преступления, не представляющие большой общественной опасности. К уголовной ответственности в основном привлекаются за такие преступления, как служебный подлог, злоупотребление должностными полномочиями, получение и дача взятки.

Кроме того, необходимо заметить, что практически не выявляются такие скрытые формы коррупционного преступления, как легализация денежных средств или иного имущества, приобретенного незаконным путем, экономическая контрабанда, незаконное участие в предпринимательской деятельности. Недостаточно выявляются преступления, связанные с хищениями сырьевых ресурсов; пресечением деятельности организованных преступных групп, связанных с коррумпированными должностными лицами. Огромный пласт коррупционных преступлений, совершаемых в сфере экономики и финансов, остается все еще не тронутым.

Как известно, коррупционные преступления в основной массе совершаются лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций, а также лицами, приравненными к ним, с использованием своих должностных прав и связанных с ними возможностей. Между тем, проблемы борьбы с коррупционной преступностью лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, изучены все еще недостаточно. Нельзя признать удовлетворительным и состояние законодательных норм. Имеются немало нерешенных вопросов по юридической квалификации такого рода сложных деяний, что влияет на практику назначения наказаний и предупреждения преступности.

Эти и другие, не отмеченные здесь обстоятельства, диктуют необходимость самостоятельного исследования проблем коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций.

Уровень разработанности темы. В настоящее время коррупция, находящаяся на пике социальных отклонений, стала активно привлекать внимание не только ученых юристов, но и специалистов смежных областей знаний – в области философии, политологии, социологии, экономики, психологии и др. Однако коррупционная преступность – наиболее опасная форма коррупции, обладает особыми признаками. С одной стороны, являясь системным явлением, она является составной частью и имеет корреляцию с такими криминологическими категориями как организованная, корыстная, экономическая и профессиональная преступность. С другой стороны, она представляет собой совокупность вполне конкретных преступлений, предусматривающих уголовную ответственность. Несмотря на то, что советское законодательство не признавало такого понятия как коррупция, однако содержало понятие должностных преступлений, большая часть, из которых в настоящее время признаются коррупционными.

В этой связи были опубликованы работы Ю.А.Афиногенова, Б.В.Волженкина, А.В.Галахова, А.И.Гельфанда, И.М.Гальперина, Б.В.Здравомыслова, А.А.Жижиленко, В.Ф.Кириченко, Н.И.Коржанского, В.Н.Кудрявцева, Н.П.Кучерявого, И.С.Лейкиной, Ю.И.Ляпунова, М.Д.Лысова, С.В.Максимова, В.Е.Мельникова, А.Б.Сахарова, А.Я.Светлова, В.И.Соловьева, Б.С.Утевского, Ш.И.Чинхоева и др.

В Казахстане вопросы борьбы с организованной преступностью и коррупцией были затронуты в работах: Н.М.Абдирова, Б.А.Абдрахманова, С.З.Абдрахманова, А.Н.Агыбаева, Е.О.Алауханова, З.О.Ашитова, С.С.Акылбекова, К.А.Бегалиева, Б.А.Амрекулова, Г.И.Баймурзина, И.Ш.Борчашвили, К.Ж.Балтабаева, Р.Е.Джансараевой, У.С.Джекебаева, Н.О.Дулатбекова, С.Е.Еркенова, Б.Ж.Жунусова, С.М.Иманбаева, А.А.Исаева, М.К.Интыкбаева, Е.И.Каиржанова, М.Ч.Когамова, Б.М.Курманбаева, Г.С.Мауленова, А.Х.Миндагулова, С.С.Молдабаева, Э.Б.Мухамеджанова, М.С.Нарикбаева, М.О.Нукенова, Б.М.Нургалиева, Р.Т.Нуртаева, Е.А.Онгарбаева, Г.Ф.Поленова, Г.К.Рахимжановой, С.М.Рахметова, И.И.Рогова, Г.Р.Рустемовой, Б.У.Сейтхожина, Л.Ч.Сыдыковой, А.А.Темербекова, Н.Н.Турецкого, Б.X.Толеубековой, Е.З.Тургумбаева, Г.Д.Тленчиевой, К.Ш.Уканова, А.А.Чернякова, Д.С.Чукмаитова и др.

Анализ степени разработанности феномена коррупционной преступности позволил сделать следующие выводы:

– несмотря на количественный рост публикаций, до сих в отечественной криминологии существует большой дефицит комплексных работ, посвященных борьбе с коррупционной преступностью лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций;

– многие сформулированные положения в проведенных исследованиях являются дискуссионными, другие требуют дальнейшей разработки и теоретического обоснования, в связи с рядом изменений антикоррупционного законодательства.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка криминологических и уголовно-правовых основ противодействия коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, на базе результатов исследования сформулировать выводы и рекомендации, направленные на совершенствование законодательства и повышение эффективности предупреждения коррупционной преступности.

Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач:

– ретроспективное исследование историко-правовых аспектов борьбы с коррупцией в нашей стране, определение сущности и правовых понятий «коррупция» и «коррупционная преступность»;

– определение и характеристика форм коррупционных проявлений, степень их социальной опасности;

– систематизация причин и условий, способствующих распространению коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций;

– осуществление юридического анализа коррупционных преступлений по уголовному законодательству Республики Казахстан;

– разработка предложений по совершенствованию уголовного законодательства, предусматривающего ответственность лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций за преступления, связанные с коррупцией;

– изучение зарубежного законодательства и анализа международно-правового опыта борьбы с коррупцией;

– разработка системы общих и специальных мер предупреждения коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций.

Объектом настоящего исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере коррупционной преступности.

Предметом исследования являются криминологическая характеристика, причины и условия, способствующие распространению коррупционной преступности лиц, уполномоченных для выполнения государственных функций, состояние антикоррупционного уголовного законодательства.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются законы и категории диалектики, основные категории теории государства и права, социологии, криминологии, теории уголовного права. В качестве частнонаучных методов в работе использовались методы исторического, логического, системного, статистического и сравнительно-правового анализа. Применялись методы анкетирования для определения детерминантов и мер профилактического воздействия на коррупционную преступность лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций и приравненных к ним лиц, методы системного и догматического анализа уголовно-правовых норм.

