Гигиенические основы медико-биологического мониторинга для обеспечения безопасности населения в условиях воздействия крупного промышленного комплекса

УДК 613.16:613.64


На правах рукописи


МУКАШЕВА МАНАРА АЛДЕШЕВНА

Гигиенические основы медико-биологического мониторинга для обеспечения безопасности населения в условиях воздействия крупного промышленного комплекса

14.00.07 - Гигиена

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Республика Казахстан Алматы, 2007


Работа выполнена в Национальном Центре гигиены труда и профессиональных заболеваний МЗ РК


Научный консультант:

Академик НАН РК, доктор медицинских наук,

профессор


Г.А.Кулкыбаев



Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор

доктор биологических наук доктор биологических наук


Ю. А. Синявский Д. В. Суржиков Б. Ж. Култанов


Ведущая организация: Карагандинский государственный университет им. Е.А.Букетова, г. Караганда

Защита состоится " 21 " декабря   2007 г.

в "15" часов на заседании Объединенного Диссертационного Совета ОД.53.28.01, при Казахской академии питания

по адресу: 050008, г. Алматы, ул. Клочкова 66.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Казахской академии питания.

Автореферат разослан "______ "_______________ 2007г.

Ученый секретарь Объединенного Диссертационного Совета ОД 53.28.01,

доктор биологических наук, профессор                                                   Багрянцева О.В.


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность: Территория Центрального Казахстана в силу своих климатических и экологических условий (многолетняя эксплуатация крупных промышленных предприятий на ограниченной территории, отсутствие гигиенического мониторинга) имеют свои особенности [Кулкыбаев Г.А., Намазбаева З.И., 2002; Белоног А.А.,2004]. Подобные особенности могут существенно изменять традиционные представления о значимости химических соединений и дает основание к пересмотру общепринятых подходов в оценке их гигиенической безопасности. Для территорий, подверженных длительному химическому загрязнению, до сих пор не существует единого концептуального подхода к решению и трактовки термина «гигиенический медико-биологический мониторинг». ^временный этап эффективной стратегии мировой гигиенической науки по снижению риска влияния неблагоприятных факторов окружающей среды на здоровье человека, делает необходимым установление более надежных и безопасных уровней гигиенических нормативов и, прежде всего разработки региональных уровней минимального риска в процессе осуществления профилактических и оздоровительных мероприятий [Шарманов Т.Ш. 2003, Шандала М.Г., 2007].

Развитие новых направлений в профилактической медицине требует создание новых теоретических основ профилактической деятельности на базе медико-экологических и биологических воззрений, обеспечивающих объяснение причинно-следственных связей механизмов в формировании здоровья человека в зависимости от среды обитания [Закон Республики Казахстан №263-264 от 06.12.2002г. «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения РК»; Закон Республики Казахстан №111 от 19.05.1997г.; №217 17.07.2006г. «Об охране здоровья граждан Республики Казахстан»; Закон Республики Казахстан от 15.07.1997г. №160 «Об охране окружающей среды». Методология таких работ должна иметь объективную информационную базу для обоснования количественной оценки реальной допустимой химической нагрузки, определения факторов и контингентов риска [Неменко Б.А.1995; Рахманин Ю.А., 2005; Онищенко Г.Г., 2005].

Распространенность химических элементов в различных объектах окружающей среды становится в ряд с природными геохимическими факторами [Онищенко Г.Г.,2005, Киреева И.С., Черниченко И.А., 2007]. Вследствие этого требуется дальнейшее совершенствование методик оценки гигиенического неблагополучия с учетом региональных аспектов в определении критериев риска на селитебных территориях, это требует системного подхода и новых теорий, среди которых теория риска занимает ведущее положение [Новиков С.М., Румянцев Г.И., Жолдакова З.И., 1998; Авалиани С.Л., 1999; Боев В.М., Куксанов В.Ф., Быстрых В.В., 2003]. Методология оценки риска воздействия факторов окружающей среды на здоровье человека является новым, относительно молодым, интенсивно развиваемым   во   всем   мире междисциплинарным научным направлением


[Суржиков В.Д., 2005]. Современное состояние вопроса о критериях патогенности по химическому составу и гигиенической регламентации для многих сложных соединений, в том числе и для городской пыли, не может рассматриваться как решенная проблема. Согласно ранее проведенным исследованиям [Намазбаева З.И., 2003; Кнашина Г.М., 2003; Будькова Л.А., 2003] имеются более сложные причинно-следственные связи между составом пыли, ее свойствами и ответной реакцией организма. Они требуют дальнейших исследований, так как в окружающей среде невозможно выделить и проследить влияние только пыли. Для подобных исследований, необходимо создание новых экспериментальных моделей и методов анализа для изучения ответной реакции организма при воздействии пыли, в состав которой входит комплекс микроконцентраций металлов [Русаков Н.В., Мухамбетова Л.Х., Крятов И.А. и др. 2007]. В этом плане особый интерес представляет «оценка величины мутационного риска», которая сопряжена с проявлением отдаленных эффектов, в том числе с процессами канцерогенеза, когда повреждаются гены соматических клеток и возможно возрастание частоты опухолевых процессов.

Для управления медико-экологической ситуацией наиболее эффективным является применение целевых комплексных программ. Наиболее целесообразно иметь ограниченное число этих программ и проводить их в отношении только приоритетных элементов, изменение которых приводит к хорошо прогнозируемым последствиям и модификации системы в заданном направлении. Особенно актуальны подобные исследования для города Темиртау, где крупные промышленные комплексы непосредственно примыкают к городу. Перечисленный круг нерешенных вопросов и составил цель и задачи настоящей работы.

Цель работы. Установить влияние различных поллютантов окружающей среды на метаболический статус организма и частоту выявления онкозаболеваний у населения крупного промышленного города, научно обосновать модель локального медико-биологического мониторинга при проведении санитарно-гигиенических исследований в зонах канцерогенного риска.

Для решения цели были поставлены следующие задачи.

1.Провести оценку источников загрязнения объектов окружающей среды и определить значимость БЭВ.

2. Провести комплексную гигиеническую оценку уровня загрязнения химическими поллютантами объектов среды обитания г. Темиртау.

3.Определить пылевую нагрузку на население г. Темиртау с учетом его химического состава.

4. Дать оценку содержания токсичных и эссенциальных микроэлементов в биосредах у детей с определением донозологических изменений неинвазивными методами.

5. Исследовать влияние городской пыли г. Темиртау на органоспецифичность мутационного процесса и защитных функций организма в условиях эксперимента.


6.Провести анализ показателей онкологической заболеваемости и смертности населения г. Темиртау.

7.Определить канцерогенный риск в условиях промышленного города.

8.Обосновать концептуальную модель локального медико-биологического мониторинга в гигиенических исследованиях.

9.Обосновать эффективность профилактических мероприятий на основе специфических медико-биологических технологий при воздействии различных поллютантов.

Научная новизна:

-показана возможность и целесообразность использования интегрального показателя - БЭВ, для определения факторов риска здоровья населения от каждого химического вещества, выбрасываемого в атмосферу промышленными предприятиями;

-определены особенности эколого-гигиенической ситуации, обусловленные химическими загрязнениями некоторых природных сред (атмосферный воздух, вода, снег, почва, продукты питания местного производства - овощи, мясо, молочные продукты, злаковые), что позволило зонировать территорию города по степени загрязнения объектов окружающей среды и выявить источники загрязнения с учетом приоритетных химических веществ;

-системный анализ содержания металлов в биосубстратах (волосы, кровь) у детей, позволил выявить отсутствие четкого кумулирующего эффекта многих из изученных элементов на фоне дефицита некоторых из них (Zn, Cu, Fe), что свидетельствует о создавшейся экологической ситуации, которая обуславливает эндогенные металлозависимые метаболические реакции, не проявляющиеся в виде конкретной патологии, но могут рассматриваться как «напряжение компенсаторно-защитных возможностей» организма;

-получены новые данные о формировании групп «риска» среди детей, проживающих в условиях длительного воздействия химических соединений малой интенсивности, на основании неинвазивных методов и определения металллозависимых ферментов в крови, что проявлялось на метаболическом уровне - усиленной генерацией метаболитов NO, накоплением первичных и вторичных продуктов ПОЛ, активацией каталазы в КВВ; на генетическом уровне - возрастанием количества клеток в буккальных эпителиях щек с микроядрами хромосомного происхождения; на клеточном уровне -накоплением деструктивных эпителиоцитов, нейтрофилов с альтерацией, увеличением количеств АМ, эозинофилов, лимфоцитов на слизистой носа; на уровне целостного организма - уменьшением в крови каталазы (Fe - зависим), церулоплазмина (Cu - зависим), показана возможность их использования для установления ранних стадий интоксикаций в условиях многокомпонентного техногенного загрязнения среды обитания человека;

-экспериментально установлена роль низких концентраций металлов в составе пыли на метаболические процессы в организме, определены дозозависимые изменения, которые позволяют предполагать, что пусковым механизмом токсичности химических соединений является неэффективность


клеточных механизмов в расщеплении корпускулярных микрочастиц пыли проникающие в ток крови, провоцируя усиленный окислительный стресс во внутренних органах, что лежит в основе политропности - пульмоно-, гепато-, нефро-, эндокринопатии и мутационного риска.

Теоретическая значимость. Научное совершенствование методологии комплексной оценки с установлением причинно-следственной связи в системе «окружающая среда - здоровье населения» на основе медико-биологического подхода для обеспечения гигиенической безопасности населения, с использованием чувствительных, информативных и прогностически значимых показателей.

Положения, выносимые на защиту.

1. Обоснованы и определены ранговые значения поллютантов в промышленных выбросах крупного производственного комплекса для селитебных территорий.

2. Научно-практически обоснована причинно-следственная связь мутагенного эффекта в эксперименте и канцерогенного риска для населения.

3. Разработана и предложена система гигиенического и медико-биологического мониторинга в оценке состояния здоровья населения, которая основана на неинвазивных скрининговых методах исследования.

4Установлены приоритетные факторы риска, количественно подтверждающие их роль в формировании экологически обусловленной патологии.

Практическая значимость.

Разработаны оценочные критерии микроэлементных, биохимических, цитогенетических показателей для медико-биологического мониторинга.