Теоретической основой исследования явились научные труды известных зарубежных и отечественных ученых в области общей теории государства и права, уголовно-процессуального права, уголовного права, уголовно-исполнительного права и криминологии.

Нормативную базу исследования составили основные положения Конституции РК, Уголовного кодекса, Уголовно-процессуального кодекса, международно-правовые акты и действующее законодательство Республики Казахстан, Кыргызской Республики и Российской Федерации.

Эмпирическую базу диссертации составили статистические данные Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел РК, а также материалы судебно-следственной практики по делам о коррупционных преступлениях лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций. В частности, анализировались материалы 309 уголовных дел коррупционного характера и использовались материалы опросов, проведенных по данной проблеме соискателем, а также государственными и общественными организациями. Также изучались материалы периодической печати за последние 5 лет и зарубежное законодательство ряда стран.

Научная новизна исследования. Научная новизна диссертации заключается в том, что она представляет собой специальную монографическую работу, посвященную проблемам коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций. На основе обобщения научно-теоретического материала и правоприменительной практики автором предпринята попытка разработать и выдвинуть на защиту ряд положений законодательного и организационного характера.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. На основе выделенных, наиболее значимых уголовно-правовых признаков сформулировано определение коррупционного преступления, под которым предлагается понимать умышленное общественно-опасное деяние, основным или дополнительным объектом которого являются интересы государственной службы и государственного управления, совершенное лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, равно приравненным к нему лицом, сопряженное с использованием своего положения для получения имущественных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление имущественных благ и преимуществ другим лицам.

2. В целях полноценной реализации ст.6 Закона РК «О борьбе с коррупцией» необходимо расширить полномочия правоохранительных органов путем предоставления им возможности принятия окончательного решения по делам данной категории. Это позволит, в частности, расширить полномочия органов внутренних дел рационально использовать свои возможности, исключив монополию одного ведомства на право привлечения к уголовной ответственности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, предотвратить коррупционную связь с одним государственным органом, что создаст определенную конкурентную среду в борьбе с коррупцией.

3. Предлагается исключить из п.7 ст.9 Закона РК «О борьбе с коррупцией» слова «могут быть», поскольку сведения о размерах и об источниках доходов лиц, занимающих ответственные государственные должности, а также сведения о доходах кандидатов на выборные государственные должности при их выдвижении должны быть опубликованы в обязательном порядке. А если закон указывает на возможный вариант их опубликования, то следует раскрыть в каких случаях возможно, а в каких запрещено опубликовывать сведения о размерах и об источниках доходов и в отношении каких лиц указанные сведения являются служебной тайной.

4. Диссертантом ранее неоднократно предлагалось внести изменения в пп.11) п.1 ст.12 и пп.2) п.1 ст.13 Закона РК «О борьбе с коррупцией». Данные предложения нашли отражение в Законе РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования борьбы с коррупцией» от 21 июля 2007 г. В частности, в Законе РК «О борьбе с коррупцией» в пп.11) п.1 ст.12 слова «за исключением символических знаков внимания и символических сувениров в соответствии с общепринятыми нормами вежливости и гостеприимства, а также при проведении протокольных и иных официальных мероприятий» заменены на «для получения с использованием должностных полномочий указанных лиц имущественной выгоды, блага либо преимущества»; в пп.2) п.1 ст.13 слова «за исключением символических знаков внимания и символических сувениров в соответствии с общепринятыми нормами вежливости и гостеприимства или при проведении протокольных и иных официальных мероприятий» заменены на «за общее покровительство или попустительство по службе».

5. Одним из факторов противодействующих коррупции является обеспечение гласности и прозрачности принимаемых должностными лицами решений. В связи с этим необходимо детально регламентировать механизм обеспечения прозрачности при принятии окончательного решения сотрудниками органов государственного управления, обладающих дискреционными полномочиями. В частности, целесообразно обеспечить возможность ознакомления всем заинтересованным лицам с окончательными процессуальными решениями, принимаемыми органами уголовного преследования по уголовным делам (в случае отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела). Нарушение установленного порядка открытости принятых решений должно рассматриваться в качестве коррупционного правонарушения.

6. Для выработки надежного инструмента по оценке степени распространенности коррупции необходимо создать независимые комиссии, которые путем комплексных исследований и экспертных опросов должны ежегодно определять степень пораженности коррупцией в государственных органах, предприятиях и учреждениях. По результатам работы данных комиссий определять государственные органы, предприятия и учреждения, наиболее подверженные коррупции, а в отношении же служащих государственных органов добившихся положительных результатов по вопросам борьбы с коррупцией предусмотреть дифференцированную систему оплаты труда, а также иные меры материального и морального поощрения.

7. В целях дальнейшего совершенствования уголовного законодательства предлагается расширить перечень коррупционных преступлений. В п. 5 примечания к ст.307 УК РК после слов «пунктом а) части третьей статьи 209» дополнить «пунктом б) части 2 ст. 250 УК РК» далее по тексту. Пункт б) ч.2 ст.250 УК РК изложить в следующей редакции: «лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом, если они сопряжены с использованием им своего служебного положения».

8. Внесение Законом РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования борьбы с коррупцией» от 21 июля 2007 г. дополнения в п.5 примечания к ст.307 УК РК привело к внутренней несогласованности норм Общей и Особенной части УК в части квалификации неоконченного коррупционного преступления. Так, в случае не получения взятки по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя, содеянное им следует квалифицировать как покушение на получение обусловленной взятки. В настоящее же время в соответствии с п.5 примечания к ст.307 УК РК данное преступление не будет считаться коррупционным, т.к. преступление признается коррупционным только в случаях получения имущественных благ и преимуществ. С целью устранения указанного противоречия предлагается в п.5 примечания к ст.307 УК РК слова «в случаях получения лицами, их совершившими, имущественных благ и преимуществ» заменить на «совершенные в целях получения имущественных благ и преимуществ».

9. В целях более эффективного применения нормы за получение взятки, и предупреждения взяточничества в крупном и особо крупном размере, неоднократно и путем вымогательства, предлагается п. 2 примечания к ст.311 УК РК изложить в новой редакции: «Не является преступлением в силу малозначительности и преследуется в административном порядке получение впервые лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом имущества, права на имущество или иной имущественной выгоды не превышающей двух месячных расчетных показателей при отсутствии признаков вымогательства, за ранее совершенные законные действия (бездействие)».

10. Обосновывается необходимость законодательной регламентации конфискации имущества, добытого преступным путем либо приобретенного на средства, добытые преступным путем, переданного осужденным в собственность других лиц, за коррупционные преступления. В частности, разработка механизма условий конфискации с учетом источников и путей получения, целей и характера его использования, приоритета имущественных прав законного владельца и соответствующих прав добросовестного приобретателя на переданное ему виновным имущество.

11. Предлагается ввести в УК РК норму, предусматривающую уголовную ответственность за коррупцию:

«Статья 311-1. Коррупция

Создание лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом устойчивой связи с другим лицом или лицами, в целях систематического противоправного извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, сопряженное с использованием своих служебных полномочий и связанных с ними возможностей, –

наказывается лишением свободы от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества».

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащиеся в диссертации положения, выводы и предложения могут быть использованы в нормотворческой и правоприменительной деятельности, а также в процессе преподавания курсов «Уголовное право», «Криминология» и спецкурсов по проблемам борьбы с коррупцией.

Апробация результатов исследования. Основные результаты, проведенного исследования, теоретические положения, основанные на них выводы и рекомендации, прошли апробацию в процессе обсуждения на кафедре уголовно-правовой политики и криминологии Академии МВД РК.

Основные теоретические положения, выводы и научно-практические рекомендации по результатам исследования были изложены автором на международных межведомственных научно-практических конференциях, в журналах, рекомендованных Комитетом по надзору и аттестации в сфере образования и науки МОН РК. Кроме того, результаты, выводы и предложения диссертационного исследования внедрены в практическую деятельность Турксибского районного суда г.Алматы и Юго-Восточного ДВД на транспорте, а также используются в учебном процессе Юридического института и Института повышения квалификации Академии МВД РК.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, включающих восемь подразделов, заключения, списка использованных источников и приложений.

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, раскрывается состояние ее научной разработанности, определены цели, задачи, объект и предмет исследования, отмечается научная новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, а также содержатся сведения о внедрении результатов исследования.

Первый раздел «Общая криминологическая характеристика коррупционной преступности в Республике Казахстан» состоит из трех подразделов.

В первом подразделе «Коррупционная преступность как объект криминологического изучения» исследуются понятие и основные признаки коррупционной преступности.

Здесь анализируются легальные и доктринальные определения указанных категорий отечественными и зарубежными учеными и законодателями, а также предпринята попытка систематизировать исследуемые категории по различным признакам и критериям.

Автор приходит к выводу, что коррупцию можно подразделить по: статусу субъектов, уровню функционирования, по взаимосвязи с другими видами преступности, по степени общественной опасности, по степени устойчивости. Рассматривая коррупцию по уровню функционирования предложено определение наиболее распространенной низовой или административной коррупции. Исходя из законодательства о государственной службе, низовая или административная коррупция – это совершение деяний коррупционного характера административных государственных служащих, назначение (избрание), освобождение и деятельность которых не носят политико-определяющего характера и которые не несут ответственность за реализацию политических целей и задач.

Анализируя понятие коррупционной преступности, автор приходит к выводу, что данный вид преступности обозначен особыми признаками (массовостью, исторической изменчивостью, негативностью и т.д.). Для раскрытия основных характеристик предлагается определение коррупционной преступности как относительно-массового, классового, исторически изменчивого, социально-правового, негативного явления в виде совокупности (системы) совершенных коррупционных преступлений, совершенных в определенный период времени и в определенном регионе.

Во втором подразделе «Криминологическая характеристика коррупционной преступности» автором дана развернутая криминологическая оценка коррупционной преступности как социально-опасного явления, имеющего собственную специфику показателей, рассмотрены демографические и нравственно-психологические особенности лиц, совершивших коррупционные преступления. Выделены количественные (объем, интенсивность, динамика) и качественные (общественно-опасный характер, структура, территориальное распределение) показатели коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций. Рассмотрен такой показатель, как «Индекс восприятия коррупции», разработанный специалистами «Транспаренси интернешнл» и является одной из наиболее известных разработок в области сравнительной оценки коррупции в разных странах. Это узкоспециализированный интегральный индекс, обеспечивающий ранжирование государств по уровню совокупной коррумпированности, т.е. учитывающий разные виды и формы коррупции. В этом плане если Индекс восприятия коррупции (ИВК) в Казахстане составлял в 2000 г. – 3,0 балла, то в 2006 г. – 2,6 бала.

На первый взгляд, объективность ИВК вызывает сомнение, так как само по себе «восприятие» – явление субъективное, однако анализ практики исследований Transparency International показал обратное. ИВК основан на системе социологических исследований и обзоров, проводящихся независимыми международными организациями и институтами Фридом Хаус, Всемирный Банк, Базельский Университет, Всемирный Экономический Форум и др. Основой при расчете ИВК стала концепция, что комбинация нескольких источников данных, объединенных в единый показатель, увеличивает надежность каждого источника в отдельности. Таким образом, погрешность одного из источников может быть сбалансирована включением в совокупный индекс, по крайней мере, двух других.

Автор полагает возможным принять порядок ранжирования подобное ИВК и в государственных органах, подверженных коррупции. По результатам определять наиболее благополучные министерства, ведомства и организации, в отношении которых внедрить систему дифференцированной оплаты труда для сотрудников с учетом их реального вклада в борьбу с коррупцией.

В целях выявления основных показателей коррупционной преступности в Казахстане автором проанализированы данные правовой статистики. Так, если в 2003 г. было зарегистрировано 807 коррупционных преступлений, а в 2006 г. – 2005, то за 5 месяцев 2007 г. в сравнении с аналогичным периодом 2006 г. выявляемость коррупционных преступлений возросла на 11,9% (с 929 до 1040) [5].

Автор приходит к выводу, что такой криминологический показатель как уровень или коэффициент коррупционной преступности имеет свои особенности, Здесь основным субъектом преступления может быть только лицо, уполномоченное на выполнение государственных функций, в отличие от общеуголовной преступности. Поэтому при анализе, приведенных данных, нельзя однозначно считать, что коррупции наиболее подвержена Костанайская область, г.Алматы и т.д., т.к. территориальное распределение государственных служащих неоднородно. Поэтому необходимо сравнивать показатели объема коррупционной преступности в сопоставлении с численностью возможных субъектов коррупционных преступлений. С учетом указанных особенностей диссертантом выделены регионы с наиболее высоким, высоким, средним и низким коэффициентом коррупционной преступности.