Установлены количественные характеристики канцерогенного риска при ингаляционном и пероральном поступлении химических соединений. Результаты комплексных санитарно-гигиенических исследований по оценке неблагоприятных факторов окружающей среды, канцерогенного риска развития онкологических заболеваний среди населения, проживающего в зоне неблагополучного региона, позволили разработать методические документы: «Методические указания по контролю загрязнения почвы, растений и снега тяжелыми металлами» - №1.05.074.02, г. Караганда. - (2002г.), акт внедрения: ВК-филиал НЦ ГТ и ПЗ, г. Усть-Каменогорск от 12.10.04г.; УГСЭН, г. Темиртау от 15.11.05г.; «Методические указания по контролю загрязнения промышленных сточных вод тяжелыми металлами» - №1.05. 076.02, г. Караганда - (2002г.), акт внедрения: ЛОЦ, г. Актобе от 30.10.03г.; УГСЭН, г. Балхаш от 15.05.05г.; ВК-филиал НЦ ГТ и ПЗ, г. Усть-Каменогорск от 12.10.04г.; УГСЭН, г. Темиртау от 15.11.05г.; «Биохимические методы в гигиенических исследованиях» (2004г.), акт внедрения: КООЦ, г. Караганда от

15.12.06г.; ДГОК-филиал ТНК «Казхром» г. Хромтау от 20.11.2004г.; УГСЭН,

г. Балхаш от 20.03.05г.; «Гигиеническая оценка канцерогенного риска в условиях загрязнения окружающей среды» (2004г.) - акт внедрения: УГСЭН, г. Балхаш от 12.10.05г.; внедрены в практику (учебный процесс КарГУ, биолого-географический факультет    от 16 .08. 2004г.); ЛОЦ, г. Актобе от 31.10.03г.;


«Оценка генетического статуса детей экологически неблагополучного района» (2004г.) - акт внедрения: КООЦ от 15.12.2006г.; УГСЭН, г. Балхаш от 15.05.05г.; «Использование математической обработки информации для оценки риска здоровья населения» (2004) - акт внедрения: КарГУ им. Е.А.Букетова, биолого-географический факультет, г.Караганда от 16.08.04г.; Методические рекомендации «Разработка анкет дошкольников, родителей, воспитателей при эпидемиологических исследованиях» внедрены в практику ДГОК-филиал ТНК «Казхром», г. Хромтау от 03.09.2005г.

По результатам научных разработок опубликованы 51печатная работа, получены патенты на «Способ определения экологической нагрузки» за №19608/2003//11.94.; на «Способ диагностики заболеваний обусловленных воздействием     техногенных     факторов     химической     природы» за

№37747/2002//15.04.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертации доложены на VII международном Конгрессе по иммунореабилитации «Аллергия, иммунология и глобальная сеть: взгляд в новое тысячелетие» (Нью-Йорк, 2001г.); на 2-ой международной конференции «Актуальные проблемы экологии» (Караганда, 2002г.); на 3-ой международной конференции «Актуальные проблемы экологии» (Караганда, 2004г.); на XXXIX научно-практической конференции «Здоровье работающего населения» (Новокузнецк,

2004) ; на научно-практической конференции «Современные проблемы профилактической медицины, среды обитания и здоровья населения промышленных регионов России» (Екатеринбург, 2004); на Y международной биогеохимической школе «Актуальные проблемы геохимической экологии» (г. Семипалатинск, 2004г.); на II Национальной научно-практической конференции «Теория и практика оздоровления населения России» (г. Ижевск,

2005) ; на I Международной конференции «Экологические и медицинские проблемы возникновения донозологических и патологических состояний в условиях мегаполисов» (г.Санкт-Петербург, 2005г.); на II Международной конференции «Экологические и медицинские проблемы возникновения донозологических и патологических состояний в условиях мегаполисов» (г.Санкт-Петербург, 2006г.); на Всероссийской научно-практической конференции «Профессиональное гигиеническое обучение формирования здорового образа жизни детей, подростков и молодежи» (Москва, 2006г.).

Результаты исследования опубликованы в 18 изданиях КНАСОН. Связь диссертации с планами научных работ Национального Центра Докторская диссертационная работа явилась фрагментом НИР: «Разработка технологии мониторинга металлов и нефтепродуктов в объектах окружающей среды и санитарно-охранных мероприятий» 2002-2005гг., ГР№ 0102 РК00244; «Изучение роли оксида азота и первичного клеточного звена на повреждающий эффект полиметаллической пыли» 2003-2005гг., ГР № 0103 РК00354, а также в рамках международной программы «Медицинское исследование на территориях подверженных воздействию ртутного загрязнения» совместно с австрийской компанией "POSCH & PARTNERS" и датской  компанией  "COWI",  по  проекту  «Реабилитации  и управления


окружающей средой бассейнов рек Нура-Ишим», утвержденной приказом КДС МИТ РК № 328 ПИР от 21.08.2003г.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 237 страницах, состоит из введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, 6 глав собственных исследований, обобщения результатов исследования, выводов и приложений. Библиографический указатель содержит 411 источников. Текст иллюстрирован 74 таблицами, 46 рисунками.

Выражаем искреннюю признательность д.б.н. Базелюк Людмиле Тимофеевне за консультацию в цитоморфологических исследованиях.

Принцип гигиенической оценки риска возникновения экологически -обусловленной заболеваемости

(Обзор литературы)

1.1 Гигиеническая оценка загрязнения воздушной среды, почвы, водных объектов химическими соединениями в промышленном городе

Основой научно-прикладных исследований в современной гигиене, в связи с изучением воздействия факторов городской среды на здоровье населения, являются подходы, направленные на выявление, предупреждение и оценку неблагоприятного влияния техногенного загрязнения городской среды на здоровье населения и санитарно-гигиенические условия жизни [Кулкыбаев Г.А., Намазбаева З.И.,2005].

1.2 Принцип экспериментального обоснования мутагенности химических соединений

Установлена высокая (до 80%) корреляция мутагенных и канцерогенных свойств химических соединений [Боев В.М.,2004]. Можно считать доказанным, что возникновению и развитию злокачественного роста предшествует накопление мутаций в определенных генах в тех тканях, которые вовлекаются в онкологический процесс [Немцова Е.Р.,2006]. Тесная связь химических мутагенов и канцерогенов определила некоторую общность основ их классификации. Она начинается с разделения химических мутагенов / канцерогенов по механизму их действия. Поэтому критерию все мутагены делятся на истинные - «прямые» и непрямые - «промутагены». Первые непосредственно взаимодействуют с ДНК клеток, изменяя ее структуру, вторые оказывают эффект лишь после метаболической активации в организме.

1.3  Ранние донозологические изменения и микроэлементный статус
организма в условиях загрязнения окружающей среды

Дефицит некоторых микроэлементов способствует снижению противоопухолевого иммунитета и может стать причиной возникновения злокачественных опухолей. Экспериментальными исследованиями установлено, что на индукцию опухолей влияет содержание в диете селена, цинка, меди, магния, кальция [Орлов Ю.П., Долгих В.Т., 2007].

1.4  Принцип пылеобразования в условиях промышленного города
Установлено, что  основной причиной заболевания раком являются

химические и физические факторы окружающей среды. Весомый вклад в


химические факторы биосферы вносят взвешенные частицы пыли. Эпидемиологические данные о действии пыли окружающей среды на население недостаточно освещены в литературе, хотя попытки оценить риск от этого фактора предпринимались неоднократно. Между тем, эти вопросы играют важную роль так как многие металлы (канцерогены - никель, мышьяк, бериллий) способны адсорбироваться на поверхности пыли. Такая постановка вопросов позволяет оценить влияние низких концентраций металлов в составе пыли, постоянно присутствующих в воздухе городов на здоровье населения [Намазбаева З.И., 2000]. Мутагенность городской пыли зависит от ее физико-химических свойств и химического состава содержащихся в ней веществ. Многие химические элементы вследствие полярности и весьма невысокой упругости паров способны конденсироваться и сорбироваться на пыли [Дмитриев Г.П., 1993; Панин М.С., 2004].

Материалы и методы исследований

Оценка влияния неблагоприятных факторов среды обитания включала анализ загрязнения атмосферного воздуха, снега, питьевой воды, воды поверхностных водоемов, почвенного покрова, продуктов питания. Гигиеническая оценка МБМ в определении причинно-следственных связей в системе «окружающая среда - здоровье населения» проводилась по следующей схеме (рисунок 1). Объем и методы исследования, использованные в работе, представлены в таблице 1. Исходной информацией для создания баз данных служили результаты лабораторного контроля качества воды трех учреждений -Карагандинского территориального управления охраны окружающей среды, Центра государственного санитарно-эпидемиологического надзора и Государственной инспекции по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды г. Темиртау. Качество питьевой воды в разводящей сети города оценивалось по 3 химическим (железо, марганец, нитраты) и 4 органолептическим (вкус, запах, цветность, мутность) показателям. Составлена координатная сетка территории города состоящая из 12 равных по площади квадратов, разбитая на 6 зон [Прокопенко Ю.И., Жданов Е.Г., Борисенко Г.И. и др., 1996г.]. Каждая зона являлась отдельной единицей наблюдения, несущая в себе самостоятельную характеристику химической нагрузки.

Расчет канцерогенного риска был проведен по методике, рекомендуемой Гарвардским Институтом Международного Развития, где выделяют канцерогенные и неканцерогенные факторы риска здоровью. Оценка канцерогенного риска и зависимости «доза-ответ» осуществлялась на основе уравнения: ИКРж = ХСД х ФП, где

ИКРж - индивидуальный канцерогенный риск в течение жизни; ХСД   -   хроническая   суточная   доза   определенного химического соединения или вещества (мг/кг/день);

ФП - фактор потенциала (или наклона) в зависимости «доза-ответ».