Из числа лиц, совершивших коррупционные преступления, больше всего сотрудников органов внутренних дел – 111, финансовой полиции – 19, таможенных органов – 16, органов налоговой службы – 14, органов юстиции – 14 [5].

Приведенные данные не могут констатировать, что наиболее коррумпированы полицейские, так как органы внутренних дел самый многочисленный правоохранительный орган. Так, коэффициент преступной активности в органах внутренних дел равен – 6,14, а в органах финансовой полиции – 5,51.

При изучении нравственно-психологических свойств личности коррупционера, диссертантом за основу взята мотивация преступного поведения, которая содержит в себе ярко выраженную корыстную направленность. В связи с изменениями в уголовном законодательстве, субъектами коррупционных преступлений в уголовно-правовом смысле являются также лица, исполняющие управленческие функции в государственных организациях и организациях, в уставном капитале которых доля государства составляет не менее 35%. Речь идет о крупнейших казахстанских предприятиях, обладающих значительным сегментом экономики Казахстана, а значит и возможностями распределять материальные ресурсы. Если на службу в акиматы, правоохранительные органы, министерства и ведомства поступают в основном выпускники высших учебных заведений, то в национальных компаниях преобладают лица, уже занимавшиеся предпринимательской деятельностью, обладающие предприимчивостью и ярко выраженной корыстной направленностью. Соответственно, нравственно-психологические свойства указанных лиц значительно различаются, что требует учета при разработке системы предупредительных мер борьбы с коррупционной преступностью.

В целом, личность коррупционера автором охарактеризована, как совокупность взаимосвязанных нравственно-психологических свойств и черт характера корыстной направленности.

В третьем подразделе «Причины и условия, способствующие распространению коррупционной преступности» анализируется проблема причинности, одной из самых сложных и ключевых. Автором отмечается, что сложность исследования причин коррупционной преступности заключается в ее многообразии, различном уровне и разнохарактерным влиянием на последствия. Диссертантом осуществлена классификация основных факторов коррупционной преступности, наиболее значимыми из которых являются: социально-экономические, политические, психологические и правовые.

К социально-экономическим факторам, соискатель относит уровень материального благосостояния населения, безработицы и теневой экономики, являющимися объективными составляющими корыстной преступности, включающей в себя и коррупционную преступность. Произошедшее в последнее десятилетие в Казахстане расслоение социальных слоев населения на бедных и богатых превысило такой показатель, как «коэффициент децильности». Так, по приведенным данным, наибольшую часть населения представляют малообеспеченные семьи.

ВВП Казахстана в 2006 г. составил 9738,8 млрд тенге. Из них, около 5,1% направлено на заработную плату государственных служащих. Государственные служащие изначально имеют неравное материальное положение, поэтому средняя заработная плата государственного служащего в размере 43631 тенге (по состоянию на январь 2007 г.) для молодой семьи, не имеющей жилья, автомашины и иных благ цивилизации является недостаточной. Соответственно, одной из объективных причин деликтогенного поведения коррупционеров является отсутствие необходимых минимальных благ.

Анализ механизма преступного поведения коррупционера говорит не о готовности совершить преступление и потратить, незаконно добытые, материальные средства, а о том, на какой по степени риск готов идти государственный служащий для обеспечения своей семьи. А это напрямую зависит от материального обеспечения государственного служащего, оплата труда которых должна быть привязана к средней заработной плате успешно работающих в частном секторе лиц.

Если одним из ведущих факторов криминализации экономических отношений является коррупция, то теневая экономика, занимающая в экономическом секторе страны более 40%, в свою очередь, также является фактором распространения коррупции. По подсчетам специалистов ежегодно в Казахстане только 1 млрд. 200 млн. долларов США уходит на взятки чиновникам [6]. Таким образом, уровень коррупционной преступности имеет функциональную зависимость от материального благосостояния государственных служащих и степени криминализации экономики. С одной стороны сформирован социальный слой состоятельных людей, использующих нелегальные средства для подкупа и приумножения капитала, а с другой, сформирован социальный слой из числа государственных служащих, активно пытающихся поднять свой материальный статус путем использования своего служебного положения.

К политическим факторам коррупционной соискателем отнесены: недостаточный социально-правовой контроль общества над деятельностью, как органов государственного управления, так и лиц, их представляющих; отчуждение большинства населения Казахстана от государственного управления, связанного с зачаточным состоянием гражданского общества; игнорирование государственными органами средств массовой информации, как субъекта борьбы с коррупцией; нестабильность кадровой политики.

К психологическим факторам коррупционной преступности автор относит: признание коррупции в среде государственных служащих нормальным явлением; неуважение большей части населения к личности государственного служащего, в особенности сотрудника правоохранительного органа; признание конечной цели своей карьеры - высокое материальное положение; психологическая атмосфера безнаказанности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функции и т.д. В обществе создается такая атмосфера, что правонарушитель воспринимается не как коррупционер, а как добросовестный кормилец своей семьи.

Особенностью психологического климата в служебной среде является нестабильность занимаемой должности, т.к. с приходом нового руководителя происходит привычное обновление кадров. Нередко начальник формирует кадры не по уровню компетентности, сколько по признаку преданности и готовности выполнить любые поручения. Отсюда низкий уровень государственного управления и распространение вертикальной коррупции.

К правовым факторам коррупционной преступности диссертант относит: несовершенство отдельных норм антикоррупционного законодательства, трудности его применения, отсутствие юридической ответственности за некоторые виды коррупционного поведения, а также в недостаточной согласованности отдельных положений с иными отраслями права.

Второй раздел «Система мер противодействия коррупционной преступности» состоит из двух подразделов.

В первом подразделе «Международно-правовой опыт борьбы с коррупционной преступностью» анализируется антикоррупционное законодательство зарубежных стран, а также деятельность международных организаций по противодействию коррупционной преступности.

Анализ особенностей борьбы с коррупционной преступностью в США, Франции, Германии, Японии, Сингапуре, Южной Корее позволил сформировать представление об основах передовой национальной антикоррупционной стратегии, причем отдельные распространённые мнения, что коррупцию можно победить только с помощью жестких репрессивных мер не нашли подтверждения.