Гигиеническая оценка формирования состояния здоровья с использованием наиболее информативных диагностических показателей. Выявление неблагоприятных факторов и закономерностей


Среда обитания


Выборочный территориальный анализ


Анализ по внутригородским территориям


Анализ загрязнения ООС

(воздух, вода, почва, снег, продукты питания)

Расчет суммарного и комплексного показателя, ИЗА, «Р»

Ранжирование территории с учетом уровня загрязнения

Определение факторов риска при выявлении причинно-следственных связей



Оценка метаболи­ческого и

микроэлементного статуса детского населения


Обоснование донозологических изменений в качестве оценочного

критерия здоровья и уровня гигиенического неблагополучия исследуемой территории


Эксперимента

льное обоснование мутагенности

пыли

Расчет канцерогенного риска


Обоснование приоритетных задач и системы мероприятий по гигиенической оптимизации среды обитания

Рисунок 1 - Дизайн исследований локального медико-биологического мониторинга


Таблица 1 - Объем и методы исследования


Изученные параметры


Методы исследования Гигиенические исследования


Кол-во анализов


атмосферный воздух (6 зон сравнения)

метод ААС, данные Областного Кар. тер. управления охраны окружающей среды «2ТП-воздух»

8640 анализов

почва, снег (6 зон сравнения)

количественный и качественный спектральный анализ на содержание химических элементов методом ААС

3000 анализов

вода

(питьевая, открытых водоемов)

количественный и качественный анализ на содержание химических элементов методом ИВА, данные Кар. тер. управления ООС, Центра гос. сан. эпид. надзора

6320 анализов

продукты питания

количественный и качественный анализ на содержание химических элементов методом ИВА

3072 анализа

техногенная нагрузка по автотранспорту, рекреационное обеспечение

города, климато-метеорологическая характеристика

данные Карагандинского ОблГАИ, территориального управления Охраны окружающей среды

г. Темиртау, территориального

управления гидрометеорологии

2000-2004гг.

Гигиеническая оценка качества окружающей среды

Спектральные, химико-аналитические

19600анализов




анализ онкологических показателей среди взрослого населения

г. Темиртау, Карагандинской области и

РК

Натурные исследования

Эпидемиологические          

Статистические отчеты КООЦ, обобщенные опубликованные

данные - «показатели онкологической службы РК» (статистический материал)


12 нозологий за 5 лет



Изучение возможного неблагоприятного воздействия комплекса металлов в составе пыли на организм жителей г. Темиртау проведено в ходе токсикологического эксперимента. На первом этапе крысы - самцы получали ПСКММ однократно интратрахеальным путем в дозе 50мг/мл. Эксперимент длился сроком в 3 и 70 дней. Второй этап длился 12 недель, когда крысы получали пыль в ингаляционной камере в концентрации 0,25 мг/м , что превышает среднесуточную концентрацию пыли в 5 раз (ПДКсс - 0,05 мг/м ) и соответствует реальной пылевой нагрузке для жилых массивов города. Третий этап эксперимента включал ингаляционный путь введения ПСКММ в течение 12 недель на уровне ПДК - 0,05мг/м и восстановительный период сроком в 12 дней. Длительность эксперимента определялась временем клеточного обновления тканей, чтобы максимальное число клеток разных органов прошло митотический цикл. Используемый хронический эксперимент был обусловлен временем обновления эпителия изучаемых органов. Микроядерный тест основан на регистрации увеличения частоты клеток с микроядрами в органах экспериментальных животных. Анализ микроядер проводился на зашифрованных препаратах в проходящем свете с помощью объектива с масляной иммерсией 10х100. Подсчитывалось по 1000 ПХЭ на каждое животное. Микроядерный тест в экспериментальных клетках легких, желудка, проводился по методике Сычевой Л.П. с соавт. [1998г.], цитогенетические исследования проводились под руководством к.м.н. Дюсембаевой Н.К. Цитоморфологические исследования проводились под руководством д.б.н. Базелюк Л.Т. [1994г.], функциональное   состояние фагоцитов оценивали по


данным исследования функции альвеолярных макрофагов и нейтрофилов по методу Алексеевой О.Г., Волковой А.П., [1966г].

Результаты исследований и их обсуждение


В городе Темиртау промышленными предприятиями выбрасывается в атмосферный воздух более 146 органических и неорганических химических веществ, из них 120 имеют ПДК или ОБУВ, в том числе более 30 веществ относятся к первому и второму классу опасности [данные Карагандинского территориального управления охраны окружающей среды, 2005г.]. С целью ранжирования и выбора приоритетных предприятий проводился расчет биологического эквивалента выбросов (БЭВ) химических веществ, поступающих в атмосферу с выбросами. Всего источников выбросов 423, из них 331 являются выбросами предприятия «Миталл Стил Темиртау». Так, по БЭВ в первую десятку загрязняющих веществ входит: мышьяк, свинец, взвешенные вещества, медь, бенз(а)пирен, никель, марганец, фенол, окись углерода, сернистый ангидрид. Во вторую десятку входят химические соединения в следующей последовательности: формальдегид, сажа, стирол, зола, аммиак, ванадий и т.д. (таблица 2). Токсичность загрязняющего вещества и кратность превышения ПДК явились критериями для определения рангового номера для каждого из загрязняющих веществ. Анализируя результаты исследования величин БЭВ, пришли к выводу, что крупные промышленные предприятия г. Темиртау такие как: «Миттал Стил Темиртау», ТОО «Алаш» ТЭМК, ТЭЦ-2, КарГРЭС, по ранговому коэффициенту отнесены к 1 рангу. Доля остальных предприятий в их неблагоприятном действии на объекты окружающей среды и здоровье населения по сравнению с вышеуказанными в несколько раз меньше.


Код веществ

Наименование хим. вещества.

Объем валовых выбросов и ранг

БЭВ

Ранг по

БЭВ

№ разря да

Т/год

Ранг

БЭВ

184

Свинец

2761,7

86

3945285,0

2

1

Никель

10,76

83

107600,0

6

2

325

Мышьяк

1562,2

10

5207333,0

1

1

Взвешенные вещества

41625,0

2

883070,0

3

2

Окись углерода

8521,9

1

2840,664

9

3

Стирол

2,0

45

1000,0

13

4

Золы всех углей

88,814

7

888,14

14

4

Ванадия пятиокись

0,9

47

450,0

16

4

Аммиак

26,006

14

658,0

15

4


Ранговое распределение химических веществ, поступающих в атмосферный воздух города от промышленных предприятий, в порядке их приоритета по величине БЭВ представлено в таблице 3. В нашем случае, наибольшую биологическую опасность представляют химические вещества, которые были отнесены: к 1-му разряду - мышьяк, свинец; ко 2-му разряду -взвешенные вещества, оксид меди, бенз(а)пирен, никель; к 3-му разряду -марганец.

Таким образом, по результатам анализа объема и величины валовых выбросов, мы считаем, что с гигиенической позиции химические вещества, загрязняющие атмосферный воздух города, следует ранжировать по величине БЭВ, а не по объему валового выброса. Помимо крупных промпредприятий, в г. Темиртау действуют около 7 тыс. средних и мелких хозяйственных субъектов. На 1000 жителей г. Темиртау в среднем приходится 200 легковых и грузовых автомашин. Для ранжирования города по зонам сравнения, на территорию была наложена координатная сетка, где квадраты наблюдения составлялись от степени дальности промышленных предприятий.

На основании ранговой оценки каждого, входящего в квадрат элемента, количественной оценки степени суммарной химической нагрузки, квадраты были сгруппированы по зонам сравнения, что позволило выделить наиболее неблагополучные районы по уровню загрязнения атмосферы.



Проводя анализ по Ксс химических веществ в атмосферном воздухе г. Темиртау, была отмечена наибольшая суммарная кратность превышения в зоне №1 (таблица 4) - 26,29.


По расчету индекса суммарного загрязнения атмосферного воздуха был установлен уровень загрязнения воздуха г. Темиртау на показателях от «очень сильного» до «сильного». Были выделены приоритетные загрязнения - это бенз(а)пирен, взвешенные вещества, формальдегид, как вещества 1-3 класса опасности, стабильно превышающие ПДК. Повышенные уровни бенз(а)пирена и формальдегида, СО, NO2 наблюдались по автомагистрали «Алматы -Астана», которая проходит с восточной стороны на расстоянии двух километров от города.

Полученные результаты при изучении химического состава пыли (таблица 5), свидетельствуют, о том, что пыль, является многокомпонентным загрязнителем и по составу, в нем превалируют следующие металлы - Mn, Zn, Cr, Pb.



Для полной характеристики аэрогенной нагрузки была использована качественная и количественная оценка загрязнения снега. Количественная характеристика загрязнения атмосферных осадков зимнего периода позволила достаточно точно определить пространственную дифференциацию химических веществ, антропогенный источник и количественно оценить уровень загрязнения (таблица 6). Анализ растворимой части пыли опробования снега показал, что высокая степень минерализации выявлена практически во всех исследованных зонах сравнения, тогда как фон был равен 20 мг/л. Кратность превышения фона в 100 раз обнаружена в зоне сравнения №2. Анализ содержания химических элементов в снеговой воде г. Темиртау выявил превышение концентрации металлов по сравнению с фоном. Так, самое высокое значение кратности превышения фона было выявлено в зоне №4 у марганца - 12,5; хрома - 22,5 в зоне №3; никеля - 10 в зоне №3; ртути -12,5 в зоне №5. Превышение относительно фона по максимальным значениям от 3-4,7 раза было выявлено в зоне №1 свинца, ванадия в зоне №3, меди в зоне№4, цинка в зоне №2, мышьяка в зоне №3.


Показатель

Фон Зона

1            2            3            4            5 6

Zn (10-3)

60        60-130    20-220    70-150    60-120    40-170 40 2,1          3,6       1,1-2,5        2          2,8 -

As (10-3)

19         2-46       10-30       4-90       13-40        3-8 2 2,4          1,5         4,7         2,1           - -

Hg (10°) мг/л

3,2         3-10       4-12       12-19      13-22      16-40 2,9 3,1          3,7       3,7-5,9     4-6,8      5-12,5 -

Примечание: - в качестве фона взят Юго-Восточный район г. Караганды; числитель - концентрации химических элементов, находящиеся в снеговой воде; знаменатель - кратность превышения фона.

Таким образом, анализ натурных наблюдений и расчет БЭВ дал возможность обосновать приоритетные по степени опасности химические вещества, которые необходимо контролировать в воздушной среде города. Это: мышьяк, свинец, пыль, медь, бенз(а)пирен, никель, марганец, фенол, окись углерода, сернистый ангидрид. Техногенная нагрузка металлами, которые поступали в составе пыли в окружающую среду города, несмотря на то, что имели значительные величины, превышающие фоновые содержания, их абсолютное значение не достигало нормативных величин. По результатам опробования снега, к приоритетным загрязнителям окружающей среды города, были отнесены - марганец, хром, никель. Отмечался в целом высокий уровень загрязнения воздуха - по пыли, сухому остатку талой воды снега.

Анализ по содержанию металлов в почве выявил, содержание меди в зоне №1 - 1,6 ПДК. Кратность превышения ПДК цинка в зонах №№ 3,2,5 составляла - 3,7; 3,2; 2,4 соответственно, марганца в зоне № 4 составляло 2,8ПДК, в зоне №3 - 2ПДК. В третьей зоне выявлен цинк в 3,7ПДК; марганца и свинца - 2 ПДК, мышьяка - 7 ПДК. В зоне №4 - содержание цинка составляло 2ПДК,у мышьяка - 4,8ПДК. Как видно из рисунка, больше всего элементов было выявлено в зонах №№ 2 и 4.


о. о.


8 7

6 -\

5

4

3 -2 -1 0


ID


П

ггП Ml


W


о


□ Cu

□ Zn

□ Mn

□ Pb

□ Cr

□ As

□ Hg


1                                 2                                 3                                 4 5

Зоны сравнения

Рисунок 3 - Содержание металлов в почве г. Темиртау


Анализ результатов на содержание металлов в питьевой воде выявил, суммарное загрязнение воды: в скважине - 2,74; в колонке - 2,9; в кране -2,1; соответственно в долях от ПДК (рисунок 4).

скважина                     колонка кран

Результаты анализа на содержание металлов в продуктах питания, выращенных на дачных участках показали, что кратность превышения ПДК содержания хрома в картофеле и луке (дачных участков) в 2,2 и 1,2 раза выше соответственно. Кратность превышения ПДК в этих же продуктах никеля составляла 0,26 и 0,7 соответственно. Кратность превышения цинка составляла - 0,3 в луке, это самый высокий показатель среди кратностей превышения ПДК у овощных культур, выращенных на огородах дачных участков и территории «Старого города». У меди, кратность превышения ПДК равного -0,35, была в картофеле, выращенного на огороде дачного участка. Комплексный показатель картофеля, выращенного на территории «Старого города», составлял - 4,19. Комплексный показатель картофеля дачного участка составлял -2,8; у лука -2,4. В капусте, выращенной на огородах «Старого города» содержание хрома составляло - 3,75; в картофеле - 2,5; в луке - 2,25. Комплексный показатель кратности превышения ПДК капусты, выращенной на огороде «Старого города», составлял -4,91. Комплексный показатель картофеля, выращенный на огороде «Старого города», составлял - 4,19.

Таким образом, по комплексному показателю превышения кратности ПДК овощных культур, было отмечено, что в продуктах питания, выращенных на огородах «Старого города» идет значительное превышение по сравнению с овощами дачных участков.


Таблица 7 - Кратность превышения ПДК в овощах дачных участков и огородах «Старого города»

Показатель

Cr

Ni

Zn

Cu

Pb

Ккомпл.

Лук

1,2

0,7

0,3

0,192

0,16

2,4

2,25

0,48

0,298

0,11

0,22

3,35

Картофель

2,2

0,26

0,167

0,354

0,28

2,8

2,5

0,9

0,15

0,34

0,3

4,19

Капуста

0,95

0,28

0,096

0,08

0,13

1,2

3,75

0,4

0,07

0,07

0,62

4,91

Огурцы

0,55

0,08

0,056

0,068

0,26

0,9

0,55

0,18

0,056

0,074

0,24

1,1

Примечание: числитель - Кр.пр. ПДК дачных участков; знаменатель - Кр. пр ПДК «Старого города»

Анализ результатов определения металлов в злаках (пшеница, овес, ячмень) показал, превышение ПДК в пшенице по Cr - в 4,5 раза, по Ni - в 1,16 раз, меди - в 1,2 раза и для цинка - в 1,33 раз. Свинец превышал в пшенице ПДК в 6,2 раза. В ячмене было выявлено превышение по следующим металлам: хрому, никелю, цинку, в следующей последовательности: 5,8 - 1,3 - 1,2 соответственно (рисунок 5).


Подпись: ох

разы


7п

6

5

3

2

1

0


И


7?

1 s


пшеница ячмень


Cr


Pb


Zn


Cu


Ni


Рисунок 5 - Кратность превышения ПДК по содержанию металлов в злаках

Результаты исследования по содержанию металлов в мясомолочных продуктах питания относительно ПДК выявили (таблица 8), что содержание металлов в мясе не превышает ПДК. В молоке кратность превышения ПДК содержания хрома составляет - 8,8 раза, никеля - 2,2 раза, свинца - 2,6 раза. В твороге кратность превышения ПДК выявлена со стороны хрома - 13,5 раза, свинца - 3,4 раза и меди - 1,47 раза.



Таким образом, кратность превышения в молочных продуктах по некоторым изучаемым элементам, а именно хрома, никеля, свинца была выше единицы. Молочные продукты, полученные от животных, пасущихся на пастбищах, которые прилегают к территории г. Темиртау, можно считать «сильно загрязненными металлами». При анализе на содержание металлов в овощных продуктах, было выявлено накопление металлов в овощах в избирательном порядке. Возможно, растения имеют свою защитную систему на пути этих элементов, или, может быть, у них выработался механизм «транзитного пропуска» тех или иных микроэлементов.

В настоящее время изучение состава и динамики метаболизма волос превратилось в особую отрасль лабораторной диагностики. Данный подход, связанный с изучением волос как биопсийного материала, открывает новые перспективы в исследованиях промышленных загрязнений окружающей среды и оценке общего состояния здоровья.

Анализируя полученные результаты, было выявлено (таблица 9), что концентрация меди в первой группе (дети, проживающие и посещающие школу, расположенную от 8 до 12 км от «Миттал Стил Темиртау») и второй группе (дети, посещающие школу в «Старом городе») по сравнению с контрольной группой (дети из относительно чистого района) ниже в среднем в 1,2 раза (р< 0,001). Концентрация цинка достоверно была ниже в первой группе в 2,3 раза, а во второй группе этот элемент превышал в 1,8 раза (р< 0,001). Содержание марганца в первой и второй группах выше, чем в контрольной группе в 4,8 и 3,5 раза соответственно (р< 0,001). Концентрация хрома в группе № 1 увеличена в 1,6 раз (р< 0,001), а в группе № 2 не имела практически различий с контролем. Содержание кобальта в первой группе выше в 3,3 раза (р< 0,001) по сравнению с контрольной группой. Среди условно-эссенциальных микроэлементов - концентрация никеля в первой группе была выше в 34 раза (р< 0,001), а во второй в 9,4 раз больше, чем в контрольной группе (р< 0,001). Уровень свинца в первой и второй группах больше чем в контрольной группе

(р< 0,001).



Таблица 9 - Сравнительная характеристика содержания металлов в волосах детей г. Темиртау (мкг/г)

При анализе результатов исследований на содержание тяжелых металлов в волосах у детей, проживающих в зонах № 1 и № 2 г. Темиртау, при использовании центили, было выявлено, что содержание никеля у детей первой группы характеризуется по значению центильного интервала как «высокий» (таблица 10). Дети, относящиеся ко второй группе, содержание никеля в волосах по характеристике значений центильного интервала имеют значение как «средний». Содержание цинка в волосах детей второй группы по характеристике значений можем обозначить между двумя интервалами как «низкая» или «пониженная». Концентрация цинка в волосах детей других групп снижена настолько, что его нельзя обозначить даже как «очень низкая». Содержание меди у детей, проживающих в городе Темиртау, по характеристике центильного коридора имеют распределение ближе к уровню «пониженный». Дети, проживающие в относительно чистом районе, по центильному распределению концентраций металлов отнесены к «среднему» уровню. Концентрация свинца отнесена к уровню «пониженный».



Для оценки нереспираторной функции легких были изучены метаболические реакции по биохимическим показателям в КВВ. Результаты проведенных исследований показали изменение со стороны метаболитов оксида азота, активацию процессов ПОЛ/АОЗ (таблица 11). Полученные результаты отражают активацию биохимических процессов, которые проявляются в увеличении генерации метаболитов NO до 10,3 ± 0,3 нмоль/мл. Аналогичная направленность характерна для первичного продукта ПОЛ - ДК, конечного продукта - МДА, что составляло 7,2 ± 0,1 ус. ед. и 7,4 ± 0,1 нмоль/л, это превышает контрольное значение в 1,5 и 1,2 соответственно. Активность каталазы возрастала в 2,1 раза и составляла 6,6 ± 0,2 мкат/л.

Сравнительный анализ микроэлементного состава крови детей выявил снижение эссенциальных микроэлементов (рисунок 6). Так, у детей первой и второй групп отмечена сниженная концентрация, жизненно-необходимых микроэлементов - меди, железа, цинка, относительно концентрации металлов обнаруженных в крови детей третьей группы. Это может быть объяснено тем, что присутствие токсичных металлов способствует усиленному выведению из организма жизненнонеобходимых микроэлементов. Снижение цинка в крови и в волосах может характеризовать угнетение активности металлсодержащих ферментов, таких как супероксиддисмутаза.



Примечание: 1 группа - дети, проживающие и посещающие школу, расположенную от 8 до 12 км от «Миттал Стил Темиртау»; 2 группа - дети, посещающие школу в «Старом городе»; 3 группа - дети из относительно чистого района; 4 группа - нормативы предложенные Дж.Эмсли; (Fe - масштаб 1:100).

Рисунок 6 - Содержание металлов в крови детей.


Для оценки мутационного процесса определяли микроядерный тест в буккальном эпителии щек у детей (таблица 12). Повышенное количество клеток с микроядрами в буккальных эпителиях щек, свидетельствует о присутствии химических мутагенов в атмосферном воздухе г. Темиртау. Достоверное увеличение числа клеток с микроядрами и стабильно высокое число клеток с нарушением веретена деления указывали на выраженную цитогенетическую нестабильность и активное течение мутагенного процесса.

В таблице 13 указаны показатели риноцитограммы детей, проживающих в г. Темиртау. Результаты исследования показали снижение уровня плоского



эпителия на 31%, также выявили, что количество НЛ было выше на 75% по сравнению с контрольной группой. Количество повреждений эпителиальных клеток достоверно возрастало в 1,3 раза. У детей, проживающих в г. Темиртау, индекс альтерации нейтрофилов (ИАН) составил 0,17±0,05%, количество макрофагов составило 3,8±0,13%. Достоверное снижение наблюдалось со стороны мукоцилиарного клиренса (37%).