Установлено, что основой фундамента успешной национальной антикоррупционной политики в наиболее благополучных странах является сильная политическая воля высшего руководства государства и сформированная на её основе единая государственная политика в области борьбы с коррупцией, а также разработанный комплекс мер политического, экономического, социального и правового характера.

Важным условием успехов является социальный контроль со стороны гражданского общества за всей системой государственного администрирования и создание атмосферы прозрачности и возможности привлечения к строгой ответственности лиц, допустивших нарушение антикоррупционного законодательства. Не менее важным фактором успехов является строгая подотчётность лиц, наделённых властными полномочиями, перед независимым органом, осуществляющим контроль над деятельностью лиц, осуществляющих государственные функций, независимо от их занимаемого положения в государственной структуре.

Рассмотрена также деятельность таких специализированных организаций, как Всемирная Торговая Организация (ВТО), Международная Торговая Палата (МТП), Всемирный Банк (ВБ), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Во втором подразделе «Общие и специальные меры противодействия коррупционной преступности лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций» подробно рассмотрены все уровни предупреждения коррупционной преступности.

Общие меры противодействия коррупционной преступности, представляющие, в конечном счете, основу предупредительной деятельности, являются одной из сторон управления политическими, экономическими и социальными процессами. К общим предупредительным мерам следует отнести социально-экономические и культурно-воспитательные мероприятия, ведущие к устранению обстоятельств, обусловливающих рост преступности. Они охватывают предупредительные меры долговременного характера, проводимые всеми институтами общества. Общегосударственные профилактические меры адресуются в основном всему населению страны. Субъектами общего предупреждения преступности являются практически все общество, все институты гражданского общества, государство в целом.

Общие и специальные меры противодействия коррупционной преступности в основном отличаются друг от друга по признаку целенаправленности.

Специальные меры, основываясь на общей предупредительной деятельности государства, представляют собой совокупность мероприятий, осуществляемых различными органами, должностными лицами и гражданами. Если общие меры реализуют антикриминогенный потенциал общества в целом, всех его институтов, то специальные меры их дополняют и конкретизируют, являются целенаправленными и специализированными.

В соответствии с законом борьбу с коррупцией обязаны вести все государственные органы и должностные лица, поэтому автор аргументирует необходимость расширения пределов компетенции всех правоохранительных органов, а также предлагает конкретизацию отдельных ее норм.

Автор полагает необходимым обязательное декларирование полного имущественного положения лиц, уполномоченных на выполнение государственных функций, и членов их семей и полностью поддерживает поэтапный переход к всеобщему декларированию всех физических лиц. Целесообразно ежегодно опубликовывать в официальных изданиях государственных органов сведения о размерах и об источниках доходов владельцев крупных предприятий и должностных лиц, занимающих ответственное положение в обществе, что практикуется во многих странах мира.

Практика показывает, что отдельные криминальные личности с целью сохранения нажитого нечестным путем капитала, получения привилегии, доступа к финансовым ресурсам, укрепления деловых связей, обусловленные представительством в соответствующем органе государственной власти, а также приобретения иммунитета от уголовного преследования заинтересованы в получении государственной должности путем участия в избирательных кампаниях. Поэтому необходимо принять законодательные меры, ограничивающие доступ к органам власти лиц, имеющих криминальное прошлое и лиц с корыстной ориентацией.

Предотвращение коррупционных преступлений должно, прежде всего, сопровождаться: усилением органов власти путем улучшения внутреннего контроля, упрощения процедур, сокращением большинства бюрократических правил лицензируемых видов деятельности и разрешительных функций государственных органов, а также упрощения порядка получения квот, норм, виз, разрешений и запретов, которые зачастую специально создаются для извлечения коррупционных доходов.

Отличительным признаком коррупции является ее огромная латентность, в этих условиях возникает необходимость соответствующего расширения возможностей оперативной работы. Совершенствование работы государственного аппарата, организация очистки от лиц, предающих интересы государства, системы, коллектива должно быть одной из первоочередных задач. Следует знать, что сумма ущерба, причиненного коррупционной деятельностью, намного выше затрат, направленных на укрепление кадров.

В третьем разделе «Уголовная ответственность за коррупционные преступления по уголовному законодательству Республики Казахстан» рассматривается генезис антикоррупционного законодательства, уголовно-правовые вопросы и проблемы совершенствования уголовного законодательства.

В первом подразделе «История развития законодательства борьбы с коррупцией в Казахстане» проанализировано возникновение коррупции с момента появления первых государств, а также генезис законодательства по борьбе с коррупцией на различных исторических этапах становления Казахстана.

Если возникновение преступности большинство ученых относит, в основном к периоду появления частной собственности и появления антагонистических противоречий, то первые предпосылки возникновения коррупции, и, как следствие, наказания за нее связано с появлением первых государств, когда из общества выделился особый слой людей, основным занятием которых стало государственное управление и организационная деятельность.

Известно, что нормы обычного права, принятые в родовых общинах на территории казахской степи, были во многом предопределены традициями законодательного характера, установленными принципами кочевой культуры. В свою очередь, особое влияние на процессы номадной цивилизации имели устои общественно-государственного устройства Монгольского ханства.

Учитывая, что современное законодательство РК основывается как на опыте советского законодательства, так и на опыте дореволюционного законодательства, диссертантом рассмотрены все основные исторические этапы развития законодательства, касающегося борьбы с коррупцией. После присоединения Казахстана к России и установления административной системы управления ряд пережитков патриархально-феодального уклада жизни казахского общества практически исчез, в то же время создание и деятельность разветвленного бюрократического местного аппарата породили новые условия для коррупции и всевозможных злоупотреблений чиновников.

Рассмотрев состояние такого социально-правового явления, как коррупция, на проанализированных этапах становления правовой системы Казахстана, автор отмечает, что еще до Октябрьской революции коррупция существовала и проявлялась лишь в легитимных институциональных формах, хотя и была формально запрещена царскими законами.

Автором также проведен сравнительный анализ законодательства, касающегося борьбы с проявлениями коррупции советского периода и современного Казахстана. Республика Казахстан по характеру социально-экономических отношений и их развитию, геополитической обстановке и этнографической самобытности, своеобразию демографических и социально-психологических процессов является уникальным регионом на Евразийском пространстве. Все это накладывает отпечаток практически на все процессы и явления, связанные с коррупцией.