Полученные результаты характеризуют цитологический статус слизистой носа при длительном воздействии ксенобиотиков атмосферного воздуха. Длительное проживание детей в условиях загрязнения атмосферного воздуха приводит к значительным изменениям параметров, характеризующих барьерные функции дыхательных путей. Повышенное содержание нейтрофилов и его индекса альтерации характеризуют воспалительные процессы, приводящие к ослаблению барьерных свойств эпителиального пласта. Возрастание количества эозинофилов и лимфоцитов указывает на иммунологическую перестройку у детей, проживающих в г. Темиртау, что может явиться фактором, отражающим степень угнетения неспецифических механизмов защиты. О напряжении транспортной функции мерцательного эпителия носа указывает снижение индекса мукоцилиарного клиренса. Токсичные вещества или их метаболиты способны оседать в эпителиях воздушных путей, что возможно является пусковым механизмом развития альтерации нейтрофилов и нарушения их функциональных свойств.

Таким образом, была дана характеристика метаболического и генетического статуса организма детей. Неинвазивные методы -риноцитограмма, КВВ, буккальные эпителии щек являлись биоматериалом, объективно отражающим биологические механизмы возникновения и активации мутагенного процесса, иммунологическую перестройку на уровне


неспецифических реакций. На основании полученных результатов были определены количественные критерии повреждающего эффекта загрязнителей атмосферного воздуха. Данные показатели представляют собой чувствительный, информативный и диагностически значимые тесты для формирования групп «риска» среди детей, проживающих в районах с высокой химической нагрузкой.


Результаты исследования в эксперименте с дозой 50мг/мл при интратрахеальном воздействии показали, что через 3 дня в БАЛ животных опытной группы количество нейтрофилов возросли до 8,0± 0,14% по сравнению с контролем 4,1± 0,05, что превысило контрольную величину в 2 раза (таблица 14). Было выявлено достоверное накопление дегенерированных нейтрофильных лейкоцитов (ДНЛ) (р<0,001). Количество полноценных АМ достоверно снижалось и составляло 22± 0,18%, количество дегенерированных АМ (ДАМ) было на уровне 54,3±0,16%, что достоверно превышало физиологический уровень контроля. Анализ результатов проведенных исследований показал, что через 3 дня происходят ранние изменения в клетках БАЛ со стороны НЛ и АМ.

Результаты эксперимента срока в 70 дней выявил достоверное снижение количества полноценных АМ в БАЛ (таблица 15) - 24,9± 0,18 % (р< 0,001) по сравнению с контролем. Количество дегенерированных АМ достоверно возросло до 63,3±0,35 (р< 0,001), что в 7,6 раза превышало физиологический уровень животных контрольной группы. Обнаружено достоверное накопление дегенерированных реснитчатых эпителиальных клеток до 8,6 ± 0,12% , что в 6,6 раза выше физиологических колебаний контрольной группы 1,3±0,06%. Таким образом, по результатам анализа мы наблюдаем атрофические изменения в клетках БАЛ.


Таблица 15 - Цитоморфологические показатели клеток БАЛ крыс/самцов через 70 дней при однократном интратрахеальном введении дозы 50 мг/мл (%)

Группа животных

НЛ

ДНЛ

АМ

ДАМ

ЛФ

Реснитчатые эпителиал. клетки

Нормал.

Дегенер.

Контроль (n=8)

4,1±0,03

0,82±0,04

82,9±0,19

8,3±0,13

1,2±0,08

0,2±0,01

1,3±0,06

70 дней (n=8)

0,0±0,00

0,0±0,00

24,9±0,18

***

63,3±0,35

***

0,0±0,00

0,0±0,00

8,6±0,12

***

Примечание - Достоверность - *** < 0,001

Для выявления мутагенной нагрузки при воздействии ПСКММ в эксперименте сроками 3 и 70 дней был проведен МЯТ в полихроматофильных эритроцитах костного мозга у крыс. Как видно из представленных данных, уровень эритроцитов с микроядрами в опытной группе животных срока 70 дней достоверно повысился более чем в 2 раза по сравнению с данными до запыления (таблица 16). С целью подтверждения мутагенного эффекта, у тех же групп животных был изучен уровень хромосомных аберраций в костном мозге, который выявил достоверное повышение ХА у крыс обеих групп эксперимента, что составило 2,82±0,10, (р<0,001) - это уровень ХА 3 дневного эксперимента и крыс 70 дневного эксперимента - 3,72±0,14 (р< 0,01).

выводу, что ПСКММ индуцирует мутагенный эффект у экспериментальных животных, зависящий от времени воздействия.

При воздействии пыли в дозе 0,25 мг/м3 отмечено непосредственное влияние пыли на клеточные структуры легких, через 8 недель (таблица 17). Выявлено увеличение дегенерированных НЛ в 2,4 раза (р<0,001) выше физиологических величин крыс контрольной группы. По истечению 12 недель наблюдалось снижение количества АМ на 64% (р<0,01), при этом количество дегенерированных клеток АМ возросло в 4,7 раз (р<0,001).


Таблица 17 - Цитоморфологические показатели клеток БАЛ у крыс самцов при

3

воздействии пыли в дозе 0,25 мг/м (%)

Группа животных

НЛ

ДНЛ

АМ

ДАМ

ЛФ

ЭФ

Контроль (n=8)

4,0±0,04

0,8±0,01

84,1±0,24

8,4±0,12

0,0± 0,0

0,0± 0,0

8 недель (n=8)

11,2±0,05

1,9±0,07

***

68,4±0,23

18,5±0,14

0,0± 0,0

0,0± 0,0

12 недель (n=8)

6,6±0,07

2,7±0,03

51,4±0,29 **

39,4±0,20

***

0,0± 0,0

0,0± 0,0

Примечание - ** <0,01; *** <0,001


С целью подтверждения мутагенного эффекта, были проведены исследования на органоспецифичность индуцированного мутагенеза (таблица 18). Результаты цитогенетических исследований показали, что уровень МЯ в легких и желудке при воздействии пыли в концентрации 0,25мг/м3 через 12 недель превышали контрольные величины в 1,8 раз и на 67% (р< 0,001) соответственно. Изменения ХА в костном мозге у крыс срока 12 недель наблюдались в сторону увеличения до 3,72± 0,10%. Частота ПХЭ с микроядрами достоверно увеличилась 1,98 ±0,09 (р< 0,001).

Оценка цитогенетической активности ПСКММ в полиорганном микроядерном тесте на крысах показала, что изменения при концентрации 0,05мг/м3 в основном касались клеток легких и желудка, тогда как в полихроматофильных клетках костного мозга изменения не выходили за пределы физиологических величин (рисунок 7). В группе животных, срока 12 недель доля АМ, количество эпителиоцитов в желудке было выше по сравнению с контролем. После восстановительного периода (12 дней) количество микроядер в органах было в меньшем количестве.




Рисунок 7 - Частота МЯ в органах животных при воздействии ПСКММ

в дозе 0,05мг/м3 (%)

Полученные результаты указывают, что определение цитогенетической активности в полиорганном МЯТ позволяет повысить эффективность выявления мутагенных соединений, оценить органоспецифичность их действия, более надежно выявить минимально-эффективную дозу мутагенов.

Рост заболеваемости злокачественными новообразованиями обусловлен, как сейчас полагают, повышением уровня загрязненности внешней среды различными химическими и физическими агентами, обладающими канцерогенными свойствами.

Согласно государственной статистической отчетности по форме «2ТП-воздух», только за 2005г. промпредприятия г.Темиртау выбросили-4940,273 тонн/ год (таблица 19). Анализ распространенности канцерогенов, показал, что наибольшая нагрузка идет по бенз(а)пирену. По удельному весу общее количество канцерогенов составляет 46% в суммарном загрязнении атмосферного воздуха с учетом класса опасности. Кратность превышения ПДК химических веществ, обладающих канцерогенными свойствами составила

51,95.



Учитывая, что в объектах окружающей среды имеются превышения химических элементов, относящихся к канцерогенным, был проведен анализ онкологической заболеваемости г. Темиртау в сравнении с данными показателями Карагандинской области и РК за (2000 - 2004гг.).

Результаты анализа показали, что в 2000 г. общая онкологическая заболеваемость в г. Темиртау на 34% (258,1 на 100 000 населения) выше в сравнении с данными по РК (192 на 100 000 населения) и на 17% выше, чем в Карагандинской области (225,4 на 100 000 населения) (рисунок 8).

350 п

300 г—1 г—г—1 ■—,


250

%

200

150 А


□ г.Темиртау

□ Караганд. Обл

□ РК


100

50 0

2000г.      2001г.      2002г.      2003г. 2004г.

Рисунок 8 - Динамика общей онкологической заболеваемости г. Темиртау в сравнении с данными по Республике Казахстан (на 100000 населения)

В 2001 г. данный показатель в г. Темиртау выше на 52% (298,2 на 100 000 населения), чем по РК (195,9 на 100 000 населения) и на 20%, чем по Карагандинской области (236 на 100 000 населения). Аналогичная тенденция наблюдается в последующие 3 года (2002-2004 г.г.). По г.Темиртау на 31, 32 и 49%   (298,2, 295,2 и 288,8 на 100 000 населения) выше, чем по Республике


Казахстан (197,3, 194,1 и 194,2 на 100 ООО населения) и на 29, 27 и 23%, чем в Карагандинской области (299,3, 243,1 и 244,1 на 100 ООО населения) соответственно.

Изучая динамику онкологии легких за период 2ООО-2ОО4гг., выявлено, что высокий показатель был отмечен в 2ОО2 г. - 78% по сравнению с показателем РК. В 2ОО3 г. - выше на 53% показателя РК. Однако, в 2ОО4 г. отмечалась тенденция к понижению заболеваемости раком легких по г. Темиртау. Если в 2ОО2г. он составлял 73%, то в 2ОО3г. - 48% соответственно. При этом, в сравнении с показателями Карагандинской области идет уменьшение на 33%.

2004г.

2003г.


2002г.


□ РК

□ Караганд. Обл

□ г. Темиртау



Подпись: 2001г.
Подпись: %
Подпись: 2000г.



0


10


20


30


40


50


60


Рисунок 9 - Динамика заболеваемости по онкологии легких г. Темиртау в сравнении с данными по Республике Казахстан

Таким образом, анализ общей заболеваемости онкологическими нозологиями в период 2ООО-2ОО4 годов, выявил, что средние значения по г. Темиртау были высокими по сравнению с данными показателями РК (на 31­52%) и Карагандинской области (на 17-29%).

Были просчитаны показатели реального эпидемиологического риска путем определения уровня нормированного и относительного эпидемиологического риска (Егорова И.П., Марченко Б.И.,1999г.). Результаты сопоставления нормированных показателей для территории наблюдения свидетельствуют о разностепенности реального риска злокачественных новообразований отдельных локализаций. Это может констатировать приоритетность роли отдельных факторов среды обитания в формировании онкологической заболеваемости.  Самый высокий риск онкологических заболеваний в г.



Темиртау выявлен среди следующих нозологий: молочной железы -1,436; желудка - 1,388; кожи - 1,317; легких - 1,258 (таблица 2О).


Сравнительный анализ онкозаболеваний среди взрослого населения г.Темиртау выявил, что общая онкологическая заболеваемость за 2000 - 2004гг. составляла 243,85 на 100000 населения (таблица 21). На первом месте стояла заболеваемость раком легкого - 177,6, это на 31% выше относительно показателей РК - 135,2. Второе место было за онкологией кожи - 175,8, это на 87% выше показателей РК, показатель равнялся - 93,6. На третьем месте по онкологической заболеваемости в г. Темиртау была онкология молочной железы - 149, что на 60% выше показателя РК, который был равен - 92,9. Рак желудка в г. Темиртау был на 39% выше показателей РК и составлял - 143,6.

При проведении идентификации опасности, были отобраны химические вещества и соединения, обладающими канцерогенными свойствами. Было установлено, что в объектах среды обитания Темиртау регистрируется 9


химических веществ, которые относятся к канцерогенам с различной степенью доказательства (таблица 22).

1.Высокая степень приоритетности - достаточные доказательства канцерогенности для человека (хром, никель, мышьяк, кадмий, бериллий).

2. Средняя степень приоритетности - возможные канцерогены для человека (формальдегид, бен(а)пирен, свинец).

3. Умеренная степень приоритетности - ограниченные доказательства канцерогенности для животных (кобальт).

4. Малая степень приоритетности - неадекватные доказательства канцерогенности для животных (диоксид серы).


С целью определения приоритетности канцерогенов было проведено их ранжирование на основе различных классификаций по частоте отнесения к различным группам. Расчет канцерогенного риска от воздействия хрома проводился по шестивалентному хрому (по данным статистической формы <<2ТП-воздух>> удельный вес шестивалентного хрома составляет 29%, поэтому при расчете применялся коэффициент 0,29).

Суммарный годовой популяционный риск от аэрогенного воздействия, то есть общее число ожидаемых случаев рака от 5 поллютантов на территории города составил от 129,8 до 170,13 дополнительных случаев для населения города в год. Максимальный канцерогенный дополнительный риск был зафиксирован в 2005г., он составил - 170,13 случаев в год. Риск, обусловленный воздействием хрома, составлял от 8,4 до 20,3 дополнительный случаев в год, максимальный риск составлял -20,3 случаев в год в 2003 году. Риск от содержания мышьяка в воздухе составлял от 0,72 до 4,35 дополнительный случаев в год (таблица 23). По формальдегиду - высокий риск составил в 2005 году - 40,4, а свинца - 8,4 случая в год. Дополнительный канцерогенный риск по бенз(а)пирену в 2005 году составил - 102 случая в год, это самое высокое число из всех сравниваемых поллютантов. Средний



показатель дополнительных случаев равный 86,3, был у бенз(а)пирена, далее по убыванию, у формальдегида - 35,8 и у хрома -15,6 случаев в год. Наименьший средний показатель дополнительного случая был со стороны мышьяка и свинца, равный соответственно - 2,0 и 4,3.

Таким образом, определены приоритетные загрязнители, наиболее существенно влияющие на формирование дополнительного канцерогенного риска - бенз(а)пирен, формальдегид, хром.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенные исследования позволили сделать следующие выводы.

1.Характеристика источников загрязнения и идентификация химических элементов с помощью расчета БЭВ является объективным критерием и позволяет количественно определить фактор риска с учетом их рангового распределения. По приоритетности в первый разряд по величине БЭВ вошли два элемента, которые относятся к первому рангу, где предел выброса колебаний составляет свыше 1000000 т/г - это: As - 5207333 т/г; Pb - 3945285 т/г. Второй ранг от 1000 000 до 100 000 т/г: пыль - 883070 т/г; Cu - 337400 т/г; Ni - 107600 т/г; бенз(а)пирен - 113100 т/г. Третий ранг от 100 000 до 30000 т/г: Mn - 39490 т/г. Четвертый ранг ниже 1000 т/г: кислота серная - 841 т/г, аммиак - 658,0 т/г, Cr+6 - 226,6 т/г.

2.Приоритетными загрязнителями воздушного бассейна г. Темиртау являются пыль, марганец, хром, бенз(а)пирен, формальдегид, где показатель ИЗА колеблется от уровня «сильного» (Р-17,8) до «очень сильного» загрязнения (Р-30). В зонах наблюдения №№1, 2, 3, 4, 5 г. Темиртау выявлено накопление металлов в почвах выше ПДК: Mn от 1,4 до 2,8; Zn от 2 до 3,7 раза; Cu - 1,6 раза; As - от 2,5 до 7 раз, Pb - от 0,5 до 2 раза. По подвижным формам отмечалось превышение Mn в 35% проб, Cr - 30%, Cu в 40%, Zn -25%, Ni - 20% проб, Pb - 12% проб. Основной формой нахождения химических элементов в воздушной среде и атмосферных выпадениях в виде снега, являются взвешенные вещества в виде малорастворимой, мелкодисперсной, респирабельной пыли до 8 мкм (20%), 5 мкм - (80%).

3.Значительное накопление металлов в овощах выявлено у культур, выращенных в "Старом городе" г. Темиртау (концентрация Cr в луке в 2 фона,


картофеле - 2,5 фона, капусте -3,75 фона). В овощах "Старого города", "Дачного участка" идет низкое содержание Cu, Zn, Со, в среднем в 5 раз ниже фона, по-видимому, это связано с малорастворимой частью техногенных выпадений.

4.Микроэлементный анализ биосубстратов у детского населения, проживающего в г. Темиртау, показал дефицит эссенциальных микроэлементов - цинка, меди, железа на фоне угнетения металло-зависимых метаболических процессов (уменьшение активности каталазы и содержание церулоплазмина); снижение барьерных защитных функций слизистых верхних дыхательных путей (накопление плоских клеток с повреждениями, высокое содержание НЛ и АМ с альтерацией, снижение индекса мукоцилиарного клиренса); активация метаболических процессов в КВВ (накопление первичных и вторичных продуктов ПОЛ, генерация метаболитов NO); повышение количества МЯ в буккальных эпителиях щек хромосомного происхождения, а также клеток с нарушением веретена деления, что указывает на выраженную цитогенетическую нестабильность и активное течение мутагенного процесса.

5.В эксперименте доказан общетоксический и мутагенный эффекты городской пыли, в состав которой в микроконцентрациях входят металлы. В условиях подострого и хронического экспериментов при воздействии городской пыли, обоснован комплекс морфофункциональных, цитогенетических, биохимических показателей, которые свидетельствуют о мутагенной органоспецифичности химических веществ на такие органы, как легкие, желудок, костный мозг. При оценке общетоксического эффекта выявлены ранние цитологические критерии при воздействии малых доз пыли в АМ легких, эндокринном органе - щитовидной железе, в органе детоксикации -печени, выделительном органе - почек, проявляющиеся клеточной деструкцией, напряжением внутриклеточного обмена.

6.Выявлена приоритетность дополнительного канцерогенного риска, подкрепленная эпидемиологическими исследованиями. Уровень онкологической заболеваемости г. Темиртау превышает показатели РК и области, по следующим нозологическим формам - рак легких, рак кожи, рак молочной железы, рак желудка.

7.Дополнительный канцерогенный риск составляет 1,7 дополнительных случаев на 10000 жителей (приемлемый риск по международным стандартам считается 0,02-0,05 случаев на 10000 населения).

8.Рациональное управление эколого-гигиенической ситуации промышленного города возможно на основе применения комплексного подхода с использованием медико-биологического мониторинга (МБМ) виде специализированной подсистемы в гигиенических исследованиях, что позволяет, аргументировано подойти к оценке приемлемого риска на уровне ранних метаболических изменений.

9.Профилактические мероприятия должны основываться на использовании специфических технологий медицинской профилактики, учитывающих неблагоприятное влияние на здоровье населения факторов окружающей среды, в качестве дополнений к базовым медицинским стандартам - проведение


популяционного МБМ токсической экспозиции в группах риска, с использованием неинвазивных методов.

По результатам исследований и в соответствии с концептуальными положениями современной гигиены, экологических и медико-биологических исследований мы считаем, что локальный МБМ представляет собой систему оценок степени потенциальной биологической опасности химических соединений и величин медико-биологического риска для человека, обусловленной фактическим загрязнением объектов окружающей среды. Динамический учет и анализ значимых метаболических нарушений в состоянии здоровья населения, выявляет связь между уровнем химической и пылевой нагрузок, метаболически детерминированными нарушениями функций организма и микроэлементным дисбалансом в группах риска среди населения, канцерогенного риска в пределах территориальной популяции с учетом определения ведущих канцерогенных факторов среды обитания и предупреждения их вредного воздействия на здоровье человека. В основу модели МБМ были положены следующие принципы:

Принцип этапной «информационно-аналитической оценки», степень и характер химической и пылевой нагрузок на территорию. Реализация этого принципа предполагает использование раннее разработанной методологии выявления и учета реальной химической нагрузки на объекты окружающей среды, количественную идентификацию химических соединений, в том числе канцерогенов, оценку суммарных загрязнений и расчеты канцерогенной нагрузки. Анализ полученных материалов позволяет выявить БЭВ от ведущих источников загрязнения среды обитания. Вклад БЭВ в определение ведущих загрязнителей окружающей среды и в формирование канцерогенного потенциала, характеризует наибольший мутагенный риск для человека, и для зон повышенной химический нагрузки.

Принцип оценки величины «метаболического риска» воздействия загрязнений окружающей среды на человека. Данный принцип базируется на современных положениях экспериментальной токсикологии и теоретических обобщениях в области МБМ популяций человека. Сущность принципа включает эпидемиологический анализ микроэлементного баланса детского населения, как наиболее чувствительного контингента при воздействии химических факторов окружающей среды. Использование неинвазивных методов, таких как, риноцитограмма, КВВ, буккальные эпителии щек позволяет получить данные о барьерных функциях организма. Неинвазивные методы применяют в качестве объективных критериев, так как химические вещества, нарушая защитные функции эпителия легко и быстро проникают через верхние дыхательные пути во внутренние органы и накапливаются в них приводя в дальнейшем к метаболическим нарушениям организма.