В этой связи автор приходит к выводу о том, что социально-культурные характеристики, непосредственно связанные с историческим развитием регионов, неизбежно накладывают свой отпечаток на культуру населения, которая, в свою очередь, уже опосредованно может оказать влияние на состояние коррупции в той или иной мере. Это происходит через исторически усвоенные нормы поведения, отраженные в групповом сознании, представлениях, отношениях, ценностях разных групп населения. Еще на ранних этапах развития государства главными факторами коррупции являлись: социальное расслоение общества на богатых и бедных, жесткая иерархия между ними по критерию их состоятельности, а также родовые отношения, сформировавшие у казахов психологию чинопочитания, присущей «восточной цивилизации».

Исходя из исторического анализа, диссертант приходит к выводу, что коррупция в Казахстане обусловлена историческими особенностями развития и основывается не только на воле элиты, но и на согласии тех, кто в нее не входит, которые принимают ее как норму.

Во втором подразделе «Понятие, виды и основные признаки коррупционных преступлений» соискателем рассмотрены вопросы уголовно-правовой характеристики коррупционных преступлений, вызывающие наибольшие дискуссии в теории уголовного права. Существующие теоретические разработки основаны на анализе составов преступлений так или иначе связанных с коррупцией, тогда как соискателем выработано единое понятие коррупционного преступления на основе именно действующего уголовного законодательства по объективным и субъективным признакам.

Ряд не только коррупционных, но и других преступлений, предусмотренных в УК РК, нарушает или угрожает нарушением не одному, а нескольким общественным отношениям, в соответствии, с чем автором выделен родовой и непосредственный объект коррупционных преступлений.

Диссертантом сделан вывод, что единого родового объекта коррупционного преступления не существует ввиду многоплановости данных деяний. Вместе с тем, если не основным, то дополнительным объектом, так или иначе, являются интересы государственной службы и государственного управления, что позволяет по объектам посягательства коррупционные преступления классифицировать на следующие виды: коррупционные преступления против собственности (п. «г» ч.3 ст.176 УК РК); коррупционные преступления в сфере экономической деятельности (п. «в» ч.2 ст. 192, п. «а» ч.3 ст.193 и п. «а» ч.3 ст.209 УК РК); коррупционные преступления против интересов государственной службы и государственного управления (ст.307, п. «в» ч.4 ст.308, ст.310-315 УК РК); воинские коррупционные преступления (ст.380 УК РК).

Автором также затронут вопрос о предмете коррупционного преступления, который обязателен в ст.ст. 176, 193, 209, 311-313, 314. Так, если определение предмета взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества, права на имущество или выгод имущественного характера не вызывает серьезных разногласий в теории и практике, то интересна полемика о предмете коррупционного преступления в виде услуг и предметов изъятых из гражданского оборота, таких как, например, наркотические средства, психотропные вещества, оружие, сексуальные услуги. По мнению автора, уголовная политика в ближайшем будущем должна развиваться в направлении расширения понятия предмета взятки коррупционного преступления.

Объективная сторона составов коррупционных преступлений полностью совпадает с законодательным определением коррупции, а особенность коррупционных преступлений выражается в двух основных признаках: они совершаются благодаря использованию соответствующими лицами своего служебного положения, во-вторых – вопреки интересам службы. Если объективная сторона коррупционных преступлений различается, то единым объединяющим признаком является способ – использование должностных полномочий и связанных с ними возможностей либо иное использование своих полномочий, что в точности соответствует одному из признаков законодательного определения коррупции. Во многих случаях, уголовное законодательство вводит указание на способ действия как элемент, делающий основной состав более опасным, а в некоторых случаях способ является обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность, хотя об этом и не указывается в диспозиции конкретной уголовно-правовой нормы.

Объединив основные признаки объективной стороны коррупционных преступлений, автором выделены три основных вида коррупционных преступлений: хищение, злоупотребление служебным положением и взяточничество, причем некоторые их виды конкурируют друг с другом как общие и специальные нормы.

Соискателем проведен анализ изменений и дополнений в уголовное законодательство от 21 июля 2007 г., в соответствии с которым, коррупционные преступления признаются таковыми только в случаях получения лицами, их совершившими, имущественных благ и преимуществ. Таким образом, законодателем разрешена проблема признания преступления коррупционным не только ввиду наличия цели – извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц или организаций, но и в целях нанесения вреда другим лицам и организациям, предусмотренное в составах коррупционных преступлений, что противоречило законодательному и криминологическому определению понятия коррупции. Речь идет о преступлениях, связанных с укрытием преступлений от учета, в целях искусственного увеличения показателей работы правоохранительных органов.

Автор приходит к выводу, что внесенные изменения в уголовное законодательство могут вызвать проблему квалификации при совершении неоконченного коррупционного преступления. Так, если взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя, то содеянное им следует квалифицировать как покушение на получение обусловленной взятки, тогда как в соответствии с п.5 примечания к ст.307 УК РК, преступление признается коррупционным только в случаях получения имущественных благ и преимуществ.

При рассмотрении субъекта коррупционных преступлений, проведен анализ имеющихся сложностей при квалификации со специальным субъектом. Автор придерживается мнения, что составы коррупционных преступлений логичнее именовать составами со специальным исполнителем, а не со специальным субъектом, так как роль других соучастников (пособников, подстрекателей, организаторов) могут исполнять общие субъекты.

Особенность рассмотренных признаков специального субъекта (исполнителя) коррупционных преступлений состоит в том, что он выступает либо: обязательным признаком состава преступления (ст.307, п.«в» ч.4 ст.308, ст.310, 311, 314, 315, 380 УК РК); квалифицирующими обстоятельствами коррупционного преступления (п. «г» ч.3 ст. 176, п. «а» ч.3 ст. 193, п. «а» ч.3 ст. 209 УК РК); не является обязательным признаком состава преступления (ст.ст.312, 313 УК РК); является обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность и наказание (п.«н» ч.1 ст.54 УК РК «совершение преступления лицом, нарушившим тем самым принятую им присягу или профессиональную клятву»).

На основе выделенных, наиболее значимых уголовно-правовых признаков автором сформулировано определение коррупционного преступления.

В третьем подразделе «Современные проблемы совершенствования уголовного законодательства в отношении коррупционных преступлений» аргументируется необходимость внесения изменений и дополнений в некоторые нормы УК РК. При этом, основополагающими критериями и посылками нововведений стали: их соответствие Конституции РК и другим нормативным правовым актам; максимальное приближение к понятию коррупции во всех ее проявлениях как в отечественном законодательстве, так и в международно-правовых актах; соответствие направлению официально признанной двух векторной уголовной, а значит и антикоррупционной политики РК.

Проанализированы различные подходы отечественных и зарубежных ученых и законодателей к перечню коррупционных преступлений, которые являются диаметрально противоположенными в сторону увеличения или сокращения рассматриваемых преступлений.

По мнению диссертанта, предусмотрев достаточно полный перечень коррупционных преступлений, соответствующий основным признакам понятия коррупции, предусмотренного в ст. 2 Закона РК «О борьбе с коррупцией», вместе с тем, законодатель оказался не совсем последовательным. Так, коррупционное преступление, предусмотренное п. «а» ч.3 ст.209 УК РК «Экономическая контрабанда», и преступление, предусмотренное ст.250 УК РК «Контрабанда» по содержанию практически совпадают, за исключением предмета преступления и объекта посягательства. На сегодняшний день, контрабанда наркотических средств, в особенности героина стало распространенным явлением, при этом все больше должностных лиц вовлекается в наркопреступность. В 2006 г. в отношении 28 сотрудников органов МВД, причастных к наркобизнесу, были возбуждены уголовные дела. Получается, что контрабанда товаров, находящихся в свободном гражданском обороте, совершенных лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций является коррупционным преступлением, а контрабанда этим же лицом наркотических средств, коррупционным преступлением не является, хотя имеет гораздо большую общественную опасность. Кроме того, п. «б» ч.2 ст. 250 УК РК предусматривает уголовную ответственность за контрабанду, совершенную должностным лицом с использованием своего служебного положения.

В целях дальнейшего совершенствования уголовного законодательства автором предлагается дополнить перечень коррупционных преступлений ст.250 УК РК в случае совершения преступления лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций.

Раскрывая вопрос совершенствования самих составов коррупционных преступлений, автором особое внимание уделено предмету наиболее распространенного коррупционного преступления, а именно взяточничества. Изучение и анализ уголовного законодательства и судебно-следственной практики показал, что в орбиту органов уголовного преследования вовлекаются в основном только административные государственные служащие, составляющие 96% от общего количества государственных служащих, являющиеся катализатором «административной» или «низовой коррупции».

Логично будет признать, что должность политического государственного служащего подразумевает более обширные возможности для совершения юридически значимых действий, а значит и получение более высокой имущественной выгоды в связи с совершением коррупционного правонарушения, в отличие от административной коррупции, когда зачастую предмет взяточничества не превышает одного месячного расчетного показателя.

Соискатель предлагает введение института мелкого взяточничества для того, чтобы акцент по уголовному преследованию был перенесен на взяточников более высокого ранга, а значит и на вертикальную коррупцию.

Большинство авторов как советского, так и современного периода справедливо полагают о нецелесообразности введения «мелкого» взяточничества, аргументируя, что объектом взяточничества являются интересы государственной службы, а не собственности, поэтому количественные показатели предмета получения взятки не должны иметь значения, более того предлагают ужесточить наказание за совершение коррупционного преступления, независимо от предмета.

Автор, не отрицая данный постулат, тем не менее, отмечает, что при характеристике предмета взятки размер должен иметь особое значение. Если взяточничество имеет место независимо от размера, то почему законодателем установлен крупный и особо крупный размер предмета взятки, который является основанием дифференциации ответственности (п. «в» ч. 4, ч.5 ст. 311 УК РК)? Здесь налицо непоследовательность законодателя, который дифференцирует уголовную ответственность в зависимости от размера взятки в сторону увеличения предмета взятки. Если получение взятки в крупном и особо крупном размере представляет большую общественную опасность, то соответственно и меньший размер должен представлять меньшую общественную опасность.

Одной из целей наказания является предупреждение совершения новых преступлений осужденным. Данная частная превенция подходит к общеуголовным преступникам, которые таким образом изолируются от внешнего мира, чтобы вновь не совершать преступлений. Сможет ли осужденный эксчиновник вновь совершить коррупционное преступление, который он и так уволен и лишен права состоять на государственной службе?

Довод соискателя также подтверждается ч.2 ст. 9 УК РК. В соответствии с которой не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. При этом деяние считается малозначительным лишь при условии, если при его умышленном совершении умысел виновного был направлен на совершение именно малозначительного деяния.

В целях более эффективного применения нормы за получение взятки, и предупреждения взяточничества в крупном и особо крупном размере, неоднократно и путем вымогательства, соискателем предлагается п. 2 примечания ст.311 УК РК изложить в новой редакции: «Не является преступлением в силу малозначительности и преследуется в административном порядке получение впервые лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом имущества, права на имущество или иной имущественной выгоды не превышающей двух месячных расчетных показателей при отсутствии признаков вымогательства за ранее совершенные законные действия (бездействие)».

В административном законодательстве в Главу «Коррупционные правонарушения» 21 июля 2007 г. уже внесены изменения, в соответствии с которыми ст.533-1 КоАП предусматривается административная ответственность лица уполномоченного на выполнение государственных функций, либо приравненного к нему лица за получение незаконного материального вознаграждения, если в содеянном не содержатся признаков уголовно наказуемого деяния. Данное предложение соответствует концепции правовой политики по декриминализации и гуманизации наказания за преступления небольшой и средней тяжести, а также согласуется с подписанной Казахстаном Конвенцией ООН против коррупции 2003 г., где указано, что участники стремятся содействовать реинтеграции в общество осужденных за коррупционные преступления [7].

Реализуя основные направления уголовной политики, в свою очередь автор предлагает криминализировать такие проявления коррупции как системность и устойчивость, так как неоднократное совершение коррупционного преступления не всегда подразумевает системность, а тем более устойчивость. Если понятие устойчивости предусмотрено в УК РК (ч.3 ст.31 УК РК), то понятие систематичности не выделено, хотя в теории уголовного права некоторые ученые рассматривают систематичность, как еще один вид множественности, главным признаком которой выступает не само количество преступных действий, а характеристика их как общественно опасной линии преступного поведения.