Принцип «перманентности» в оценке параметров химической нагрузки на объекты окружающей среды и формирование канцерогенного риска. Сущность принципа сводится к непрерывному наблюдению за химической нагрузкой и «маркерной» патологией в популяции человека. Данный принцип базируется   на   современных   положениях   генетической   токсикологии и


теоретических обобщениях в области химического мутагенеза. В оценке мутагенного риска связанного с хроническим воздействием факторов среды, большое значение имеет эксперимент на органоспецифичность мутагенных эффектов. Установлено, что мутации соматических клеток являются обязательным и необходимым событием на этапе инициации процесса канцерогенеза. В связи с этим, выявление и количественная оценка мутагенности химических веществ может указывать на их потенциальную канцерогенную опасность. Из всех цитогенетических показателей пока только микроядерный тест пригоден для оценки мутагенного эффекта в разных органах. Для определения межсредовых воздействий химических веществ и уровнем онкологической заболеваемости, как маркерного показателя специфичности химических соединений является расчет канцерогенного риска с учетом международной и отечественной методологии. При гигиенической оценке канцерогенного риска существенную помощь оказывает комплексное определение химической нагрузки на объекты окружающей среды, что позволяет выделить путь поступления канцерогенного вещества (ингаляционный, водный, пищевой) и научно обосновать основные направления по минимизации данного воздействия на состояние здоровья населения. Согласно поставленной цели МБМпредлагаются следующие этапы:


1 этап - Идентификация химических веществ по расчету БЭВ


2 этап - Определение суммарной химической нагрузки в объектах окружающей среды (атмосферный воздух, вода, почва), ранжирование

Определение экспозиции тяжелых металлов в организме у детей. Оценка микроэлементного дисбаланса в организме у детей



3 этап - Расчет канцерогенного риска, оценка онкологической

заболеваемости.

Неинвазивными методами дать оценку неспецифической резистентности организма и мутагенной нагрузки у детей



4 этап - Оценка токсичности ведущего загрязнителя. Определение химического состава.

Определение количественных критериев общетоксической и мутагенной нагрузки на население.



5 этап - В экспериментальных

условиях определение общетоксического мутагенного эффекта ведущего фактора

1. суммарная химическая нагрузка

2. оценка мутагенности по МЯТ в буккальных эпителиях щек

3. расчет канцерогенного риска

4.         оценка микроэлементного баланса


Рисунок 10 - Этапы исследований локального медико-биологического

мониторинга

В соответствии и на основе этих принципов определена главная цель локального МБМ, которая состоит в аналитической оценке информации о химических факторах среды обитания, контроле за метаболической, мутагенной и микроэлементной изменчивостью в организме у детей, проживающих на территории с различной химической нагрузкой. МБМ дает оценку формирования канцерогенного риска, микроэлементного дисбаланса, мутагенной нагрузки для предупреждения неблагоприятного влияния химических соединений на здоровье населения и разработку эффективных профилактических мероприятий.

Полноценная реализация МБМ возможна на основе создания единого информационного медицинского и экологического пространства, объединяющего базы данных различных учреждений. Блок-схема локального МБМ включающая сопряженные структурные элементы системы представлена на рисунке 11.


Сбор и анализ данных об эмиссиях. Характеристика опасности веществ, при различных путях поступления, выбор приоритетов



Экспериментальное

обоснование общетоксического и мутагенного эффекта пыли

Расч ет безопасных регион альных уровней, по показателям риска для маркеров экспозиции

Расчет и оценка риска безопасных региональных уровней



Токсикологические исследования, определяющие

мутагенную специфичность по органам в эксперименте

Методы экспозиции, накопление металлов в волосах, крови. Оценка их соотношения: определение микроэлементного дисбаланса


Расчет канцерогенного риска


Разработка профилактических мероприятий на республиканском и региональном уровне.

Рисунок 11 - Концептуальная модель алгоритма обоснования МБМ как критерия приемлемого риска здоровью населения

Практические рекомендации

Одним из важнейших вопросов гигиены окружающей среды является количественная оценка влияния антропогенных факторов на состояние здоровья населения, особенно детского. К настоящему времени в нормативно -методической литературе недостаточно уделено внимание материалам, в которых были бы определены положения об организации динамического


наблюдения (мониторинга) за содержанием химических элементов в объектах окружающей среды и ответной реакции со стороны организма, наиболее чувствительного контингента населения - детей.

Целью организации МБМ является информационное обеспечение путем наблюдения за загрязнением объектов окружающей среды, оценки состояния здоровья населения по критериям химической интоксикации (доза - время -эффект) и проверки эффективности принимаемых мер. Анализ системы «антиоксидантные ферменты - продукты ПОЛ», может выступать в качестве маркера системы в целом и являться дополнительным критерием, как для изучения патологии микроэлементов, так и для адаптации к неблагоприятным факторам окружающей среды. Данный маркер является ценным скрининговым методом в дополнение к анализам крови и волосам, а также может применяться для оценки специфических эффектов воздействия металлов на организм.

Структурная схема мониторинга должна быть представлена в виде взаимосвязанной цепи: источники загрязнения - метеофакторы - объекты окружающей среды - здоровье населения.

Гигиенические исследования при проведении МБМ должны включать:

-мониторинг источника загрязнения;

-инвентаризацию количества организованных источников выбросов в атмосферный воздух;

-активизацию работы по контролю за промышленными предприятиями в части разработки и согласования норм ПДВ и ПДК;

-мониторинг загрязнения объектов окружающей среды;

-определение степени опасности токсичных веществ для населения с расчетом приемлемого риска;

-ведение динамики экологозависимой патологии, связанной с загрязнением среды обитания;

-определение факторов и контингентов риска;

-идентификацию химических веществ и реакции со стороны организма с использованием неинвазивных методов исследования - волосы, слизистые носа и щек, конденсат выдыхаемого воздуха.

Обоснование МБМ как критерия эколого-гигиенического наблюдения. При длительном воздействии малотоксичных веществ, в том числе микроэлементов, выявление их неблагоприятного действия в ряде случаев затруднено. Причиной этого может быть отсутствие четкой дозоэффективной зависимости. Вместе с тем, в процессе развития интоксикации, как правило, наблюдается временная компенсация биохимических сдвигов, что приводит к фазности неблагоприятных ее проявлений. Наиболее уязвимы метаболические металло-зависимые процессы, позволяющие характеризовать динамику развития интоксикации.

Локальный МБМ позволяет выявить интоксикацию организма без доминирующего значения специфической компоненты воздействующего фактора (преимущественно-неспецифический эффект) и может широко использоваться при гигиенической оценке экологической обстановки, в том


числе обуславливаемой многокомпонентным загрязнением окружающей среды малой интенсивности.

Неинвазивные методы должны использоваться как социальные критериальные показатели при массовых обследованиях детей в условиях техногенного загрязнения.

ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ АМ - альвеолярные макрофаги БАЛ - бронхоальвеолярный лаваж БЭВ - биологический эквивалент выбросов ИЗА - индекс загрязнения атмосферы Кр. Пр. - кратность превышения Ккомпл - комплексный показатель КВВ - конденсат выдыхаемого воздуха ЛФ- лимфоциты МЯТ- микроядерный тест МСМ - масса средних молекул МБМ- медико-биологический мониторинг НЛ - нейтрофильные лейкоциты NO - оксид азота

ПСКММ - пыль, содержащая комплекс микроконцентраций металлов

ПАУ - полиароматические углеводороды

ПДК- предельно допустимые концентрации

ПН - пылевая нагрузка

ПОЛ- перекисное окисление липидов

ПХЭ - полихроматофильные эритроциты

СЗЗ - санитарно-защитная зона

СОД - супероксиддисмутаза

СК - светлые клетки

ТК - темные клетки

ХА - хромосомные абберации

ЦП - церулоплазмин

ЭФ - эозинофилы

Список опубликованных работ по теме диссертации

1.Намазбаева З.И., Айткулов А.М., Салимбаева Б.М. и др. Способ определения интенсивности протекания процессов свободнорадикального окисления хемилюминесцентным методом в конденсате выдыхаемого воздуха (лаваже) и эритроцитах // Информ. листок №31-99, Карагандинский ЦНТИ.

2.Омирбаева С.М., Намазбаева З.И., Крашановская Т.Р. и др. Методические указания по контролю загрязнения почвы, растений и снега тяжелыми металлами // Метод. указания №1.05.074.02.- Караганда, 2002, 18с.

3.Омирбаева   С.М.,   Намазбаева   З.И.,   Крашановская   Т.Р.   и др. Методические указания по контролю загрязнения промышленных сточных вод


тяжелыми металлами // Методические указания   №1.05. 076.02. Караганда,

2002, 15с.

4.Намазбаева З.И., Рахишев Е.К., Салимбаева Б.М., и др. Биохимические методы в гигиенических исследованиях //Методические рекомендации. Астана,

2004, 22с.

5.Намазбаева З.И., Мукашева М.А., Адилбекова А.А. Гигиеническая оценка канцерогенного риска в условиях загрязнения окружающей среды //Методические рекомендации. Астана, 2004, 18с.

6.Намазбаева З.И., Рахишев Е.К., Завотпаева Ж.К. и др. Оценка генетического статуса детей экологически неблагополучного района //Методические рекомендации. Астана, 2004, 18с.

7.Намазбаева З.И., Мукашева М.А., Рахишев Е.К. и др. Использование математической обработки информации для оценки риска здоровья населения //Методические рекомендации. Астана, 2004, 22с.

8.Намазбаева З.И., Джангозина Д.М., Кулкыбаев Г.А. и др. Способ определения экологической нагрузки // Патент РК № 19608.\2003\\.11.94.

9.Намазбаева З.И., Омирбаева С.М., Мукашева М.А. и др. Способ диагностики заболеваний обусловленных воздействием техногенных факторов химической природы // Патент РК № 37747.\2002\\15.04

10.Намазбаева З.И., Рахишев Е.К., Мукашева М.А. и др. Разработка анкет дошкольников, родителей, воспитателей при эпидемиологических исследованиях // Методические рекомендации. Астана, 2004, 18с.