Так, автором предлагается следующее определение коррупции:

«Статья 311-1. Коррупция

Создание лицом, уполномоченным на выполнение государственных функций, либо приравненным к нему лицом устойчивой связи с другим лицом или лицами, в целях систематического противоправного извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, сопряженное с использованием своих служебных полномочий и связанных с ними возможностей, –

наказывается лишением свободы от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества».

В заключении работы в систематизированном виде изложены основные результаты диссертационного исследования, обобщаются положения и выводы.

Анализ действующего законодательства и правоприменительной практики позволяет утверждать, что в стране имеется достаточная законодательная основа для принятия надлежащих организационно-правовых мер по противодействию коррупции. Необходимо только их дальнейшее совершенствование для повышения эффективности действующих нормативно-правовых актов в сфере борьбы с коррупцией. Решающим фактором противодействия коррупции является твердая политическая воля Главы государства, которая позволяет применять всю силу закона в отношении любого должностного лица, независимо от занимаемой должности и политической ориентации.

Проведенное исследование показало, что государство осознает, что коррупция, как проблема национальной безопасности, оказывает отрицательное влияние на нравственно-психологический климат в обществе, способствует возникновению пагубного отношения к проводимым политическим, экономическим и социальным преобразованиям.

Необходимо признать, что коррупция как наиболее распространенное негативное социальное явление, как преступность, есть и будет во всех странах мира, поэтому основной задачей государства держать ее на социально терпимом уровне и минимизировать нежелательные последствия.

Анализ зарубежных источников и правоприменительной практики в стране, статистические данные и материалы уголовных дел показывают, что борьба с коррупцией это не только задача правоохранительных органов, но и всего общества, поэтому Государственная программа борьбы с коррупцией должна реализовываться при координирующей роли высшего политического руководства страны. Антикоррупционная политика должна стать постоянной частью государственной политики. При принятии организационно-правовых мер в указанной сфере необходима предварительная научная проработка каждого конкретного вопроса.

Указом Президента РК от 2 апреля 2002 г. №839 на Комиссию при Президенте Республики по вопросам борьбы с коррупцией и соблюдения служебной этики государственными служащими возложена выработка и внесение Главе государства предложений по вопросам борьбы с коррупцией. Для надлежащего осуществления указанной функции автор считает целесообразным учреждение научно-исследовательского института Комиссии со своими филиалами и отделами, а также специализированными сотрудниками.

С учетом того, что отличительным признаком коррупции является ее огромная латентность, в разоблачении которой не заинтересована ни одна из конфиденциально договаривающихся сторон, особое значение имеет расширение оперативно-тактических возможностей правоохранительных органов.

В связи с расширением экономического сотрудничества РК со многими странами и возможным вступлением республики во ВТО коррупция все больше будет приобретать транснациональный характер. Глобализация коррупции и превращение ее в явление интернационального характера требует транснациональных механизмов взаимодействия в борьбе с ней, для чего необходимо расширение форм международного сотрудничества правоохранительных органов и активизация работы по присоединению РК к основополагающим международным конвенциям в сфере борьбы с коррупцией и противодействия легализации денежных средств, полученных незаконным путем.

Необходимо постоянно совершенствовать законодательство о борьбе с коррупцией, в связи, с чем диссертантом вносятся ряд предложений, принятие которых, по его мнению, положительно повлияет на эффективность борьбы с коррупцией.

Список использованных источников:

1Государственная программа борьбы с коррупцией на 2006-2010 годы, утвержденная Указом Президента РК 23.12.2005 г. // http://www.zakon.kz

2Послание Президента РК Н.А.Назарбаева «Стратегия вхождения Казахстана в число 50-ти наиболее конкурентноспособных стран мира»: приоритеты и пути их развития. – Алматы: Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте РК, 2006. – 152 с.

3http://www.transparency.org.

4Глобальная экономика и Казахстан // Казахстанская правда. – 2007. – 27 апреля.

5Данные Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной Прокуратуры Республики Казахстан за 2005-2006 гг.

6К обществу без коррупции // Информационно-аналитический журнал. – 2006. – №1(26). – С 2-3.

7Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием доходов: Сборник документов / Сост. В.С.Овчинский. – М.: ИНФРА – М, 2004. – 640 с.

Список опубликованных работ по теме диссертации:

1Кемали Е.С. Некоторые вопросы предупреждения коррупции как составной части антикоррупционной политики Республики Казахстан // Предупреждение преступности – важнейшая часть государственной политики: проблемы, решения, перспективы: Мат-лы междунар. межвед. науч.-практ. конф. – Алматы: Академия МВД РК, 2004. – С. 354-360.

2Кемали Е.С. Борьба с коррупцией должна быть эффективной // Закон и время. – 2003. – №3(43). – С. 111-113.

3Кемали Е.С. Актуальные вопросы реализации антикоррупционной политики в Казахстане на современном этапе // Закон и время. – 2004. – №5(51). – С.38-39.

4Кемали Е.С. Генезис и социальная обусловленность коррупции в Казахстане // Вестник Университета им. Д.А.Кунаева. – 2005. – №4. – С. 158-162.

5Кемали Е.С. Понятие и реализация уголовной ответственности за коррупционные преступления по законодательству РК // Реализация уголовной ответственности: история, современность и перспективы: Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Костанай: КЮИ КУИС МЮ РК, 2005. – С. 128-131.

6Кемали Е.С. Актуальные вопросы профилактики коррупционной преступности // Профилактическая деятельность государства как одно из основных средств сдерживания преступности в стране: Мат-лы междунар. межвед. науч.-практ. конф. – Алматы: Академия МВД РК, 2006. – С. 244-252.

7Кемали Е.С. Из зарубежного опыта борьбы с коррупцией // Правовая реформа в Казахстане. – 2006. – №4(34). – С. 57-59.

8Кемали Е.С. Утверждение правового государства обязывает усилить борьбу с коррупцией // Развитие гражданского общества в Казахстане: Мат-лы междунар. науч.-практ. конф. – Алматы: АГПУ им.Абая, 2007. – С. 258-262.

9Кемали Е.С. Проблемы совершенствования закона о борьбе с коррупцией // Вестник НАН РК. Серия общественные науки. – 2007. – №2. – С. 105-108.


2007
Автореферат
float(0.193847179413)