11.Намазбаева З.И., Кулкыбаев Г.А., Джангозина Д.М. и др. Информативное значение биокумуляции металлов в волосах у детей дошкольного возраста // Гигиена и санитария, 1999, №1, С.34-36.

12.Мукашева М. А. Оценка общей реактивности организма у детей // Сб. научных статей молодых ученых и специалистов: Медико-экологические проблемы здоровья населения. Караганда, 2000, Раздел 2, С.67-72.

13.Кулкыбаев Г.А., Намазбаева З.И., Мукашева М.А. Медико-биологический мониторинг в условиях экологического неблагополучия // Материалы международной научно-практ. конференции: Экологические проблемы деятельности комплекса «Байконур» и пути их решения. Караганда, 2001, №1(21), С. 213-215.

14.Намазбаева З.И., Рахишев Е.К., Айткулов А.М., и др. Роль пылевого фактора в формировании вторичного иммунодефицита и методы коррекции его ранних проявлений // «Аллергия, иммунология и глобальная сеть: взгляд в новое тысячелетие». Тезисы докладов, Нью-Йорк, США,   14-17 апреля 2001,

№3, С.201.

15.Намазбаева З.И., Базелюк Л.Т., Мукашева М.А. и др. Информативность биохимических и цитохимических маркеров у лабораторных животных при натурных исследдованиях // Гигиена и санитария,  2001, №1,

С.20-22.

16.Намазбаева З.И., Омирбаева С.М., Крашановская Т.Р. и др. Роль эколого-гигиенического мониторинга в управлении качеством окружающей


среды // Материалы межд. научно-практ. конференции: Актуальные проблемы экологии. Караганда, 21-22 ноября 2002, С.261-165.

17.Мукашева М.А. Аналитические методы исследования неорганических соединений в объектах окружающей среды // Материалы межд. научно-практ. конференции: Актуальные проблемы экологии. Караганда, 21-22 ноября 2002,

С.256-257.

18.Намазбаева З.И., Мукашева М.А. Совершенствование санитарно-гигиенической оценки условий проживания населения при современном развитии промышленности // Гигиена труда и медицинская экология, Караганда, 2003, №1, С.12-19.

19.Омирбаева С.М, Крашановская Т.Р., Онаев С.Т. и др. Гигиеническая оценка автотранспорта как источника загрязнения атмосферного воздуха // Сб. ст.:   Актуальные   вопросы   профессиональной   патологии   в Казахстане.

Караганда, 2003, С.329-334.

20. Мукашева М.А. Мониторинг тяжелых металлов в биосубстратах человека // Гигиена труда и медицинская экология, 2004, №1(2), С.37-41.

21. Дюсембаева Н.К., Мукашева М.А., Адилбекова А.А. Мутационный статус населения как критерий экологически обусловленной патологии // Астана Медициналық журналы, 2004, №1, С.48-50.

22. Дюсембаева Н.К., Мукашева М.А. Загрязнение почвы металлами как фактор риска возникновения нарушений репродуктивной функции организма // Гигиена, эпидемиология жэне иммунология, 2004, №1-2, С.63-65.

23. Мукашева М.А., Адилбекова А.А. Токсикологическая характеристика мелкодисперсной пыли малой интенсивности // Матер. межд. научно-практич. конференции: Актуальные проблемы экологии.  Караганда, 2-3декабря 2004,

С.67-70.

24. Мукашева М. А. Гигиеническая оценка канцерогенного риска населения в условиях загрязнения окружающей среды // Астана медициналык

журналы, 2004, №3, С.24-26.

25. Кулкыбаев Г.А., Намазбаева З.И., Дюсембаева Н.К.и др. Генетический статус населения, проживающего в условиях загрязнения почв тяжелыми металлами // Медицина труда и промышленная экология, 2004, №11, С.41-44.

26. Мукашева М.А. Оценка загрязнения городской территории по содержанию тяжелых металлов в почве // Гигиена, эпидемиология жэне иммунология, 2004, №3, С.26-29.

27. Мукашева М.А. Содержание тяжелых металлов в биосубстратах жителей промышленного города // Материалы XXXIX научно-практ. конф. с международным участием «Здоровье работающего населения»: Общественное здоровье. Гигиена труда. Экология. Новокузнецк, 2004, С.121-125.

28. Намазбаева З.И., Рахишев Е.К., Мукашева М.А. и др. Особенности биохимических и цитоморфологических изменений при ингаляционном воздействии полиметаллической городской пыли // Гигиена, эпидемиология жэне иммунология, 2004, №3, С.29-31.


29. Мукашева М.А. Накопление тяжелых металлов в биосубстратах рабочих горнорудных предприятий и населения близлежащих районов // Медицина труда и промышленная экология, 2004, №11, С.38-40.

30. Мукашева М.А. Экологическое обоснование математической модели поведения тяжелых металлов в почве // Здоровье и болезнь,  2004,  №8 (36),

С.56-59.

31. Мукашева М.А. Обеспеченность микроэлементного баланса в организме детей проживающих в экологически неблагополучном районе // Центрально-Азиатский научно-практический журнал по общественному здравоохранению, 2004, №3, С. 93-94.

32. Мукашева М.А. Распределение тяжелых металлов в почве в условиях техногенного загрязнения // Вестник Южно-Казахстанского Университета,

2004, №18-19, С.148-150.

33. Рахишев Е.К., Завотпаева Ж.К., Дюсембаева Н.К. и др. Сравнительная характеристика мутагенности пыли смешанного состава в эксперименте при

различных дозах // Вестник КазНМУ, 2004, №4(26), С. 94 -96.

34. Мукашева М.А., Канцерогенный риск в условиях крупного промышленного города Казахстана // Медицина.- 2005.- №1.- С.41-45

35.Завотпаева Ж.К., Ахметжанова Б.Т., Мукашева М.А. Влияние соединений полиметаллической пыли на частоту хромосомных аббераций в клетках костного мозга // Науч. - прак. конф.: Современные проблемы проф. медицины, среды обитания и здоровья населения промышленных регионов России, Екатеринбург, 2004, С.526-528.

36. Мукашева М.А., Шорин С.С., Омарова С.Б. О концентрации свинца в биологических объектах // Материалы I межд. научно-практ. конференции: «Донозология - 2005», 9-10июня 2005, С.65-67.

37. Дюсенова С.Б., Намазбаева З.И., Мукашева М.А. Особенности микроэлементного баланса в биологических средах у детей // Сб. научных трудов международной конференции: Пути повышения эффективности медицинской помощи детям.   Алматы, 19-20 мая 2005, C.79-81.

38. Кулкыбаев Г.А., Намазбаева З.И., Мукашева М.А. Принцип гигиенической оценки городской среды в системе эколого-гигиенического мониторинга (Обзор литературы) // Здоровье и болезнь, Алматы, 2005, №9

(46), С. 4-8.

39. Мукашева М.А. Современные подходы к изучению воздействия тяжелых металлов как фактора окружающей среды на рост злокачественных новообразований // Здоровье и болезнь, Алматы, 2005, №9 (46), С. 8-11.

40. Намазбаева З.И., Мукашева М.А., Шорин С.С. и др. Техногенное загрязнение почвы города Темиртау тяжелыми металлами // Материалы Y Международной биогеохимической школы: Актуальные проблемы геохимической экологии, 8-11 сентября 2005, С.155-156.

41. Мукашева М. А., Ракишев Е. К., Кнашина Г. М., и др. Экологическая безопасность окружающей среды как фактор защиты здоровья человека // Материалы II Национальной    научно-практической конференции с межд.


участием: Теория и практика оздоровления населения России. Ижевск, 23-26

мая 2005, С.179-180.

42. Мукашева М.А., Койшанова Р.М., Жапелева Б.У. Металлы в биологических средах как индикатор загрязнения окружающей среды // Наука и здравоохранение, 2005, №2, С.15-17.

43. Намазбаева З.И., Рахишев Е.К., Мукашева М.А. и др. Оценка метаболического статуса у детей, проживающих в экологически неблагоприятных условиях // Медицина и экология, Караганды, 2005, №2(35),

С.30-32.

44. Намазбаева З.И., Мукашева М.А., Ералинова А., Омарова С.Б. Современные методы определения ртути в объектах окружающей среды// Материалы II Межд. научно-практ. конференции: Экологические и медицинские проблемы возникновения донозологических и патологических состояний в условиях мегаполисов, 18 - 19 октября 2006, С.263-265.

45. Мукашева М.А., Жумакаева К.Д. Донозологическое состояние организма при дисбалансе микроэлементов // Материалы II Межд. научно-практ. конференции: Экологические и медицинские проблемы возникновения донозологических и патологических состояний в условиях мегаполисов,   18 -

19октября 2006, С.137-139.

46. Мукашева М.А. Состояние здоровья детей в условиях экологического неблагополучия //Матер. Всерос. научно-практ. конференции с международным участием: Профессиональное гигиеническое обучение формирования здорового образа жизни детей, подростков и молодежи.   Москва, 15-17 мая

2006, С.453-454.

47. Мукашева М.А. Адаптивные возможности детского организма к загрязнению окружающей среды // Матер. межд. научно- практической конференции: Актуальные проблемы сохранения и укрепления здоровья молодежи Сибирского региона. Иркутск, 18-23 июня 2006, С.102-103.

48. Намазбаева З.И., Кнашина Г.М., Мукашева М.А. и др. Влияние пылевого фактора на тиреоидный статус детского населения // Матер. межд. научно- практической конференции: Актуальные проблемы сохранения и укрепления здоровья молодежи Сибирского региона,   Иркутск,   18-23 июня

2006, С.225-226.

49. Намазбаева З.И., Щукина Л.А., Мукашева М.А. и др. Влияние полиметаллической пыли на метаболический статус детского организма // Матер. межд. научно- практической конференции: Актуальные проблемы сохранения и укрепления здоровья молодежи Сибирского региона, Иркутск, 18­23 июня 2006, С.106-107.

50. Мукашева М.А., Кулкыбаев Г.А. Распределение тяжелых металлов в органах у экспериментальных животных при ингаляционном поступлении пыли // Медицина труда и промышленная экология, 2006, №4, С.35-37.

51. Мукашева М.А., Дузбаева Н.М. Загрязнение атмосферного воздуха от городского транспорта // Гигиена труда и медицинская экология, 2006, №4 (13), С. 89-90.


2007
Автореферат
float(0.096203088760376)